Повесть о настоящей женской дружбе

Год назад сайт Милосердие.ru провел опрос среди ряда известных православных людей, празднуют ли они Новый год, и если да – то как. В этом году мы хотим разместить несколько новогодних историй от участников разных социальных проектов. Первым о том, как он встретил Новый год рассказывает МИХАИЛ, координатор проекта по социальному сопровождению девочек, освобождающихся из Новооскольской воспитательной колонии

Год назад сайт Милосердие.ru провел опрос среди ряда известных православных людей, празднуют ли они Новый год, и если да – то как. В этом году мы хотим разместить несколько новогодних историй от участников разных социальных проектов. Первым о том, как он встретил Новый год рассказывает МИХАИЛ, координатор проекта по социальному сопровождению девочек, освобождающихся из Новооскольской воспитательной колонии:

Особенностью нашего проекта по сопровождению девочек из колонии для несовершеннолетних является постоянная неизвестность. Нам присылают списки освобождающихся на месяц-два вперед, но время от времени возникают внеплановые – то УДО (условно-досрочное освобождение), то еще что-то. Наоборот, какие-то девочки из списка не доезжают до Москвы – кому купили билет в объезд, за некоторыми паче чаяния приезжает мама или даже настоящий папа – а то и весь табор, если цыганочка. Бывают совсем эксклюзивные случаи: где-то в октябре, например, освободившаяся Лариса повздорила в поезде с проводником – и была высажена в городе Туле в летней одежде, с 50 рублями в кармане и билетом из Москвы куда-то в Ульяновскую область… В 6 утра вокзальная милиция посадила ее на электричку Тула-Серпухов, и на этом ее следы потерялись окончательно, мы ловили ее и на Курском вокзале, и на Казанском, откуда уходил ее поезд, но так и не поймали; где она теперь – Бог весть.
Наконец, до самого момента встречи мы не знаем, во сколько девочка уезжает из Москвы. Поэтому любые планы на день всегда рискуют так и остаться планами, что и вышло у нас 31-го декабря.




Под Новый год из колонии приехали сразу пять девочек: Лена, Вика, Катя, Таня и Света – та самая Света, о которой мы размещали просьбу о помощи, и на которую, между прочим, собрали 10 000 руб., спаси Господи всех благодетелей. В планах у нас были вручение подарков от Комиссии, фоторепортаж об экстремальной встрече НГ, посещение выставки презепе, колеса обозрения, монорельса и прочих зрелищных мест столицы, обильно к тому же увешанных мишурой и иллюминацией.




Но две из пяти девчонок уехали по месту жительства уже через час после приезда – мы только и успели, что перевезти их с вокзала на вокзал, да сунуть подарочки: по паре ботинок, по паре носков, по шоколадке, последнему номеру НС и иконке соответствующей святой. Следующей ехать было Свете – в одиннадцать, Кате и Тане – в четыре. Впятером – три девочки, фотограф Андрей и я – мы поехали завтракать.




Комиссия оплачивает разумные траты, совершенные за время прогулки. С отъездом двоих девочек у нас образовался определенный избыток средств, отчего мы решили завтракать не в Макдональдсе, как обычно, а в кафе «Шоколадница» – за ради праздника.


Завтрак, пеший бросок с Тургеневской до Красной площади и прогулка по ней полностью исчерпали лимит времени, остававшийся у Светы, и мы второй раз за день отправились на Три вокзала, провожать ее на поезд.






Тут нужно сделать маленькое отступление и рассказать о Свете чуть подробнее. Света ко мне подошла, когда мы ездили летом в Оскол, в колонию. Там вообще такая система: вот идешь ты, допустим, руки мыть перед едой, и вдруг тебя ловят за руку – «Простите, можно с вами поговорить?» И начинается рассказ – за что села, как дома, что надо прислать, какие проблемы волнуют. А пока ты это слушаешь, к тебе уже очередь выстраивается, и все хотят «поговорить». Так и Света подошла со своей историей, я писал уже: квартира пустая, без мебели и стекол, мама лишена родительских прав, бабушка пишет редко, нет денег и вещей.
Ко всему прочему в деле Светы обнаружилась какая-то ошибка, и ей продлили на четыре месяца срок – с 1-го сентября до конца декабря. Свету мне было страшно жаль – еще бы: тут дни считаешь до освобождения, и вдруг на тебе – поэтому когда Комиссия предложила нам не только гулять с девчонками, но и добиваться, чтобы по месту их жительства их встречали и продолжали опекать местные приходы, начать я решил именно с нее; я написал ей, нашел контакты ее прихода и связался с местным батюшкой, разместил объявление на Милосердии.ru.
Батюшка сходил по ее адресу и нашел там заселившуюся Светину маму, непрописанную ни в этой квартире, ни (говорят) вообще где-нибудь, которая, впрочем, пообещала Свету встретить и пустить, но вопрос с ремонтом отпал. Мы созвонились и с бабушкой, та также предположила, что Света сможет заселиться к себе домой. Сама же Света писала печальные письма, что маме на нее наплевать (действительно, в местной соцзащите батюшке сказали, что в свое время она сама отдала дочь в интернат), и бабушка ее не любит, а как быть она не знает. В такой ситуации мы сочли за благо не тратить пожертвованных на Свету денег, а подождать, что нам расскажет батюшка, когда Света приедет домой.




