Колхозник. 35 лет. Деревня под Пермью. Приехал на заработки в 20 лет. Украли документы. 16 лет живет на улице. «Я живу сам по себе. Только доверяю ребятам»

Гоняют нас здесь, на улицу выгоняют. И охрана и милиция. Бывает, когда выгоняют хорошо, а бывает, противно выгоняют.

Пытались посадить, но я не взял на себя. Удалось, сквозь боль.

Бывают, бьют, ребра калечат. Хоть не русские, хоть и они. То электрошоком пытают, чтобы такие, как мы, здесь не тусовались. Вот такая система.

Я в деревне вырос и с 13 лет работал: скотину пас, в колхозе работал. В 1993 году я уже всю семью держал на своих руках: мать, отца, сестру, брата. А тут мне подвернулось, что можно съездить подзаработать.

Все началось в 1999-ом со 2 июня. У меня украли документы из-за двух бутыльков одеколона, два алкаша. И курточку замшевую, которые были в моде. Вот и все!

Нельзя бросать себя на ветер. Если не удержал себя в руках, все – человека больше нет.

Ребят тоже бросать не хочу. За 16 лет, извини, пожалуйста. Тут из старых осталось 7 человек, а было человек 30.

Я живу сам по себе. Только доверяю ребятам. А ребята мне доверяют. Вот это у нас жизнь такая.

Воруют. В год не по раз. И телефоны, и все. И самому приходится стоять за себя. Мы старики, кто здесь есть, живем одной семьей. Вот ради этого мы и выживаем.

К Путину я нормально отношусь. Он же издал закон, чтобы бомжей из теплых мест не выгонять: в метро, с электрички, из переходов. Исполняется не всегда.

Я им говорю: ребят, дуру не гоните. Новенькие появляются, 19 лет, 17 лет. Они из дому убегают. Я уже привык к этой жизни, а самая молодежь, и не выживает – напьются и замерзают. Им помогать приходится из-за этого. Им помогаешь. Больше я ничего не могу сделать.

В бродяжничестве многому можно научиться. У меня прадед Николай был, он долго бродяжничал. Мне вот как сказали, еще я был молодым: «Ты пойдешь в прадеда». Вот я и ушел в прадеда.

У меня была и жена, была и «эта». Но я на улицу все равно выхожу всегда.

Мы одну сигаретку можем на троих, четверых раскурить. Вот так вот. Это наше правило. Человек есть человек. Нужно понимание друг друга. Надо друг друга выручать, друг другу помогать.

Предыдущие выпуски:

Портреты бездомных. Константин: «Я 20 лет бичую, меня не надо рекламировать»

Портреты бездомных. Александр Валерьевич: «Стал семье не нужен»

Портреты бездомных. Иван Заболотный: «С 1988 года в скитаниях»