Почему мы так боимся делать добро?

Каждый день я по нескольку раз езжу от своего дома до города по единственной дороге. И всегда останавливаюсь на автобусных остановках и предлагаю бесплатно подвезти людей до вокзала. Первое время от меня шарахались. То есть натурально шарахались, отскакивая на пару метров от машины, когда я спрашивала, надо ли кого-то подвезти

Наша постоянная читательница на своем опыте убедилась — люди боятся делать бытовое добро, потому что считают, что их бескорыстие будет неправильно воспринято. А реципиенты этого самого добра не готовы его получать по той же причине — они не верят в бескорыстие.

Я живу в деревне. До ближайшего города со всей инфраструктурой — 13 км. Дорога одна, по ней раз в час ходит автобус и раз в полчаса — маршрутка. Автобус для пенсионеров бесплатный, вот и стоят они на остановках в любую погоду, ожидая заветный транспорт. А он иногда опаздывает, а иногда и не приходит.

Мы с семьей переехали в деревню недавно — около года назад. Сначала из Москвы в Чехов, а потом из Чехова в Перхурово. Не сказать, что мы увлеченные дауншифтеры, но, на мой взгляд, растить детей в Москве становится все сложнее как морально, так и физически. Атмосфера напряженная, все куда-то спешат, родители все время опаздывают пожелать детям спокойной ночи, потому что стоят в нескончаемых пробках. Нормальный московский ребенок выглядит как тяжело больной анемией — бледный, с синяками под глазами и вечно опущенными плечами. Еще бы — час в пробке под дороге в «хорошую школу», час обратно, потом занятия или секции, а погулять можно только в загаженном дворике, окруженным бетонными коробками, и то только под присмотром родителей или нянь. Имея 5 детей так жить нельзя, решили мы, и купили дом в Чехове. А через пару лет, ожидая пополнения в семье, переехали в район, купив там дом большей площади.

Каждый день я по нескольку раз езжу от своего дома до города по той самой единственной дороге. И всегда останавливаюсь на автобусных остановках и предлагаю бесплатно подвезти людей до вокзала. Честно сказать, для меня это нечто само собой разумеющееся — я еду в том же направлении, в машине у меня 4 свободных места, почему бы не подвезти? Мне несложно, а людям не толкаться в автобусе и не стоять в мороз на остановке.

Первое время от меня шарахались. То есть натурально шарахались, отскакивая на пару метров от машины, когда я спрашивала, надо ли кого-то подвезти. Это было одновременно непонятно и неприятно. Потом я догадалась — надо громко и четко говорить слово БЕСПЛАТНО. Тогда люди начали опасливо подходить и спрашивать, точно ли бесплатно и точно ли до вокзала. Такое недоверие навело меня на размышления о том, насколько же битые жизнью наши пенсионеры. Вроде бы я не мужчина кавказской национальности в самом расцвете сил, а они не юные прелестницы, да и миллионы в своих тележках вряд ли перевозят — чего опасаться?

В разговорах с попутчиками выяснилось — они не привыкли верить в бескорыстие. То есть, если бы я брала с них хотя бы по цене билета на маршрутку, все бы укладывалось в их картину мира. А ежели бесплатно, то зачем? Где выгода? Мои попытки объяснить, что мне-то их подвезти ничего не стоит, денег мне и так хватает и их 15 рублей не спасут отца русской демократии, сначала наталкивались на стену непонимания. А через несколько месяцев по городу поползли слухи, что кто-то на линии Перхурово-Чехов открыл социальную линию такси и бесплатно возит стариков и семьи с маленькими детьми.

Это-то и натолкнуло меня на мысль поговорить с соседями. Интерес сначала был чисто социологический — почему не подвозят людей по дороге? Все же едут в одном направлении, а большинство по несколько раз на дню. Ответы разнились, но общим в них было то, что люди боялись оказаться непонятными. В большинстве своем соседей не смущало то, что им могут испачкать машину, или что будут приставать с разговорами по дороге, или что что-нибудь украдут из салона. Их волновала только реакция на само предложение.

«Да ну, подумают, что я маньяк какой-нибудь» (Ага, чеховские бабушки отличаются невероятной привлекательностью).

«А если меня пошлют?» (Меня посылали, было дело. Неприятно, ну и что же? Люди разные, а у пожилых людей часто бывают неадекватные реакции просто в силу болезней).

«Я вот остановлюсь, а они подумают, что я бомбила какой» (Да, бомбилы именно на Лексусах последней модели обычно и ездят, свои 20 рублей за поездку срубают…).

Только одна соседка сказала, что боится, что ей испачкают светлую обшивку салона. Ну что ж тут сделаешь, если обшивка салона стала важнее замерзающей на остановке бабушки, тут можно только посочувствовать владелице обшивки.

Общий же вывод оказался совершенно ошеломляющим: люди боятся делать бытовое добро, поскольку считают, что их бескорыстие будет неправильно воспринято. А реципиенты этого самого добра не готовы его получать по той же причине — они не верят в бескорыстие «донора». Конечно, у некоторых есть и негативный опыт, после которого часто формируется установка «не делай добра, не получишь и зла». Тут нужно просто, выражаясь языком финансистов, «зафиксировать прошлые убытки» и продолжать помогать людям. Ведь один негативный опыт легко перекрывается 99 позитивными. Но основная проблема все же в доверии. На уровне одного поселка ее можно решить просто поделившись своим опытом. А на уровне всей страны?

Решив не замахиваться на вселенский масштаб, я просто стараюсь делать бытовое добро. Помочь с сумками или колясками, перевести бабушку через дорогу, подвезти маму с детьми — все это не требует от меня никаких усилий, а людям зачастую серьезно облегчает жизнь. Это не благотворительность, для которой необходимы большие временные и финансовые затраты, это просто образ жизни. Чем больше людей перестанут бояться предложить помощь, тем легче всем нам будет жить.

Я не пытаюсь выставить себя в лучшем свете, мол, какая я вся из себя правильная и добрая (не всегда, кстати, правильная, и не всегда добрая ;-)), мне просто непонятно, как можно не предложить соседям подвезти их до дома после службы в храме или не поделиться детской одеждой с малообеспеченными многодетными знакомыми. Самое странное, что иногда так поступают и искренне верующие люди. Многие из них готовы участвовать в крупных благотворительных проектах, жертвовать деньги, покупать лекарства для тяжелобольных детей, но при этом они не видят простых, маленьких и совсем незатратных возможностей сделать добро ближнему. А ведь, может быть, если ты в мороз подвезешь маму с ребенком домой, ему потом не придется покупать всем миром дорогостоящее лекарство?

P.S. Еще один урок бытового добра дал мне мой знакомый, занимающий очень высокий пост в одном из региональных правительств. Мы ехали на деловую встречу, причем сильно опаздывали. Увидев на дороге труп сбитой собаки, он остановился, достал из багажника лопату, отнес на ней собаку на обочину, быстро вырыл яму и закопал тело безвестного Шарика. Все это заняло не больше 5 минут. На мой вопрос — всегда ли он так делает (даже когда опаздывает), Александр ответил: «Ну мы же не нелюди, чтобы по трупам ездить». На встречу, кстати, мы не опоздали — в самый час пик на нашей улице оказался «зеленый коридор». Тоже, кстати, заставляет задуматься…

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.