Последствия перегрузок – алкоголизм, депрессии, ранние инфаркты

Опрос недели: Что такое охрана труда и здоровья в современной России? Комментирует психотерапевт-нарколог Алексей ШЕВЦОВ, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Национального научного центра наркологии

Сегодня люди отдают работе много времени и сил, часто не жалея себя. При этом многие ради заработка вынуждены заниматься нелюбимым делом. Все это приводит к профессиональному выгоранию, к злоупотреблению алкоголем, к депрессиям, а иногда — и к ранним инфарктам. Такой вывод делае Алексей ШЕВЦОВ, кандидат медицинских наук, психотерапевт-нарколог, старший научный сотрудник Национального научного центра наркологии:

— Если неправильно относиться к рабочему процессу, очень легко достигнуть такого синдрома, как профессиональное выгорание. Оно сопровождается нарастанием цинизма, угасанием творческого интереса к профессии. Естественно, человек теряет удовлетворение от труда, и спектр его эмоций очень сильно меняется. Часто именно эта неудовлетворенность становится причиной злоупотребления алкоголем.

В Москве процентов 80 людей не удовлетворены своей работой, то есть им приходится заниматься совсем не тем, чем им хотелось бы. Приведу в пример одного из своих самых старинных пациентов. Окончил МГУ с красным дипломом, кандидат технических наук, а с девяностых годов работает на кладбище. Не рядовым могильщиком – в его подчинении несколько бригад, он прекрасно зарабатывает. Но, как легко догадаться, ему быстро наскучило считать гробы, чугунные оградки и тонны мусора. Он не спился окончательно, но на момент нашей первой встречи, думаю, первая-вторая стадия алкогольной зависимости у него была.

Мы с ним приложили много усилий, чтобы он вырвался из этого профессионального выгорания. Он до сих пор работает в этой сфере, но получил второе высшее образование, выучил китайский язык, планирует заняться бизнесом с Китаем, и, наверно, это тоже будет какой-то похоронно-ритуальный бизнес. У него четверо детей, он построил дом. Кроме того, занялся общественно-политической деятельностью, вступил в одну из партий, участвует во многих благотворительных проектах. То есть, ему удалось компенсировать неудовлетворенность от приносящей хороший доход, но малоинтересной работы чем-то интересным и близким.

На днях в один день ко мне друг за другом пришли на беседу два частных предпринимателя. Один – таксист, имеющий профессиональную лицензию на извоз. На него уже и нападали, и ноги ему ломали, он уже всерьез задумывается о том, чтобы заняться каким-нибудь другим, менее опасным, бизнесом. По его словам, он после смены не находил других механизмов, чтобы как-то снять стресс, кроме как крепко выпить.

Вторая беседа у меня была с юристом высокой квалификации, который уже устал от профессии и от клиентов, часто, скажем осторожно, весьма сомнительных.

Наиболее подвержены профессиональному выгоранию те, кому по работе приходится много общаться с людьми: юристы, врачи, учителя. Мы все знаем, что людям этих профессий нередко присущ цинизм – одна из самых немудреных форм психологической защиты. Человек не знает, как себя защищать по-другому, и начинает никого к себе не подпускать. На этом профессионал заканчивается.

Я не знаю, какие организации могут заботиться о частных юристах и таксистах. Что перегружаться нельзя нигде, известно всем, и это наверняка написано в любых правилах по охране труда, но самостоятельно люди это регулируют с большим трудом.

Об охране труда наемных работников работодатели тоже не заботятся. Мне вспоминается пара – оба топ-менеджеры в крупной американской компании. Американцы ввели там очень жесткие правила, в результате через 5 лет работы у мужа в 33 года был инфаркт, а жене, когда она ко мне обратилась, я поставил диагноз «клиническая депрессия», причем длилась она на тот момент уже три года. То есть на работе из них выжали все соки.

На мой взгляд, практика охраны труда несовершенна, и я не замечаю, чтобы кто-то заботился о ее улучшении. Крупные фирмы, наоборот, настраивают свои правила на то, чтоб человек отдавал работе как можно больше сил, а не на охрану его здоровья: по умолчанию устанавливают ненормированный рабочий день, заставляют работать в выходные, не дают полностью (а иногда и частично) использовать отпуск. По работе я вижу только тех, у кого из-за этих перегрузок появились медицинские или психологические проблемы. Люди, у которых со здоровьем все в порядке, ко мне не идут. Но примерно две трети обращений связаны с профессиональными моментами, и это неудивительно. Люди вкладывают в работу очень много времени и сил, и часто, наверное, даже больше, чем нужно.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.