Многие вещи, которыми мы пользуемся в быту, можно приобрести не в обычном ритейле, а у тех, кому трудно, и поддержать их, а не массмаркет. Поговорили с постоянными покупателями товаров «со смыслом»

Канцелярские принадлежности или гимн практичности

«Я не буду специально за этими вещами охотиться – что бы еще мне такое купить, чтобы помочь?» – говорит Юлия Данилова, главред сайта «Милосердие», и поясняет, что товар должен сам найти покупателя и что хорошо бы это были очень простые предметы, без которых не обойтись.

Для нее таким предметом стал лишенный всякой символики обыкновенный рабочий блокнот от проекта «Изумрудный город», который помогает социально адаптироваться людям с ментальными особенностями.

— Я случайно увидела в Фейсбуке, что они, кроме остальной своей деятельности, устроили мастерские, где делают не просто сувениры, а практичные блокноты. А поскольку у нас редакция и журналистам все время нужны блокноты, то я решила, что мы можем просто покупать их там. Это такие удобные «четвертушечки», со всех сторон они мне нравятся, и пружинка хорошая, и клеточка…

Просто, ну купишь ты сувенирку, футболку с символикой фонда, подаришь каждому другу по чашке, а что дальше?

Юлия рассказывает, что стоят эти блокноты не дороже обычных, правда, их покупка усложняет логистику, потому что за другими канцелярскими товарами необходимо отправиться в другое место. «Нам нужно этот ручеек разделить на два потока, но нам это по силам, мы маленькая организация и способны сделать что-то в теплом ламповом подходе. Конечно, мы и денег не очень много приносим, но если другие коллеги присоединятся, будет круто».

Керамика или речь в защиту еще одной чашки

«Мы покупаем керамику «Особых мастерских», потому что у нас училась там дочка, – рассказывает биолог Бэла Кофенгауз. – Соня закончила еще в 2016 году, но мы привыкли все покупать у них и на каждой ярмарке тратим довольно большую сумму денег. Большую часть раздариваем, но что-то оставляем, у меня целая коллекция особых чашек, которую я специально собирала, они просто очень необычные, бывает, жалко дарить. Но дело в том, что подаренные, это не просто сувенир. У них такие прекрасные этикеточки со слоганом – «Хорошо, что я такой, а не какой-нибудь другой» [стихотворение Германа Лукомникова]! И получая наши подарки, люди узнают, что их делают люди с особенностями: многие из наших друзей таким образом заинтересовались и теперь тоже регулярно ходят на их предновогоднюю ярмарку, а если бы не эти подарки, они бы ничего не узнали».

В «Особых мастерских» с учащимися работают художники и на продажу выставляются не просто поделки, а настоящие произведения аутсайдерского искусства. Бэла также рассказывает, что покупая такую чашку или вазу, вы не только финансово помогаете работе «Особых мастерских» – для автора изделия, собственно, материальный аспект не всегда важен. «Вы понимаете, там ведь люди с довольно тяжелыми проблемами, и часто они не понимают, что такое деньги. Но при этом они очень хотят, чтобы их вещи купили, они получают очень много положительных эмоций от этого».

Есть много мест, где, кроме простой сувенирной чашки, можно приобрести разную посуду для ежедневного пользования. Например, в творческом объединении «Круг» или магазине центра поддержки людей с аутизмом «Антон тут рядом».

Сумки-шопперы в борьбе с консюмеризмом

«Все холщовые сумки, с которыми я хожу в магазин, всегда с социальной составляющей, – рассказывает Любовь Ермолаева, основательница социального маркетплейса Buy Social. Она буквально окружила себя продукцией социальных предпринимателей. Например, любимая сумка с Маяковским от Петербургского бренда «Легко-легко», который переводит деньги в фонд помощи онкологическим больным “Адвита”.

— Сумки всегда нужны и их много где можно купить. У меня еще есть шоппер из магазина фонда «Дети Марии», который занимается сиротами. А самой первой покупкой была авоська. Это был примерно 2008 год, я все время ходила на работу мимо крохотного закуточка в переулке рядом с Тверской, где тогда был магазинчик с надписью «Авоська дарит надежду». Оказалось, что их плетут незрячие, а авоськи очень прикольно выглядели, были всех цветов радуги. Самой мне таких авосек много не нужно, но я покупала не раз в подарок друзьям из-за границы, как необычный российский продукт.

Любовь поясняет, что словосочетание «благотворительные покупки» считает некорректным.

— Слова «благотворительный» я тут избегаю: одно дело, когда прибыль от покупки направляется в благотворительный фонд, другое – когда товар произведен людьми из уязвимых групп. Они такие же сотрудники и им может не понравится слово «благотворительный», как будто мы покупаем из жалости, а не потому, что они делают классный продукт и дают нам возможность потратить свои деньги с удовольствием. Я предпочитаю «товары социальных предпринимателей».

