Поражение у меня одно – центральной нервной системы

Илье 28 лет, у него ДЦП, он – писатель. Но мы расскажем не об инвалиде, который умеет писать, а о писателе, у которого есть инвалидность. Почувствуйте разницу

TeoGvgt5Ddg
Илья Попенов на Урале

В двенадцать лет Илья Попенов написал сказочную повесть «Чудеса и тайны». В ней добро побеждает зло, но это зло не наказывают, просто в финале торжествует свет. Но, может, зло только и способно жить в тени? Повесть получила первое место на конкурсе детского и юношеского творчества «Серебряное перышко», премию «Дебют» и вошла в шорт-лист премии «Заветная мечта».

Илья пишет, набирая текст с помощью специального приспособления, которое надевается на голову, потому что руки у него слушаются плохо — последствие тяжелого ДЦП.

Переживать не было времени

— Родителям настоятельно предлагали сдать меня в интернат, но они, слава Богу, не сдали. Сколько помню себя маленьким, меня постоянно лечили, — то в санаториях, то в больницах, показывали разным врачам и у нас, в Екатеринбурге, и даже в Москве. Чего только ни делали. Почти каждый год летом ездили в Евпаторию. Родители старались сделать все, чтобы я не чувствовал себя каким-то ущербным.

Я всегда знал, что я не такой как все, но не заострял на этом внимание. Учился на дому, но в домашнем обучении есть свои плюсы — сидя один на один с учителем, ты не можешь не выучить уроки, не подготовиться. Кстати, у меня были замечательные учителя. Вне школы я тоже всегда был чем-то занят. Так что переживать просто не было времени.

В моей жизни было несколько побед. Во-первых, окончание школы с серебряной медалью. Во-вторых, окончание вуза — Московского государственного университета печати имени И. Федорова (факультет издательского дела и журналистики). Не знаю как сейчас, а тогда это был единственный российский вуз с полностью дистанционным обучением: от вступительных экзаменов до защиты диплома. МГУП был мне по душе. Занятость во время учебы была такая, что время оставалось только на сон.

Сейчас работаю по специальности

Сейчас работаю по специальности – литературным редактором и корректором журнала. В какой-то степени — я пленник интернета. А как им не быть? Почти все общение, учеба, работа — через интернет. Новые технологии помогают жить.

Поражения… Поражение у меня одно — центральной нервной системы. Если серьезно, не скажу, что у меня были катастрофические поражения. Другое дело, что не все из задуманного получается. Возможности не совпадают с желаниями. Через тернии к звездам — это про меня.

Я с раннего детства был фантазером. Очень любил читать, да и сейчас люблю. Я вырос на книгах Владислава Крапивина. Привлекала романтика парусов, полетов, верных друзей, которые всегда придут на помощь в трудную минуту. Сейчас я все чаще слышу, что современные дети о Крапивине и не знают. Жаль. Потому что читать его книги — удовольствие! Никакой Гарри Поттер не сравнится.

Жил-был в Москве Петр Петрович, отец пятерых детей

Начитавшись интересных книг, я решил написать свою. Мне тогда было двенадцать. Попросил бабушку разлиновать большой альбом, и на расчерченных листах карандашом старательно вывел первые буквы. Тогда чуть-чуть еще мог писать рукой. Сейчас уже не могу.

Помню, начал я так: «Жил-был в Москве Петр Петрович Поленов, и не было у него ничего, кроме жены и пяти детей». А назывался «эпос» монументально: «Жизнь и приключения Петра Петровича». Почему Петра Петровича и откуда пять детей, не знаю. Захотелось! Возможно, повлияла книга Ивана Василенко «Жизнь и приключения Заморыша». Она была толстая, старая, зачитанная. А может, просто мое воображение расшалилось, не знаю.

Исписал три альбома. Потом оставил, началась долгая реабилитация, было не до книги. Но идея жила, и где-то через полгода я к ней вернулся. Печатал ее уже на компьютере, носом. Это для других удивительная технология, а для меня обыкновенная — ну не мог по-другому. А когда повесть стала приближаться к финалу, Петр Петрович неожиданно превратился в мальчика Петю, а «Жизнь и приключения Петра Петровича» — в «Чудеса и тайны».

Писать о ровеснике оказалось легче, чем о многодетном отце. Писал я три года. Мама была рада, что сын чем-то занят и не зацикливается на своем состоянии. Но с окончанием повести стала опасаться: а что же будет дальше? Она не считала мое увлечение серьезным. А у меня уже был план действий. Я увидел телевизионную рекламу литературной премии «Дебют» и решил отправить повесть туда.

Во всем виновата бабушка

Помню, мама была категорически против — мол, где ты, а где «Дебют»? Действительно, далековато. Но удалось подговорить бабушку, и она втайне от мамы отправила рукопись на конкурс. Бабушка была единственным человеком, который отнесся к моему увлечению серьезно. Но мы с ней так торопились, что забыли указать телефон и обратный адрес. Только абонентский ящик. Отправили — и стали спокойно жить дальше. В глубине души я был уверен, что выиграю. Но естественно, об этом не говорил. Показал рукопись своей учительнице, она посоветовала отправить ее на областной конкурс детского и юношеского литературного творчества «Серебряное перышко», что и было сделано.

