Отпечаток улицы. Что нужно знать о мозге бездомного человека, чтобы вернуть его в общество

Есть две позиции в отношении бездомных людей: защита и нападение. «Защита» всячески старается облегчить бездомному человеку жизнь — накормить, вылечить, обогреть и вернуть в общество. «Нападающие» же придерживаются мнения, что помощь развращает бездомных людей, делая их еще беспомощнее.

Но ни та, ни другая сторона не знает, что делать с бездомным человеком, который прижился на улице и не собирается ничего менять.

Поговорим об этом с точки зрения работы мозга с нейропсихологом и психотерапевтом Еленой Мироновой, которая имеет 25-летний опытом работы с детьми и взрослыми, а также работает с людьми с алкогольной зависимостью.

Плыть по течению

Описывая психологический портрет бездомного человека, нейропсихолог выделяет инфантильность как главную особенность личности такого человека.

– Инфантильность, отсутствие ответственности за собственную жизнь – часто основная черта личности бездомных, – объясняет Елена Миронова. – Эволюционно основная задача мозга – выжить и пойти по пути наименьшего сопротивления. Поэтому люди, оказавшиеся в сложной жизненной ситуации на улице, как это ни парадоксально, идут не по пути сопротивления трудностям и борьбы за улучшение своего положения, а остаются во власти обстоятельств. А для того, чтобы оправдать бездействие, сложившуюся ситуацию и часто зависимое положение от алкоголя, наркотиков, принимают позицию жертвы, виня во всех бедах исключительно окружающую несправедливость.

По данным российских учёных, 90% бездомных людей предпочитает систематически употреблять алкоголь (Верховодко А.П., Малышева Т.Г. «Организация работы с гражданами без определенного места жительства и занятий в специализированных учреждениях системы социальной защиты» (Из опыта практической работы). Пермь, 2001; Л.С. Алексеева, Бездомные как объект социальной дискредитации, 2003) . Иногда именно алкоголь становится для человека отправной точкой на улицу.

Но по мнению Елены Мироновой, не нужно путать причину и следствие. Важнее обратить внимание на особенности личности – низкую самооценку, неспособность строить прогнозы, несформированную ответственность за свою жизнь.

Диагностика изменений

Время, проведённое на улице, накладывает на мозг человека серьёзный отпечаток. Определить изменения можно разными способами, но, увы, они становятся очевидными очень быстро. Алкогольная деменция — необратимый процесс, который можно с большим трудом притормозить и компенсировать на ранних стадиях алкоголизма. Она проявляется в поражении мозга и приводит к эмоциональным нарушениям. Личность постепенно меняется и теряет усвоенный ранее опыт.

Алкоголь притупляет эмоции, и бездомный человек уже с трудом контролирует их у себя и распознаёт у других людей. Вернуться в общество становится сложнее, так как бездомный не понимает, что чувствуют другие люди и он сам, а значит не способен позаботиться о себе и о ком-то еще.

Ухудшение памяти

Чтобы разобраться, что происходит в мозге бездомного человека, обратимся к  исследованию когнитивного нейробиолога Марты Джулии Фары из Университета Пенсильвании (Farah M. J., Noble K. G., Hurt H.(2007) The developing adolescent brain in socioeconomic context // Adolescent Psychopathology and the Developing Brain / ed. by D. Romer, E. Walker. — Oxford, New York : Oxford University Press. — Pp. 373–387.)

Она исследовала стресс у детей из бедных семей и пришла к выводу, что из-за стресса они страдают дефицитом памяти и им труднее дается процесс обучения. Дело в том, что стресс нарушает активность нейропередатчиков (нейромедиаторов), мешает появлению новых нервных клеток в мозге и уменьшает объем двух частей мозга, наиболее важных для процесса запоминания.

Бездомные люди тоже постоянно испытывают стресс, хотя в прошлом они могли и не знать бедности. Но если провести параллель с детьми из бедных семей, а также учесть тот факт, что алкоголь тоже снижает память, получается, что научить бездомного человека чему-либо, например, как найти работу, крайне сложно.

Как исправить

Насильно заставить человека стать другим невозможно, особенно, если это касается алкоголика или наркомана, считает Елена Миронова. Поэтому волонтёрам и людям, работающим с этой социальной категорией, приходится брать на себя роль внешней опоры и осознанного взрослого, чтобы усилить мотивацию и поддержать не только декларируемое, но и действительное желание перемен.

– Лечение алкогольной зависимости требует сложного и комплексного подхода, возможного только в условиях стационара, если мы не говорим о самых ранних стадиях развития болезни, – говорит Елена Миронова. – Положительный результат возможен только при условии последующей социализации и изменении среды обитания страдающего алкогольной или наркотической зависимостью.

Получается, что прежде чем лечить бездомного от алкоголизма, нужно извлечь его из уличной среды.

Для этого сначала нужно войти в доверительные отношения с человеком. Так как бездомный под действием алкоголя не может здраво рассуждать, остаётся воздействовать на один из центров удовольствия в мозге – удовольствие от еды.

Стимуляция едой

Во время кормления бездомного человека можно сделать первые шаги к созданию доверительных отношений, чтобы потом в процессе общения заняться поиском его внутренней мотивации, которая поможет ему выбраться с улицы. Но эту находку нельзя использовать слишком грубо, тем самым показывая, что теперь человек у нас в руках.