И вот, когда мы прибыли на вокзал, чтобы проводить Свету (а надо еще заметить, что, как это вообще очень часто бывает, билет у Светы был не до родного города, а до облцентра, откуда до дому ей еще ехать 250 км, а приезжала она в пол-одиннадцатого ночи) она выкинула финт, ставший смысловым центром всего дня, вместо несостоявшихся новогодних гуляний по праздничной Москве.
«А Таня – сообщает Света – поедет со мной!»
Я говорю – как с тобой, Тане наоборот в Астрахань надо, у нее билет туда и всякие социальные службы ее там ждут и с правозащитниками местными насчет нее говорено, а у тебя никто ее не ждет? Таня – в слезы: никто ее не ждет, родителей нет, братьев-сестер усыновила тетя, а ее, Таню, усыновлять не хочет, в интернат Таня жить не пойдет, правозащитникам не верит – они ей на освобождение вещей не дали (это неправда, ей привезли в ноябре куртку, но Таня отказалась: не тот фасон), сама Таня удержаться на плаву не сможет, опять воровать пойдет. Я говорю Свете: так тебя ж мама не любит и бабушка не ждет – нет, говорит Света, я писала бабушке, она согласна Таню принять, у меня брат троюродный в милиции работает, мы Тане паспорт и прописку сделаем, у меня кто-то еще в больнице работает, если Таня заболеет – ее вылечат, у нас там работы полно, никто работать не хочет, мы работать пойдем, «ты не понимаешь, у нас такой город – там все получится». Я говорю: «Ну вы разъедьтесь по домам, ты, Таня, сделай документы, ты, Света, оцени обстановку, и тогда воссоединитесь» – «Нет – говорят – ты знаешь, сколько стоит билет?» Отговорить мне девчонок не удалось, я понадеялся, что без билета и документов Таню никуда не повезут, но нет – за 250 рублей проводник охотно взял двоих по одному билету. Получив от меня по тысяче на непредвиденные расходы и оставив нас в некоторой растерянности, Света с Таней укатили в такой город, где все получается.


Я уже заметил, если девочек не одна-две, а много, то остающаяся последней теряет всякий вкус к Москве и прогулкам, грустнеет и перестает общаться. Вот и теперь Катя сказалась усталой и запросилась в центр «Содействие» – переждать до поезда. Так закончилась вся эта предновогодняя эпопея, оставившая у меня достаточно тяжелый осадок.
Во-первых, конечно, мне не удалось жалкой этой «Шоколадницей» и в суете впихиваемыми подарками сделать девочкам праздник.
Во-вторых, беспокоит судьба Тани со Светой. По человечески я их очень хорошо понимаю, и мне кажется, это совершенно естественно, чтобы подруги помогали друг-другу. Если бы речь шла о более самостоятельных людях, я посчитал бы это идеальным стартом ресоциализации. Но девчонки только-только переступили порог совершеннолетия, обе больше двух лет сидели в колонии в полном отрыве ото всего, а до этого – Света вон жила в интернате, что тоже не способствует самостоятельности; как Таня – не знаю. Может действительно Светин город – такое волшебное место, где «все получается», но что-то не верится, иначе как же она очутилась в ВК? А если нет – Таню ждет непростой период акклиматизации в городе, где ей никто ничего не должен – в отличие от родной ее Астраханской области, и где непутевая ее подруга – единственный человек, который ей рад. А заболеет Света, или поссорятся они, или Света окончательно разругается с родными – что будет с Таней? Одна надежда на батюшку: он обещал присмотреть за девчонками, если что. Ну и на пожертвованные нам на Свету деньги – возможно, именно на них придется что-то делать для этих авантюристок.
Должен сказать, что за время переписки, прогулки и после на девчонок накопился у меня, так сказать, негатив. Уже по письмам Света не производила впечатления искреннего человека. Про истинное состояние квартиры она и вправду могла не знать, но вся эта перемена в отношениях с мамой и бабушкой все-таки выдает в Свете манипулятора. Говорят, еще в Осколе, оказавшись на свободе, она откололась от остальных девчонок, отправившихся с (бывшей уже) воспитательницей закупаться на дорогу, и воссоединилась с ними уже на вокзале несколько подшофе, ночь же они с Таней провели в вагоне-ресторане за пивом. Очень не понравилась Свете идея переночевать в монастыре – хотела гостиницу. Я звонил потом в епархию, просил, если возможно, встретить и пристроить девочек на ночь, но что из этого вышло – не знаю. Зато знаю, что в волшебный Светин город они приехали-таки – мы звонили 1-ого числа бабушке. К батюшке они не пошли (якобы потому, что у батюшки выходные, что не так – я же и ему звонил, когда посадил девиц на поезд. Впрочем, может это бабушка что-то напутала. А самих Свету с Таней мы по телефону не застали).
Что ж, мы будем следить по возможности за судьбой этих и всех других наших девочек. А всех посетителей сайта просим помолиться за Елену, Викторию, Екатерину, Татьяну и Светлану – чтоб им больше не оказаться ни в Новом Осколе, ни, тем более, на взрослой.
С Новым годом!

Фото А. Радкевича.
По очевидным причинам мы позволили себе обработать фотографии так, чтобы скрыть лица девушек

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться