Из разговора с работниками ООО «Благодатное».

— Ничего, что священник, лишь бы работал хорошо. Справедливый человек, видит, как к кому подойти.

— С ним хоть работа и зарплата есть, вокруг нас-то многие хозяйства с молотка пустили, коров порезали, земля в запустении. Если он бросит хозяйство, не знаем, что тут будет.

— Батюшка очень помогает нам материально, мало ли какие расходы выпадут, кто ребенка в лагерь отдыха отправляет, кому зубы надо лечить, у кого сын в армию уходит…

Они приехали в село Горки 18 лет назад. Молодой священник Михаил Патола и его супруга, матушка Ксения. Это потом в селе открыли дом милосердия для престарелых и детский приют для мальчиков. А тогда… «Приход небогатый, — сказали отцу Михаилу в епархии, — но храм восстанавливать нужно». «Лес, речка есть? — переспросил батюшка. — Не пропадем». Собирался рыбу ловить, грибы и ягоды собирать, но жизнь заставила взять на себя руководство всем хозяйством села.


СПРАВКА
Отец Михаил Патола родился на Украине, в Тернопольской области, недалеко от Почаева, в обыкновенной крестьянской семье. Дед был когда-то церковным старостой. После средней школы окончил профессиональное техническое училище по специальности токарь, отслужил в армии, женился, работал на комбайновом заводе. В 1983 году поступил в одесскую семинарию, служил дьяконом на Полтавщине. В 1986 году рукоположен священником на приход в храм Рождества Христова с. Горки Красненского района Белгородской области.

Благодатное
Приход действительно был небогат, но зато вокруг — сотни гектаров жирного чернозема. «Чтобы восстановить храм, нам пришлось искать нетрадиционные пути дохода, и я взял в аренду несколько гектаров земли, — вспоминает о. Михаил. — Выращивали рожь, горох, сахарную свеклу, гречиху, подсолнечник. Средства, вырученные за урожай, в основном шли на церковные нужды». Видя, как спорится у священника дело, односельчане выбрали его директором загибающегося, с миллионными долгами хозяйства, которое еще недавно называлось колхозом «Зори коммунизма». С благословения владыки батюшка сменил название на ООО «Благодатное» и на общем собрании предложил схему выхода из кризиса. Приход сельского храма взял кредит в банке и выкупил хозяйство. Вырастили урожай, расплатились с кредитом и, взяв еще один, закупили сельхозтехнику.
Из разговора с работниками ООО «Благодатное».
— Ничего, что священник, лишь бы работал хорошо. Справедливый человек, видит, как к кому подойти.
— С ним хоть работа и зарплата есть, вокруг нас-то многие хозяйства с молотка пустили, коров порезали, земля в запустении. Если он бросит хозяйство, не знаем, что тут будет.
— Батюшка очень помогает нам материально, мало ли какие расходы выпадут, кто ребенка в лагерь отдыха отправляет, кому зубы надо лечить, у кого сын в армию уходит.

А еще о. Михаил проложил в селе асфальтовые дороги, строит и покупает дома, а затем продает их в рассрочку новым работникам — переселенцам. Причем первые два года денег с них не просит: людям обустроиться надо, оглядеться. «Всего в этот проект мы вложили около миллиона рублей, — показывая дома, говорит о. Михаил. — Как по-другому людей на село привлечь и удержать? Только три фактора и есть — работа, зарплата, жилье… Ну и помощь в получении образования, кто учиться хочет. Мне квалифицированные кадры нужны. И в хозяйстве, и в приюте…»
На его столе гора писем. Надпись на конверте: «Белгородская обл., с. Горки, отцу Серафиму» (как только не называют — улыбается батюшка) или: «Председателю колхоза села Горки, Белгородская обл., он же — отец Михаил, он же — настоятель сельской церкви». Люди просят принять их. Поток писем не только из стран СНГ — Казахстана, Узбекистана, Белоруссии, из разных уголков России тоже пишут…
«Мне горько читать эти письма, — говорит о. Михаил,- и больно отказывать. Но всех же не приютишь. Да и некоторые профессии не подходят, с получением гражданства помочь тоже никак не могу. Люди, конечно, мне нужны. Но молодые, семейные, с детьми, владеющие сельскохозяйственными профессиями и чтоб с алкоголем не дружили. 40 процентов из тех, кто приезжает, отсеивается. Беда в том, что у них сложилось представление о селе по рекламе “Домик в деревне”. Реальность же более прозаична».
Всего в хозяйстве у батюшки работает более сотни человек (в селе Горки около тысячи жителей, более 200 домов). ООО «Благодатное» производит зерно, подсолнечник, сахарную свеклу, горох, гречиху, мясо, молоко. Но животноводство — не основное. Какая тут выгода, если литр молока 3,5-процентной жирности у хозяйства покупают по 4 руб. 10 коп. — дешевле литра минеральной воды. Однако батюшка считает, что без животноводства оно не будет полноценным. Проиграл на мясе, молоке, зато выиграл на подсолнечнике, а если с умом подойти… Под зиму подсолнечник стоит в два раза дороже, чем осенью, но его нужно уметь сохранить. Главное, налажены отношения с надежными партнерами, покупателями продукции. Для многих крестьянских хозяйств сегодня это серьезная проблема.
Батюшка четко отслеживает спрос на рынке. Например, сейчас становится невыгодным производить сахарную свеклу, т.к. на нее от года к года падает цена. Значит, надо переходить на овощные культуры — капусту, помидоры, огурцы.
Учится о. Михаил на ходу. В его «офисе» две полки книг по сельскохозяйственной тематике (бывало, после вечерних молитв справочник агронома читал). Конечно, одно дело — теория, совсем другое — практика. Но если ко всему этому приложить природную сметку, совет специалиста и молитву, дело пойдет.
Поначалу было трудно со специалистами, привыкшими работать по старинке. «Они мне, извините за выражение, лапшу на уши навешают, а когда сам начинаю вникать, то вижу — ищут для себя наиболее легкие пути. А наиболее эффективные и экономные для хозяйства отсекают — работать же надо. В животноводстве том же масса своих премудростей. Например, на свиньях очень негативно сказываются родственные связи. Давайте, говорю, мы закупим в другой области часть свиней. Закупили, процесс пошел совсем иначе.
Как руководитель хозяйства, я должен обладать знаниями механика, инженера, агронома, зоотехника, ветврача. Разбираться в семенах, запчастях, пестицидах. Если сложный вопрос, я советуюсь со специалистом в районе, потом со своими, анализирую мнение двух-трех человек и тогда делаю вывод, как нужно делать».