Бездомный человек должен понять, что никто не обязан бесплатно его кормить. При этом абсолютно неэффективно будет делать из еды награду за то, что бездомный протрёт после себя стол или вынесет мусор.

Такая стимуляция кончится тем, что ставки начнут расти, и за более тяжёлую работу бездомный захочет больше еды. В худшем случае, в очереди за едой начнутся драки на почве несправедливости.

Вместо награды на пункте раздачи еды будет полезно объявить условия общественного договора, которые здесь приняты: не сорить, не лезть в чужую тарелку, относить пустую посуду в мусор. Кто с ними согласен, тот подходит и ест.

Но даже такое небольшое препятствие к еде оттолкнёт человека, для которого есть вещи важнее миски супа. Для укоренившегося на улице бездомного это алкоголь.

Правила движения к дому

Получается, что все дороги бездомного ведут к алкоголю как к иллюзии средства выживания. По этой дороге он двигается, ориентируясь при помощи сиюминутных желаний и полученного опыта – у этого магазина много подают, а из другого выгнали. Общей картины, по которой можно было бы понять, где он находится и куда двигается, у него нет. Елена Миронова сравнивает программу жизни бездомного с широкой дорогой без разметки.

– Правила дорожного движения существуют для того, чтобы облегчить жизнь автомобилистам, – объясняет психолог. – Мы тратим силы, собственные мысли на процесс вождения, не задумываясь о том, что происходит на соседней полосе. Чётко установленные для всех правила облегчают жизнь. В противоположность этому жизнь без правил даёт ощущение мнимой свободы, ведь эта свобода – путь в никуда, поскольку все силы такого «свободного» человека тратятся на физическое выживание.

По понятному плану, где заранее известно, что при определённых условиях будет соответствующий результат, гораздо удобнее ориентироваться. Но построением такого плана сам бездомный заниматься никогда не будет. У него сформированы другие программы – вседозволенность, обвинение всех вокруг и полное отсутствие обязанностей.

Если же найдётся человек, который станет для бездомного внешней опорой, он сможет прописать для него новую программу, очертив картину ближайшего будущего.

Эта картина будет служить той самой дорожной разметкой, где есть причина и следствие, цель и способ её достижения. Но чтобы бездомный захотел пойти по этой дороге, всё равно нужно искать мотив, который приведет к сдвигам.

Порядок в доме

Если внутренний мотив удалось найти, и на картине ближайшего будущего уже чётко просматриваются болезнь и смерть, наступает подходящий момент, чтобы предложить альтернативу, такую как жизнь в приюте.

На весах у бездомного окажутся свобода, ведущая к смерти, и подчинённость определённому режиму, ведущая к спасению от смерти.

Жизнь в приюте всегда сопряжена с обязанностями и распорядком дня. Такие условия структурируют личность и способствуют программированию на физиологическом уровне – складываются новые биоритмы. На улице суетливого шумного города такое едва ли возможно. Больше подходит дом в сельской местности с собственным огородом и домашними животными, за которыми нужно постоянно ухаживать.

Именно такие условия, приближённые к домашним, созданы, например, в сельскохозяйственном приюте “Новая жизнь” во Владимирской области. В небольшом двухэтажном домике живут до 12 постояльцев. Это мужчины и женщины с детьми, которые по разным причинам попали в трудную жизненную ситуацию и не смогли самостоятельно из неё выбраться.

Через приют за три с лишним года прошли 63 человека, из них 12 человек устроились на постоянную работу, 9 человек восстановили родственные связи и вернулись домой. Реабилитация проходит у всех по-разному. Кому-то, кто на улице провёл недолгое время, достаточно нескольких месяцев, чтобы устроить свою жизнь, снять квартиру и найти работу. Кому-то тяжелее из-за многолетней привычки к скитаниям.

Сейчас в приюте живёт Алексей С. Сейчас ему 38 лет, из них 15 он провёл “на зоне”. Он попал за решётку еще будучи подростком. Процесс его реабилитации проходил сложно и долго. За три года Алексей несколько раз уезжал, но всегда возвращался, как он уже говорил «домой». Сейчас Алексей уже другой человек, к нему приходит понимание, что мыслить и жить нужно по-другому.

Приютом руководит исполнительный директор Леонид Чурашов. На нём лежит забота о том, чтобы всем хватало хозтоваров и продуктов, которые не растут в огороде. В приюте нет обслуживающего персонала. Всю домашнюю работу постояльцы приюта делают сами. Своими руками они доят корову и козу, кормят курочек и свинок, а из молока, яиц и овощей делают соления, запеканки, творог, масло, сметану и сыр.

Поддерживать работу приюта помогают неравнодушные люди. Они приносят крупу, макароны, консервы, средства гигиены и медикаменты в пункты сбора, которые находятся в Москве у метро «Медведково», на ул. Вилюйская, дом 11, стр. 7 и у метро «Фонвизинская», в Огородном проезде, вл. 25/20, стр. 1 (территория храма святителя Макария).

Чтобы помочь приюту, также можно сделать пожертвование на сайте фонда.

Коллажи Татьяны Соколовой

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.