Норвежский медик был шокирован сетевым юмором российских коллег. Почему медицинские шутки такие злые? Наш корреспондент спросил у российских медиков

Скорая-670x446

Поводом для разговора стало личное сообщение от моей сетевой приятельницы: «Почитала в Facebook врачебную группу. В ней 50 000 человек, сотни лайков и перепостов. А публикации такие: “Есть пациенты, к которым хочется подойти, взглянуть в глаза, обнять за плечи и ласково спросить: “Как же ты живешь, без мозгов то?” Скажи, это действительно смешно? Российские врачи смеются над этим? Я отстала от жизни? А как же медицинская этика?»

А как же этика?

Анна родилась в России, сейчас она живет в Осло. В Норвегии Анна получила образование медсестры (там это – базовое медицинское образование, оно считается высшим), затем специализировалась на паллиативной помощи, окончила магистратуру по геронтологии и работает в доме престарелых. Анна была удивлена тем, как шутят российские медики.

– Сначала у меня была надежда на то, что цитаты, претендующие на роль афоризмов и поговорок, написаны людьми, далекими медицины, но пообщавшись в комментариях, поняла, что ошибаюсь.

«Чем отличается работа психиатра от работы других врачей? Его пациенты не скрывают, что они идиоты».

«“Да свершится месть!” – подумала я и взяла для разведения антибиотика физраствор вместо новокаина».

«Девушка-медик, она – как шампанское, может и в нос ударить».

«Если пациент начинает рыдать и жаловаться на свою жизнь, начните рыдать и жаловаться в ответ, он сразу успокоится».

Если в Норвегии медик опубликует такой «шедевр» в соцсетях под своим именем, или оставит под такой записью «понимающий» комментарий, он может лишиться работы. К вопросам профессиональной этики здесь подходят серьезно.

Все профессии в системе здравоохранения в Норвегии имеют свои этические правила. Даже те, кто работает в больницах и домах престарелых без специальности, подписывают рабочий контракт, в котором оговариваются правила. При приеме на работу, работодатель обязан проинформировать кандидата и убедиться, что человек понял, чего от него ожидают, в том числе и в отношении общения с пациентами.

Поступив на работу, медик представляет уже не только себя, но и свое учреждение, поэтому все, что человек говорит в соцсетях с упоминанием имени и должности, тоже должно соответствовать этическим нормам.

Так же, как нельзя пройти на улице мимо человека, которому вдруг стало плохо (ведь ты работник здравоохранения и обязан помогать людям, даже если формально ты не на работе), так же ты не имеешь прав уничижительно писать о пациентах. Так что не покривлю душой, если скажу, что подобных высказываний не может быть, ни в Норвегии, ни в любой другой скандинавской стране.

И самое интересное – людьми движет не страх потерять работу. Предполагаю, что для большинства имеет огромное значение то, что мы приобрели в процессе обучения, а уважение к людям и к человеческой жизни, как и глубокое сострадание, нам прививали с самых основ. Искренне хотелось бы, что бы и в России настало время задуматься об этом.

Наверное, это «просто юмор», но мне его не понять. В Скандинавии нас учили быть адвокатами пациентов и в любых обстоятельствах относиться к людям с уважением.

Зачем они так шутят

А как относятся к злому сетевому юмору сами медики? Вот результат нашего опроса.

c_efea13cc8870b994dfe8551802441002

Павел, терапевт в федеральном стационаре

– Медицинский юмор может иметь место, но только в своей среде, в силу его узкой специфичности и изрядной доли циничности. Конечно, поводов для медицинских баек много. Но ведь никто не упрекал за достаточно циничные байки, которые были в сборниках рассказов Михаила Веллера, например, про студента, вываривающего череп для анатомического препарата в кастрюле на кухне коммунальной квартиры.

Мне кажется, что выносить медицинский юмор напоказ – не следует. Кроме того, я убежден, что его создатели и потребители в основном молодые специалисты и студенты, слишком много в нем избыточной бравады. Это все равно, что демонстративно читать атлас по анатомии в метро.