Молитвы и штрафы
— Бывают ли сложные ситуации, когда человеческих возможностей уже недостаточно, чтобы решить какую-то проблему? — спрашиваем мы.
— Милые мои, — улыбается батюшка, — да они у меня каждый месяц. Ношу с собой молитву святому мученику Харлампию, который просил Бога, если будет прославлен, стать заступником трудящемуся на земле. Молюсь ему и чувствую его заступничество.
Был случай, когда на Красненский район налетела американская бабочка. Гусеница этого насекомого за сутки способна съесть целое поле сахарной свеклы. Только хруст стоит. В других хозяйствах засуетились: надо же травить бабочку — урожай потеряешь. «А у меня не было денег на отраву, — говорит о. Михаил. — Подумал только: на все, Господи, Твоя воля. Помолился. И поднялся такой сильный ветер, что унес всю эту бабочку неизвестно куда.
Или другой случай. Вопреки всем срокам и сельскохозяйственным правилам засеял поле гречихой позже, чем нужно. Не было у меня ни людей, ни времени раньше это сделать. Вокруг хозяйственники посмеиваются: «Романыч (так в обиходе называют батюшку), у тебя ничего не вырастет». Погоди, посмотрим. И представьте себе, погодные условия сложились в этом году так, что их поля раньше времени сорняками заросли, и уже точно ясно, что урожая, к сожалению, не будет. А у меня еще есть надежда — и влажно, и солнце, и пчелы опыляют.
«И если раньше работники хозяйства относились к молебнам и молитвам скептически, то сейчас такого уже нет», — говорит батюшка. Но с другой стороны, на Бога надейся, а сам не плошай. Привыкшим к расхлябанности нужна строгость. Едет тракторист в поле — отец Михаил благословляет его молитвой. «Я постараюсь, Романыч, но тут уж как Бог даст». — «Бог даст, если поле хорошо засеешь. А от этого зависит твоя зарплата».
Был случай: один тракторист не засеял 10 гектаров земли. Или двое скотников напились, не задали корм скоту — удой снизился на 200 литров молока. Директор вычел у них из зарплаты. «За что, Романыч?» — «За упущенную выгоду, ребята. Представьте, вы стекольщика к себе в дом позвали. А он стекло разбил. Возьмете вы с него за стекло? Так же и я — поле вспахал, проборонил, а ты не посеял, кто мои расходы оплатит?» Однажды в коровнике сдох теленок. Но скотинка не может же сама по себе помереть, рассудил директор хозяйства, значит, кто-то недоглядел. Сторож? Заведующий фермой? Ветврач? Батюшка оценил ущерб и у всех, по мере вины, вычел из зарплаты. Случаи падежа сразу прекратились.
Вечную российскую болезнь батюшка с первых же дней пресек на корню. «Я людям с первого дня объяснил: государству до нас нет дела. Если сами себя не станем спасать, никто нас спасать не будет. Любишь выпить — живи, как хочешь. К работе не допущу». Поначалу любители спиртного думали, что их все равно наймут, больше же нет никого. Оказалось иначе. Один призадумался и злоупотреблять перестал, с другим навсегда распрощались. На свободные рабочие места приехали работники из соседних сел и переселенцы. Страх окончательно потерять работу заставил многих взглянуть на ситуацию по-другому.
Так же строго о. Михаил борется с воровством. Если одного поймали за руку, расплачивается вся бригада. И работники сами пресекают случаи воровства. «Нужно тебе молоко, сено, зерно? Возьми в счет зарплаты. По себестоимости. Но зачем же Бога гневить, ты же у себя самого воруешь!» — говорит батюшка.
— Не мешает ли руководитель хозяйства настоятелю храма?
— У нас все отлажено: Богу — Богово, кесарю — кесарево. Если совпадают праздник и рабочий день, с утра составляем план, люди занимаются своими делами, а я иду на службу. Но, конечно, в большие праздники работу, в которой нет острой нужды, стараемся не делать. Но кормить, поить, доить скотину нужно всегда. Эту обязанность с нас никто не снимал.
Свою миссию я вижу в том, что это хозяйство позволяет жителям села сохранить смысл в жизни. Хотя, честно сказать, хозяйство — это хобби. Выведу его на рентабельный уровень, расплачусь с долгами — и поставлю директором надежного человека, чтобы финансовую подпитку нашему социальному центру обеспечивал. А сам целиком посвящу себя детскому приюту и дому милосердия.

Полностью читайте материал на сайте журнала «Нескучный сад»