Русский офицер. 43 года. Москва. На улице четыре месяца. «У меня всегда две проблемы, но это наверно мой личный недостаток: первое – где взять бритву, а второе – где взять носки. Вот это проблема!»

Александр Валерьевич, офицер

Если я хрипатый, то это еще не значит, что у меня плохие друзья. Но я же не могу в их семье жить? Вот один просто купил мне очки.

Чисто психологический фактор. 17 лет был офицером военной разведки. Если после операции меня ранили, я в госпиталь попал, я жене не говорю. Я звоню: дорогая, я задерживаюсь.

Раненный офицер никому не нужен. Два года я был на коляске. После этого вернулся домой и стал семье не нужен. Я давал деньги жене, и она купила квартиру на себя. Так что у меня ничего нет.

По сравнению с военными действиями, все это ерунда конечно. Меня очень хорошо тренировали, готовили, у меня три высших образования, я не дебил какой-нибудь.

Не выпьешь, не уснешь на лестнице. На картонке в подъезде сейчас несколько прохладно спать.

Единственное, у меня всегда две проблемы, но это наверно мой личный недостаток: первое – где взять бритву, а второе – где взять носки. Вот это проблема!

Вчера я просто зашел в подъезд покурить. Увидел стульчик. Сел на стульчик покурить. Выходит женщина. Посмотрела на меня. Слова не сказала, ушла, потом вынесла десять бутербродов, чашку кофе и 100 рублей. Просто так. Я ни слова не говорил.

Я лучше поеду на картонку в двадцатичетырехэтажку, чем тут буду ждать в Люблино до одиннадцати часов (Центр социальной адаптации «Люблино». – Прим. ред.). До одиннадцати мои ноги не выдержат, а простужаться мне нельзя.

Жена поставила два условия: ромашки и X5 BMW. Второе условие немножко сложнее.

Телефон есть, симкарты нет. Вы не понимаете. Когда живешь на улице, 150 рублей на симку – это большие деньги.

В Сан-Сальвадоре нас высадили из подлодки, 117 человек, на пляже, ночью. И с пляжа вернулось только четверо. Нас всех положили. Кто-то в генштабе нас сдал.

У меня рюкзак украли, там приемник был. Теперь я понял – рюкзак носить нерентабельно.

Самое главное – это общение с нормальными людьми. Я, знаете, уже устал общаться с быдлом.

Вот тут я про ромашки для жены договорился. Жена очень добрый человек.

Меня здесь просто называют – Полковник, и все. Один таксист тут есть интересный. Его зовут Красный партизан. Он родом из села Красный партизан. Когда помощь нужна – он всегда поможет.

Приходить вот в таком виде даже перед собственными детьми мне стыдно. Я лучше буду, извиняюсь, побираться.

Предыдущие выпуски:

Портреты бездомных. Константин: «Я 20 лет бичую, меня не надо рекламировать»