Андрей, доктор медицинских наук, технолог производства лекарственных препаратов, до этого работал врачом, медбратом, санитаром

– Я считаю, что писать на такие странички – профнепригодность. Понятно, что тяжело, ну, так всем тяжело! Знал же, куда шел. Если в юридических терминах: медицинские услуги носят очень специфический характер – получатель этих услуг не в состоянии оценить их качество, ибо зависим и неграмотен в принципе.

Тут должны быть прописаны очень четкие стандарты оказания помощи, а за отступление от стандартов надо нещадно карать. А еще врачам надо обязательно хотя бы в институте поработать санитаром или медбратом, или массажистом. Чтоб был физический контакт с человеком, и чтоб ты понимал, чего ты (именно ты!) с человеком делаешь. Работа врача подразумевает человеческое общение с людьми.

Ольга, психиатр в крупной московской больнице

– Я не читаю такие группы, и у меня нет особого восторга по поводу фраз с двойным смыслом. Обычно чувство юмора у меня просыпается вне больницы. Шутить на медицинские темы не люблю. Вспоминать больницу в нерабочее время – тоже. В моей работе нет ничего смешного.

То, что происходит, на мой взгляд, страшно. В сети я читаю только полезные в практике статьи. Вот на «Милосердии» был текст с советами врачам приемного отделения, они мне очень помогли. Особенно смешная на врачебный взгляд фраза «вашей жизни ничего не угрожает».

5 причин для мрачных шуток

Алексей Кащеев, нейрохирург

– С появлением интернета и соцсетей возможность высказаться появилась у каждого. Право на публичное высказывание приобрело неограниченное число людей. То, что циничные шутки появляются в сети, – это свойство сети. Профессиональный юмор есть дальнобойщиков, авиадиспетчеров и у врачей он тоже есть.

Врачебный юмор достаточно жесткий и популярность медицинских анекдотов основана на черном, злом юморе. Жесткость юмора обусловлена, во-первых, грубостью материи, с которой имеет дело любой врач, а во-вторых, такой юмор выполняет охранительную функцию – при помощи таких шуток снижается стресс от работы. Юмор пропорционален ситуации, самые тяжелые шутки у хирургов и реаниматологов, а терапевты и поликлинические врачи чаще шутят на тему отношений с пациентами.

Проблема отношений с пациентами действительно существует. Многие люди ведут себя по отношению к своему здоровью совершенно безответственно и странно. Немало тех, кто считает врачей, особенно поликлинического звена, обслугой, мелкими чиновниками для выписки больничных. На эти темы очень много шуток. Что-то попадает и в сеть. Запреты и этические кодексы тут бессильны.

Во-многом причина «черных» шуток, в том числе и взрослых врачей – озлобленность. И в России эта озлобленность гораздо выше, чем в других странах. Врач обычного стационара тяжело работает за небольшие деньги. Кажется, что против российского врача ополчились все: и начальство, которое держит его в черном теле, и пациенты. Злые шутки врачей являются своеобразной компенсацией, реакцией на внешние условия.

Значительная часть сетевого медицинского юмора – это юмор не врачей, а студентов. Студенты впервые получают доступ к сокровенному, с другой стороны – не очень понимают, как им распорядится. Поэтому шутки студентов-медиков самые оголтелые и злые, это помогает им пройти период адаптации.

Норвежский специалист говорит о том, что в странах Евросоюза такого нет. Но я достаточно часто бываю в зарубежных командировках и могу сказать, что профессиональный юмор там такой же, как здесь. Известно, что во время операции бригады часто позволяют себе довольно жестокие шутки. За рубежом грубые шутки, случайно услышанные пациентом, уходящим в наркоз, не раз становились предметом судебных разбирательств.

Могу предположить, что в сфере паллиативной помощи с шутками все обстоит иначе. Люди, которые идут в эту сферу, немного по-другому устроены, посвятить себе паллиативной помощи может не каждый человек, в психологическом плане там отбор гораздо более жесткий, чем, скажем у хирургов.