Вязаная одежда и корпоративные подарки

Для больших компаний социальные покупки, конечно, вклад не только в чей-то труд, но и в собственный позитивный имидж. Одной из первых обратила на это внимание Наталия Малашенко, директор по корпоративным отношениям российского представительства финской лесопромышленной компании UPM. Она называет социальные покупки «покупками со смыслом» и уже около пяти лет компания дарит своим клиентам такие подарки.

«Однажды мы задумались о том, что нам делать с корпоративными подарками и как им придать больше смысла. Мы ни с кого не брали пример: у финских коллег ничего такого нет, так как нет культуры дарения подарков. Мы видели только, что есть те, кто дарят открытки с надписью: «деньги на подарки пошли на благотворительность». Но я считаю, что это неправильно — у компаний должны быть разные бюджеты на благотворительность и на подарки. Нашим первым заказом стали вязаные носки мастерской «Бабушкин чулан». Как финская компания мы попросили сделать их в скандинавском стиле и получилось очень хорошо».

Проект «Бабушкин чулан» дает возможность заработать пожилым людям в Свердловской области, но поддерживать малоимущих рукодельниц несложно – их очень много. Например, актриса и бывшая заключенная Марина Клещева создала группу «Найти себя», проект, посвященный реабилитации бывших заключенных, а также поддержке их семей. Если воздерживаться от приобретения теплых шалей, носков, свитеров в обычных магазинах, то такие покупки станут насущной потребностью, а не просто тратой денег на еще одну авторскую вещь.

Компании, желающие заказать такие корпоративные подарки соединяет с соцпредпринимателями как раз упомянутый маркет-плейс BuySocial. Он может связать вас, например, с проектом «Шапки мира», который дает возможность заработать женщинам во Владимирской области

И даже еда!

Среди продукции социальных предпринимателей немало еды. Проблема лишь в том, у большинства нет возможности найти место на полках обычных продуктовых. «Во-первых, им не всегда удается изготовить товар в необходимом количестве, – поясняет Любовь Ермолаева, – а во-вторых, при комиссии, которую хотят сетевые магазины, сложно остаться в плюсе, получится очень дорогой продукт, он и так дороже, чем обычная еда в массмаркете. Сама я регулярно покупаю, например, шоколад на меду Гагаринских мануфактур. После него обычный шоколад кажется не таким вкусным – там мед вместо сахара, который дает особый оттенок, и это стопроцентно натуральный продукт. Когда мы делаем большие корпоративные закупки для клиентов, я заодно заказываю себе десятки плиток. Этот шоколад есть также во «Вкусвилле» и «Перекрестке», но, конечно, лучше заказывать напрямую, там и выбор намного больше».

Предприятие дает работу жителям маленькой деревни на Урале, среди которых, в основном, пожилые люди. А запивать шоколад можно чаем всех сортов из магазина ChariTea, в котором работают люди из социально незащищенных групп.

Дизайн и другие услуги

Помимо вещей, социальным товаром могут быть разного рода услуги. Заказать их можно, например, в проекте Everland, который помогает найти работу людям с инвалидностью.

«Это сложная тема, – говорит директор по развитию Everland Елена Мартынова, – Безусловно, важно покупать предметы, сделанные руками людей с инвалидностью – предметы интерьера, текстиль. Но это обычно разовая история и там виден результат – вот она, конкретная вещь. А вот работать длительно в сложных задачах – тут уже не так просто и к этому не все готовы».

Елена говорит, что у людей возникают страхи «там же инвалиды, а как я буду критиковать, а если они не уложатся в срок, а как можно им доверить сложную задачу». Тем не менее проект успел привлечь к сотрудничеству как небольшие, так и крупные компании.

«Я не имел никогда дело с темой благотворительности, – рассказывает Андрей Патраков, соучредитель туристической компании «Crazy Travel». Однажды он заказал Everland разработку сайта, а потом стал ее постоянным клиентом. – Я узнал о проекте случайно, потому что мой соучредитель сам колясочник. Считаю, что не так важно, кто выполняет работу, человек с инвалидностью или без, – главное, чтобы работа была сделана хорошо. Если бы я заказывал сотрудникам-колясочникам, например, таскать мешки, то у меня могли бы быть опасения, а тут компьютерная работа, я не видел причин для опасений.

Результатами я доволен – многие клиенты даже сообщали, что пошли с нами в путешествие, потому что понравился наш сайт».

Помимо дизайна и контента сайтов в Everland можно заказывать веб-разработку и юридическое сопровождение бизнеса, а также услуги по повышению доступности сервисов для клиентов с инвалидностью. Проект не только привлекает профессионалов с инвалидностью к исполнению этих задач, но и занимается обучением начинающих специалистов.

Иллюстрации: Оксана Романова