Посещение эльфа

Приход в семью эльфа – вещь почти ненастоящая, виртуальная. А готов ли ты отказаться от своего рационального размеренного мира ради какого-то смутного состояния, однообразного ритма

«С такими маленькими непонятно, что делать. Вот когда они подрастут, мы сможем разговаривать, куда-то ходить, что-то вместе делать…» Вам знакомы эти слова? Мне — да. Я сама так раньше говорила. Все эти перинатальные периоды, неонатология – для специалистов узкого профиля, из области медицины, а никак не из понятной всем жизни.

Приход в семью эльфа – вещь почти ненастоящая, виртуальная. А готов ли ты отказаться от своей распланированной размеренной жизни ради какого-то смутного состояния, однообразного, как кажется, ритма. Вот ты бодренько шагаешь по жизни, и тут появляется этот маленький взломщик твоего такого насыщенного, интеллектуального, благополучного состояния. Отныне надо на время забыть обо всем, что так сильно волновало еще совсем недавно: «Новый фильм А? Странно, и кому только это может понравиться? Последняя книга Б? А что в ней такого ужасного?»

Перед приходом эльфа в доме всегда проводится генеральная уборка. Чистится то, что всегда стоит чуть запыленным, моются цветы и окна. Выкидывается все лишнее, ненужное, к чему привык и не замечаешь. Там, на журнальном столике, разбросаны журналы, здесь, у дверей, стоит корзина с нитками.

И вот он появляется. Всегда неожиданно. Внезапно, даже если ждешь. Эльфы такие страшненькие, что когда появляются, многие пугаются. Кривые, покрытые пухом ножки, красное личико с лиловым оттенком , неприятный голосок, глаз из-под насупленных бровей почти не видно. Тебе предстоит познакомиться с ним, а это – штука сложная. Почти невозможно узнать об эльфах, расположиться к ним, заполучив лишь одного. Второй, третий – только с них может начаться общение. Только имея опыт общения — пускай и не самый удачный — с ними, можно сказать: «А ведь мы как будто встречались…»

С ними связаны самые глупые моменты жизни, глупые с точки зрения людей, не знающих эльфов по-настоящему. Речь не идет о тех, кто не любит детей (таких людей почти нет), речь о тех, кто подходит к кроватке, где лежит эльф с благосклонной улыбкой, кто протягивает эльфу палец со снисхождением. В ответ — отсутствующий и одновременно сосредоточенный взгляд. «Еще не улыбается?» — говорят они с некоторым сожалением, не догадываясь, что улыбка – первый шаг к превращению эльфа в обычного симпатичного ребенка.

Человек, знающий кто перед ними, подходит к детской кроватке со смущением и неловкостью. Он протягивает руку и касается эльфа, тот не реагирует, но ты чувствуешь, что тебя поприветствовали. Молчаливое приветствие было приветствием в знак равенства, равенства с тобой, и со звездами, и со всем миром вокруг.

Проживая малюсенький отрезок своей жизни рядом с эльфом, ты осознаешь, что все в тебе сейчас обнажается. Потом, когда-нибудь позже, будут многозначительные взгляды, сложные фразы, неоднозначные решения, слова, передающие оттенки, но сейчас его ничего не значащий взгляд — это и есть настоящая жизнь. Ты отвечаешь ему ничего не значащими словами и в эту секунду живешь так, как и должен жить всегда.

Научиться общению с эльфом очень важно. Это позволит увидеть хрупкую грань между нашим миром и всеми остальными, позволит ухватить неосязаемое. Общение с ним – очищение всех чувств от наносной шелухи. Мы ведь забыли, например, что такое терпеливо. У нас бывает преувеличенно терпеливо, или терпеливо, когда с трудом скрываешь раздражение. Но к просто терпеливо нам помогает вернуться лишь эльф. И так с каждым чувством, с каждым нашим проявлением.

Я тру ему яблоко. Да, эльфы едят, они же реальны, реальнее, чем мы, хотя и не принадлежат еще почти нашему реальному миру. Даю ему сегодня пять капель. А вокруг восхищенно замирают 15-летние подростки. Капля сока. Концентрат всего, что есть в яблоке – аромата, сладости и кислинки одновременно. «А можно я за ним доем? Ничего вкуснее не ел в жизни!» — конфузливое приобщение к настоящему вкусу, настоящему запаху, настоящей жизни.

В эльфе, даже когда он плачет или кричит, нет самого страшного для нас – нет страсти. Есть серьезное размышление, есть уравновешенность. Он может испытывать боль, страх, радость, умиротворение, и в любом его проявлении будет полнота и изобилие жизни. Настоящей жизни, которой мы лишены, которой мы не понимаем, а когда видим ее проявления, то почти не ценим их. Только эльф живет этой минутой, все остальные – мечтами о том, что скоро Дед Мороз принесет подарки, а летом мы поедем на море, а еще мы купим когда-нибудь что-нибудь. С ним можно ощутить тепло настоящего, наиболее существенного, что есть в мире, забыв тревожные мысли о будущем, угрызения совести о прошлом. С ним важно самое главное – тишина, тепло; рядом с ним нет обмана, лицемерия, двоедушия. Присутствие эльфа — это проверка тебя: кто ты есть на самом деле.

С его мудростью ничто не сравнимо, потому что в нем соединяется легко то, что мудрейшие из мудрейших пытаются соединить в себе всю жизнь, – власть без желания власти с простотой без любования ею. По-настоящему мудрые не торопятся, торопиться им нет нужды. Все будет тогда, когда должно быть. От тебя почти ничего не зависит, потому что ты лишь путник, странник здесь.

Рядом со мной приятное округлое пыхтение. Случайно ловлю себя на том, что усталость от всей предыдущей жизни с такими важными вопросами, как приготовленный обед, убранная квартира, состоявшиеся выходные, исчезает.

Отказ от обладания вселенной, куда можно проникнуть лишь с помощью эльфов, – высшая трусость; наградой храбрецу будет весь мир, пускай всего на миг. Ты знаешь, что двери в этот мир очень быстро закроются, но, проникая в него, приобщаешься к самому главному, что есть на свете. К сожалению, никто не станет тебя удерживать здесь. Тебе останется лишь печально-нежное воспоминание о прекрасном, которого лишился.

Первая улыбка, первый зуб, первый шаг – перед вами ребенок, первое осмысленное слово – эльфа уже нет. Важным остается лишь то, что эта встреча была. Тебе сказали пароль для того, чтобы ты смог проникнуть за границы этого мира. Ты забудешь пароль очень быстро, забудешь, не успев им воспользоваться, но всегда будешь помнить, что когда-то его знал.

Анастасия ОТРОЩЕНКО

Об авторе:
А.ОтрощенкоАнастасия Отрощенко — многодетная мама,
учитель русского языка и литературы в Димитриевской школе.
Работала редактором программы на радиостанции «Радонеж», редактором рубрики ряда современных журналов различной тематики, литературным редактором в издательстве.
Читать предыдущий выпуск колонки Анастасии Отрощенко

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.