Что с этим делать? Ничего. Но я думаю, что каждый врач должен задуматься и осознать, что такие шутки лишь для внутреннего употребления. Но поводы для нормальной человеческой шутки в общении врача и пациента всегда есть, шутка может подбодрить пациента. Это касается и общения с онкобольными, шутка тут уместнее, чем тяжеловесные слова сочувствия.

Медицинскую этику в России обязательно нужно развивать. Иначе должна преподаваться этика в медицинских вузах. Лекции по этике читают студентам второго курса. Лично я на втором курсе еще не представлял, что такое общение с больными. На занятиях по этике обсуждаются теоретические вопросы очень далекие от реальности студента, проблемы абортов, эвтаназии.

Конечно этику нужно изучать ближе к выпуску, на шестом курсе. Нужно донести до каждого будущего врача, что его неосторожное слово может привести человека к травме, а также принести неприятные последствия для карьеры.

В том, что врач сфотографировался на операции, нет ничего крамольного. Но нелепая выходка, когда медики делают веселые селфи возле лежащего на операционном столе пациента и выкладывают это в сеть, может поставить крест на карьере.

А сама сеть может быть важной и в ряде случаев полезной средой для врача – можно транслировать свою позицию, уменьшать неграмотность людей.

Почему врачи болеют в белом халате

Василий Штабницкий, врач-пульмонолог, эксперт фонда помощи больным БАС «Живи сейчас»

– Профессиональный юмор – интересная сфера, например, отношения дизайнеров с клиентами дают богатейший материал для анекдотов и скетчей. Но у врача с пациентом не такие отношения, как у дизайнера с заказчиком.

У наших врачей к пациентам – патерналистский подход, немножечко как к неразумным детям, свысока. Лично я в своей работе стараюсь с этим бороться. Я работаю в сфере благотворительности, и с пациентами мы выстраиваем отношения сотрудничества, иначе ничего не получится, пациент «закроется» и общение не состоится.

Доминировать, относиться свысока, не отвечать на вопросы пациентов – проще. Но хотели бы врачи такого отношения к себе? Вряд ли. Патерналистские отношения у нас можно наблюдать не только в больнице, в любом учреждении – от паспортного стола до парикмахерской. Переход от патерналистского подхода к равным отношениям произошел в западной медицине лет 20 назад, а у нас этот процесс только начинается.

«Прокачать» медицинскую этику и эмпатию каждый врач может самостоятельно, например, участвуя в симуляционных тренингах, где врачи по очереди выступают в роли пациентов.

Лично я всегда пытаюсь встать на место другого человека. Это помогает в отношениях, не только в отношениях врач-пациент, но и начальник-подчиненный, преподаватель-студент. Это очень интересно – увидеть ситуацию с противоположной стороны.

Преподаватель сам был студентом, а врач в любой момент может стать пациентом. Знаете, что делает врач, когда попадает в больницу в качестве пациента? Надевает белый халат и болеет в халате. Я не раз это видел. Почему он это делает? Он хочет других отношений с врачами.

Индийские врачи добродушны

Анна Вербина, руководитель компании «МедИндия»

– Из-за того, что я получила медицинское образование и работала врачом в России, но уже 15 лет связана с медициной Индии, я понимаю медицинские сообщества и в той, и в другой стране. Эти сообщества различны, как различны наши страны и менталитет их населения. Индийцы вообще не склонны к черному юмору или сарказму, они очень любят смеяться, но, поскольку индийцы по натуре довольно добродушны, то и шутят тоже по-доброму.

Что же касается общения непосредственно с пациентами, то наша компания работает с лучшими госпиталями Индии, и я никогда не встречалась с хамством или неэтичным поведением врачей. Даже когда пациент не слышит, они говорят о нем уважительно.

Когда я впервые увидела, сколько сил и терпения прикладывает персонал, чтобы уговорить ребенка сдать анализ крови, когда тот не хочет, как пытаются отвлечь и рассмешить, я была совершенно покорена. И так во всем.

