Церковный мир пребывает в дискуссии: молитвы в храме и виртуально – одинаково подлинны? Что из церковных действий, Таинств не перенесешь в онлайн, а попытки это сделать станут спекуляций?

Фото Петр Ковалев/ТАСС

Священник столичной церкви Космы и Дамиана в Шубине иеромонах Иоанн (Гуайта) еще до времен коронавируса проводил в храме молебен «Об умножении любви и о искоренении ненависти и всякой злобы». Сейчас к этой интенции отец Иоанн добавил «Молебное пение во время губительного поветрия и смертоносный заразы».

«Иже на всякое время и на всякий час»

— В прошлый вторник, 17 марта мы соединили эти два текста и молились, чтобы Господь остановил войны, а также распространение эпидемии коронавируса. Для того, чтобы избежать большого скопления людей в церкви, я заранее пригласил всех желающих присоединиться к молитве онлайн. Заранее выложил на сайте храма текст молебна, чтобы он был у каждого, кто решил присоединиться к трансляции.

— Для чего проводить онлайн-молебны, ведь можно попросить каждого помолиться самостоятельно у себя дома в условиях эпидемии?

— Не надо забывать о том, что Господь сказал очень четко и точно: «Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Это из Евангелия от Матфея. Поэтому совместная молитва по согласованию так важна. Люди для того и приходят в храм, чтобы вместе молиться.

Но, слава Богу, сегодня есть возможности, в том числе техническая, позволяющая обращаться к Богу вместе и одновременно, но на расстоянии. Я не считаю, что обязательно физически присутствовать в храме, чтобы всем вместе молиться.

Молитва не знает ни преград, ни ограничений во времени и пространстве.

— Оффлайн и онлайн молебны, молитвы дома и в храме чем-то друг от друга отличаются?

— В молитве главное – насколько нам удается забыть о повседневности и быть с Господом, чтобы чувствовать, что Он рядом. Все остальное – форма.

Пример, Часослов – богослужение, которое проводится в каждом храме, но которое может служиться также мирянским чином, без священника и без всякой трансляции. Разница с тем, что читает священник в храме, и что может читать мирянин сам, минимальна. Каждый богослужебный час заканчивается молитвой, которая говорит: «Иже на всякое время и на всякий час, на небеси и на земли поклоняемый и славимый».

Это означает, что мы можем покланяться Господу, славить Его в любом месте, в любой час, в любое время. Я бы даже сказал больше. Возьмем Литургию, которая состоит из двух частей. В первой части, Литургии оглашенных, читается Слово Божие. И совершенно нет разницы, читает ли текст священник в церкви или сам человек дома.

Молитва – это то, что идет из сердца человека. В православной церкви существует келейная молитва. Участие в трансляции молебна, по сути, и есть келейная молитва. А то, что одновременно в храме служит еще и священник, это очень хорошо.

Настало время творческого подхода к новым христианским темам

Франция. Париж. 4 декабря 2016. Трансляция божественной литургии, которую провел патриарх Московский и всея Руси Кирилл в новом кафедральном Троицком соборе на территории Российского православного духовно-культурного центра на набережной Бранли. Фото Доминик Бутен/ТАСС

— В православной традиции есть обычай по трудным вопросам ссылаться на святых отцов (опыт которых, напомним, не одинаков). Но вот в их времена не было виртуальной реальности, интернета, хотя слышание на расстоянии просьб о молитвах, например, у святых – дело обычное. Св. Паисий Святогорец называл это «духовной телевизией».

— Это важный вопрос, и затрагивает он не только жизнь Церкви во времена виртуальной реальности. Святые отцы не дали ответы на очень многие современные вопросы.

И сегодня наша ответственность как христиан в том, чтобы найти эти ответы, исходя из духа и слова Евангелия и святоотеческой литературы.

Нужно искать аналогичные ситуации, интерпретировать события прошлого. Во времена Иоанна Златоуста не было электричества, что же, запретить теперь микрофоны в храмах? В прошлом не было поездов, метро, самолетов, машин и многого другого. Но всем этим мы пользуемся каждый день – в том числе во благо Церкви, для проповеди.

Сегодняшние христиане не призваны жить в мифическом Средневековье – они призваны жить бок о бок со своими современниками, как это в свое время делали отцы Церкви!

Например, сегодня есть тематические телепередачи, которые позволяют пожилым людям (которым не только во время распространения коронавируса не рекомендуется выходить из дома, но и в другое время тяжело приходить в храм) обращаться к священникам с вопросами.

Благодаря информационным технологиям у нас есть возможность молиться вместе, где бы мы ни находились в этот момент. Физическое расстояние не так важно. Православная церковь как раз призывает использовать средства массовой информации и коммуникации для подобных действий.

На Пасху и на Рождество проводятся трансляции богослужения, которое сам Патриарх Кирилл совершает в Храме Христа Спасителя, и благодаря этому очень многие люди по всей стране имеют замечательную возможность молиться с Предстоятелем Церкви.

Конечно, богослужение смотрят не как футбольный матч, очень важно непосредственно участвовать в молитве. Но техника дает нам саму эту возможность.

Виртуально причаститься невозможно

Иеромонах Иоанн (Гуайта). Автор фото Ефим Эрихман, из архива фонда «Дом с маяком»

— Есть ли церковные действия, которые неправильно проводить дистанционно?

— Я бы сказал, что это Таинства, которые в большинстве своем требуют личного участия священника и личного присутствия человека. Например, Причастие. Безусловно, принимать Дары можно только физически, должен быть контакт между священником и человеком, который хочет причаститься. Если прихожанин не может прийти в храм, то священник должен сам его навестить.

Причащение болящих на дому – очень важная часть служения любого священника, как мне кажется. Но я вполне допускаю, что в связи с текущей ситуацией могут еще больше ограничить количество людей, присутствующих одновременно в храме. И как быть? Священники Москвы будут ездить по домам всех людей, желающих причаститься?

Это нереально. Если люди не будут иметь возможность причащаться физически, то они смогут молиться и быть в глубоком единении с Богом даже без причащения.

Еще одно Таинство – Крещение. Но и тут могут быть исключения. Например, в крайних ситуациях крестить может любой мирянин.

Что касается Таинства исповеди – оно, пожалуй, больше других меняло свои формы.

В Русской Православной Церкви практикуется индивидуальная исповедь, но есть и общая. А вот католики не признают никакой общей исповеди, только личное общение со священником.

Армянская апостольская церковь фактически не практикует индивидуальной исповеди. А в послании апостола Иакова мы читаем: «Исповедуйте друг перед другом прегрешения ваши». Это яркий пример того, что Таинство одно, а формы различные.