Волчара. 40 лет. Из Подмосковья. Поселок Катуар. Мусорка – это реальная жизнь! Мы их называем пробоями, вы их называете мусорками

Мы с братишкой живем в лесу. Станция Трудовая. Я реально говорю. Зимой живем. Палатка там стоит. И собака.

Буран ко мне сам пришел, маленьким. Я сидел, костер развел, чай пил. Он вылезает. Я говорю: ну заходи, гостем будешь. Хочешь, оставайся, хочешь не оставайся. Потом меня забрали в отделение милиции. Он меня 3 дня ждал. Я приезжаю. Господи, Боже мой! Говорю ему: ну ты конкретный мужик!

У меня была прекрасная семья: жена, матушка. Я когда поругался с матерью и потом поругался с женой, оставил ключи, все оставил, ушел в лес. 7 лет уже в лесу живу. С дочкой общаюсь по телефону. Так что вот так.

У меня школа и армейка. Профессия плотницкая. Братишка у меня появился уже после Чечни. А так всю жизнь одиночкой живу, как волчара.

Если по серьезному, могу так сказать. Я деньги нахожу в пять секунд. Я могу и на детдом перечислить.

На Крещение я в снегу купаюсь.

Приходим мы в храм и клонимся, и молимся Богу, а вот так спросить у реальности… Давайте сейчас у миллионов людей спросим, хотят ли они быть человеком?

Мусорка – это реальная жизнь! Мы их называем пробоями, вы их называете мусорками. Вы выкидываете пакеты, мы их разрываем. В мусорке можно найти все. Бывает, деньги находим, бывает все.

Я могу книг тебе с пробоев найти очень много.

Мороз – не помеха поспать. Не думайте о холоде. Выкиньте из мозгов этот холод. И для вас будет всегда тепло.

У меня есть много причин филосовствовать.

Тех, кому все это непривычно, я называю домашними. Которые домашние люди попадают на улицу, они долго не выживают. Это очень тяжелое испытание для человека.

На нас многие внимания не обращают. А мы же все-таки люди же.

Вон там на 30-м этаже человек живет. Он мне помогает деньгами, продуктами. Он прошел жизнь хорошую, может школа у него хорошая была.

Отец у меня на Ваганьковском кладбище. Он был моряк подводник. Генерал Долгов Александр Адександрович. Адмирал Долгов Александр Васильевич – это мой дед.

Я уже побеспокоился обо всем заранее. Я купил квартиры и дочке, и внуку, и все. Были средства, было все. И даже пенсию оставил дочке.

Кем я буду после смерти, я не знаю. Я не Бог, я не судья. Не имею права судить. Время подойдет и Бог Сам рассудит. Я не думаю от этом.

Я с утра просыпаюсь, говорю: доброе утро, лес.

Корни должны быть заранее пущены, смолоду. Вырастить детей, дом поставить. А мне это не надо. Из палатки я всегда вылезу. Я готов умереть в лесу один. Я смерти не боюсь.

Предыдущие выпуски:

Портреты бездомных. Константин: «Я 20 лет бичую, меня не надо рекламировать»

Портреты бездомных. Александр Валерьевич: «Стал семье не нужен»

Портреты бездомных. Иван Заболотный: «С 1988 года в скитаниях»

Портреты бездомных. Володя: «Я ушел в прадеда»

Портреты бездомных. Гафур: «Я только с дочкой и мамой разговариваю. Они лишь бы думали, что я живой»