В итоге я стал лауреатом обоих конкурсов… Сначала, в феврале 2003 года, – премии «Серебряное перышко». А через полгода пришел долгожданный ответ с «Дебюта». Сообщали, что я стал лауреатом в специальной номинации «За мужество в литературе». И что не могут меня найти, пишут третье письмо. Я был вне себя от счастья. Нам позвонили из Москвы, сообщили, что мне полагается гонорар. А потом случилось еще одно чудо — к нам приехали московский режиссер-документалист Олеся Фокина и поэт Виталий Пуханов. Виталий Владимирович наградил меня дипломом в екатеринбургском Доме писателя, а Олеся Юрьевна сняла про нас с мамой документальный фильм, который называется так же, как моя книга, — «Чудеса и тайны». Мы несколько раз ездили в Москву — на съемки и на премьеру фильма. Я посмотрел столицу, побывал в музеях, в театрах, в Кремле на экскурсии. Такие вот чудеса и тайны, в кавычках и без них. Это была сказка.

Я безумен вдвойне?

Но молодому автору всегда трудно пробиваться. Даже с таким неплохим стартом. Я где-то слышал выражение, что быть писателем в России — безумие, а молодым писателем — безумие вдвойне. Соглашусь. Ведь даже получив «Дебют», я не смог издать повесть. И вновь пришла на помощь бабушка, которая нашла издателя в Екатеринбурге, они вместе искали спонсоров, и только при спонсорской поддержке была, наконец, издана моя повесть. Это было ровно десять лет назад, весной 2005 года. Конечно, я был счастлив, что наконец-то «Чудеса и тайны» увидели свет. Книгу выпустили под издательским названием «День света: Чудеса и тайны». Скоро должно выйти ее переиздание: на бумаге и в электронном виде.
Темы для книг я специально не придумываю, — столько же всего вокруг! Пишу о детстве, дружбе, приключениях, путешествиях. Я хочу, чтобы вокруг было больше света. А если его не хватает, то нужно создавать. В детской литературе это сделать проще.

Еще я пишу стихи. В 2014 году их опубликовали сразу в четырех поэтических сборниках у нас, на Урале.

Сейчас пробую себя в малой прозе — это рассказы, очерки и эссе. Как все успеть? Сотрудничаю с литературным агентством в качестве литредактора. Основное направление деятельности агентства — защита авторских прав, но оно и литературу издает, в основном пьесы. Работа мне по душе, редактирование и корректура — как раз то, чему учили в институте.

Свободный полет

А недавно я стал главным редактором журнала. Уже семь лет мы вместе с моими друзьями ходим в клуб «Парашютисты» для молодых людей с ограниченными возможностями. На мой взгляд, этот клуб — явление уникальное. Ребятам сложно собраться вместе, а тут есть возможность пообщаться не в интернете, а в реальности. Живое общение дорогого стоит. Мы устраиваем разные тематические вечера, приглашаем интересных людей нашего города — писателей, поэтов, бардов. Да много чего интересного делаем.

Наши ребята очень талантливы. Кто-то пишет стихи и прозу, кто-то отлично рисует, кто занимается компьютерами, девчонки вышивают. А осенью прошлого года решили создать свой журнал «Свободный полет» — площадку, где полнее раскрываются таланты ребят. Мы не профессиональное СМИ, все держится на энтузиазме. «Свободный полет» — это наш взгляд на мир. Отрытый и светлый. Что важно, по материалам журнала не скажешь, что его делали люди с ограниченными возможностями.
Обычно мне пишется легко. Бывают вынужденные паузы, когда понимаешь, что недостаточно владеешь темой. Тогда начинаешь разбираться, изучать. Ведь автору нужно знать множество вещей в разных областях. Это я только потом понял, на второй своей книге.

Такие моменты

Конечно, инвалидность накладывает определенные ограничения. Но я стараюсь не отчаиваться и жить дальше. А занятость помогает переключиться. Не уверен, но думаю, что я веду полноценную жизнь. Есть выражение: «Делай что должно, и будь что будет». Вот и я просто делаю свое дело и люблю жизнь. Она неидеальна, но я ее люблю. Все равно другой нет. А раз так, зачем нервы портить?

Естественно, бывают такие моменты, когда хочется все бросить, и гори оно все! Тогда или ухожу с головой в работу, или слушаю хорошую музыку. Слава Богу, такие моменты бывают не так часто.

А вообще я хочу, чтобы меня знали не как инвалида, который волею случая стал что-то там писать, а как молодого писателя и редактора, у которого есть некоторые проблемы. Для меня разница существенная.
Я бы, наверное, сказал, что, несмотря ни на что, жизнь прекрасна. Ну не бывает, чтобы не было совсем ничего хорошего.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.