Как удалось сохранить жизнь ребенку и другие истории о помощи в самых бедных регионах России

Во время карантина количество нуждающихся людей увеличилось. «Люди теряют работу, уходят в неоплачиваемые отпуска. В некоторых регионах количество обращений за помощью выросло в десятки раз», — говорит помощник председателя по взаимодействию с епархиями Синодального отдела по благотворительности диакон Игорь Куликов.

Спасли жизнь ребенку

«Нам есть нечего», — призналась Ольга, когда у нее спросили, почему она решилась на аборт. Это случилось во время пандемии. У нее двое детей — старшая дочь и маленький сын.

«Она познакомилась с мужчиной и забеременела, он сказал, что ребенок ему не нужен и ушел. Ольга осталась одна с двумя детьми и третьим в животе. Она понимала, что на пособия детей не прокормит, старшей дочери 18, поэтому многодетной мамой она уже не станет, — рассказывает сотрудник отдела социального служения Тверской епархии Ольга Прохорова. – Мы поддержали семью продуктами, оплатили коммунальные платежи, и Ольга решила оставить ребенка».

Недавно женский монастырь пожертвовал епархии 50 мешков картошки. Хотели передать Ольге картошку – бросили клич среди добровольцев. Неожиданно откликнулась на помощь многодетная мама, которая недавно похоронила мужа. Когда она узнала, что Ольга ждет ребенка, она забила курицу и привезла ей мясо и свежие яйца.

«Теперь Ольга не одна, она поверила, что сможет вырастить детей. А мы будем ей помогать», — добавляет Ольга Прохорова.

Три пакетика кофе

— Недавно я мужа похоронила, я нуждаюсь во всем, — говорит 75-летняя Римма Константиновна.

Она приехала в Находку с мужем, после войны они восстанавливали город. Когда он умер, она пришла в городской музей и принесла его документы, фотографии, награды.

«Для нее было важно сохранить память о муже, о своих заслугах она не рассказывала. Последний раз, когда я привозила ей продукты, она попросила меня зайти, я долго шла по длинному обшарпанному коридору. А потом попала в ее комнату, в которой умещалась только кровать и стол, вместо раковины висел деревенский пластиковый рукомойник, — рассказывает администратор дома временного проживания пожилых людей социального отдела Находкинской епархии Людмила Чумак.

– Римма Константиновна с трудом ходит, опираясь на палку. Она хотела меня отблагодарить, на столе лежали три пакетика кофе. Она сказала: Возьмите эти три пакетика, я вас очень прошу!»

Все продукты сгорели

«Погорела я, погорела», — повторяла одна бабушка, когда ей привезли продукты.

Людмила Чумак продолжает рассказывать о житье людей на Дальнем Востоке:

— Недавно у нее случился пожар, когда она спала, загорелась электрическая плитка. Она проснулась от запаха гари, выбежала на балкон и стала кричать: «Помогите!» Кто-то услышал и вызвал пожарных.

Все продукты, которые были в квартире, пришлось выбросить. А до пенсии нужно было дожить.

«Все полыхало кругом, погорела я, погорела», — повторяла она.

Простите, что не смог спуститься

— Поднимаюсь на 5 этаж, у квартиры меня встречает седой мужчина на коляске, на месте, где у него раньше были ноги, лежит пеленка. Он широко распахивает дверь, приглашая меня войти и извиняется – «простите меня, пожалуйста, что не смог спуститься, я бы встретил вас внизу, я бы вам помог», — вспоминает Людмила Чумак.

А недавно она, передавая продуктовый набор одному молодому мужчине, случайно наткнулась на его перчатку.

«У него не было кисти, перчатка была пустая», — добавляет Людмила.

Дети остались в семье

В Краснодарском крае у реки Кубань есть поселение, в котором живут многодетные семьи.

«Они живут в крошечных деревянных домах, которые мы называем дачами. В домах всего по одной комнате, печное отопление. До ближайшего магазина в станице около 40 минут пешком по крутому подъему.

Здесь живут в основном одинокие матери, никаких пособий по многодетности они не получают. Мы помогаем им продуктами, одеждой и обувью, передаем отопительные брикеты, — рассказывает руководитель отдела по социальному служению Тихорецкой епархии протоиерей Кассиан Кравцов.

Когда они приехали в одну из семей, увидели покосившийся забор, залатанную крышу. Печка треснула, вот-вот развалится. Дрова горят, а через трещину видно — огонь полыхает. В семье – пятеро детей.

«В любой момент мог случиться пожар или произойти утечка угарного газа. Чтобы детей не изъяли, мы определили семью на время в кризисный центр, помогли сделать ремонт и починить печь. Дети остались в семье», — добавляет отец Кассиан.

Одна картофелина

Во время карантина социальный отдел Выксунской епархии (Нижегородская область) дал объявление: «Кому нужна помощь, обращайтесь по телефону». В один из дней поступило около 500 заявок на помощь.

«У меня осталась всего одна картофелина, как думаете, ее лучше пополам поделить или пожарить всю сразу?» – спросила одна бабушка. — У нас в регионе около 1000 пенсионеров, у которых пенсия ниже 10 000 рублей, а за коммуналку они платят от 3000 до 5000 рублей в зависимости от размера квартиры. Денег с трудом хватает на еду и лекарства, — рассказывает начальник отдела по работе с молодежью и социальному служению Выксунской епархии Сергей Матюгин.

«Помогите тем, кому труднее»

Фото: Николай Хижняк / РИА Новости

«Помогите тем, кому труднее», — сказала одна пожилая женщина, передавая 8 000 рублей в социальный отдел епархии.

— Эти деньги она копила несколько месяцев, возможно целый год. У нее сын и муж – инвалиды, оба лежачие. Она много лет ухаживает за ними», — говорит Сергей Матюгин. – Такие люди – не редкость. Им тяжело, и они пытаются помочь тем, кому еще тяжелее.

Кубинцы не ели три дня

«Последний раз мы ели три дня назад, — обратились к нам мигранты из Кубы, они приехали на заработки, предприятие, на котором они работали, закрылось, — рассказывает Сергей Матюгин. — Они жили в заброшенном доме в дачном поселке. Когда продукты закончились, они поняли, что нужно искать церковь. В церкви помогут.

Мы передали им продуктовые наборы и все необходимое. Они сказали, что как только устроятся на работу, придут к нам добровольцами, один из них, оказалось, повар».

В России 198 епархий, и у них есть социальные отделы, которые помогают тем, кому трудно – малоимущим семьям, одиноким старикам, инвалидам, бездомным.

«Социальный отдел в каждой епархии ежемесячно оказывает продуктовую и материальную помощь от 500 до 10 000 нуждающимся. Средства на эту деятельность составляли пожертвования простых прихожан и иногда крупных благотворителей. Больше двух месяцев длился карантин, многие верующие не могли ходить в храмы, а значит и пожертвования резко сократились. Бизнес также потерпел большие убытки, поэтому большинство церковных соцслужб осталось без благотворителей, и средства на помощь людям в беде у них иссякли. Но перестать помогать они не могут», — говорит отец Игорь Куликов.

Помочь епархиям можно здесь.

Сделать пожертвование по смс можно на короткий номер 3443, отправив текст: еда (пробел) сумма.
Пример: еда 300

Если вы являетесь представителем компании и готовы оказать помощь своей продукцией, координатор помощи диакон Игорь Куликов свяжет вас с конкретной епархией. Его контакты: ikoulikov@gmail.com
+7-926-583-52-82