Важно еще и то, что в индийском обществе врач – профессия уважаемая. Врачи чувствуют ответственность, свой особый статус, не только в стенах медицинского учреждения, но и за его пределами. Они гордятся своей работой, им приходят письма, открытки и фотографии от благодарных пациентов. Поэтому им в голову не придет смеяться над пациентом, ведь это то же самое, что смеяться над своей работой, над самим собой.

У нас в стране, к сожалению, ситуация другая. Но это не уникальная специфика врачей. Боюсь, что это болезнь всего российского общества. Однако в любой среде есть и хорошее, и плохое. Есть прекрасные врачи с безупречной этикой, небезразличные к судьбе пациента, а есть такие «профессионалы», которые делают селфи в реанимации и считают это веселым и нормальным. Последние как раз и подрывают доверие пациентов к врачам.

Начитанный пациент – проблема для врача

Анна Сонькина, педиатр, врач паллиативной помощи, преподаватель биомедицинской этики (РГМУ, 2012-2014 гг), тренер навыков общения (Центр непрерывного профессионального образования ПМГМУ им. И.М. Сеченова)

– Появился ли запрос на этику у российских медиков? Мне сложно говорить от имени всего медицинского сообщества. Те, кто уже пришел на тренинг по навыкам клинического общения, заинтересованы в том, чтобы «прокачать» этику, во всяком случае – чувствительны к этическим вопросам.

Этические вопросы не являются темой нашего обучения, но избежать их не удается. Готовых советов мы не даем, но обсуждаем ситуации и стараемся понять, чего же ждут от врачей пациенты.

Среди причин прихода на тренинг врачи чаще всего называют трудности в общении с пациентами. Дефицит времени, большой поток пациентов. Врачи хотят быть более эффективными, чувствовать себя увереннее и лучше справляться со своими задачами.

В последние годы появилась еще одна проблема – начитанность и активность пациентов. Пациенты, особенно в частных клиниках, стали проявлять большой интерес к процессу лечения и пытаются его контролировать. Все это приводит врачей в некоторую растерянность.

Опытные врачи удивлены: «Раньше такого не было». А молодые, которые говорят: «Так не должно быть», учились у старшего поколения и переняли от него модель отношений с пациентом.

Отношения с пациентами в частных клиниках складываются непросто. Не все врачи готовы к тому, что с пациентом нужно быть внимательным и милым. Врачи склонны все сложности в частной медицине списывать на избыточную требовательность пациента, заплатившего за помощь. И хотя я не считаю это основным источником проблем, пациенты в частных клиниках действительно бывают всякие.

Люди, требующие к себе какого-то особого отношения, с позицией: «Я заплатил, и вы мне должны» встречаются иногда, и не только среди пациентов. Но гораздо больше случаев, когда проблема проистекает из того, что врач совершает ошибку в общении.

Мы подробно разбираем такие случаи на тренингах, чтобы понять действительно ли это слишком требовательный, капризный пациент, или у него есть основания для недовольства. Если врачебная этика – не чужой и внешний предмет, навязанный извне, а вопросы продиктованы конкретными ситуациями, то обучение очень плодотворно.

Когда врачи понимают, что с помощью правильного общения пациента можно превратить в союзника, у них загораются глаза, и они уходят с занятий вдохновленные и мотивированные. Иногда мне кажется, что врачам не хватает человечного размышления об их деятельности, если так можно выразиться.

Я знаю, что запрос на такие знания у врачей есть, особенно у онкологов, которым от острых вопросов никуда не деться. Тренинги по навыкам коммуникации для врачей начинают появляться в России. Где-то их проводят психологи, иногда это – разновидность бизнес-тренингов по общению с клиентами, там конечно могут быть свои ошибки и перекосы, но главное – начало положено.

В Екатеринбурге, в Казани, в Новосибирске на кафедрах медицинских вузов проводят обучение навыкам общения. Думаю, специалистам, которые работают в этой теме, пора объединяться.