Зачем нужна была показательность «дела Павленко»? Сейчас это уже не важно. Важно то, что закон трактовали неправильно, а не вполне здоровой женщине тюрьма за эти 1,5 года искалечит жизнь

321

Обвиняемая Виктория Павленко. Фото: Максим Блинов/РИА Новости

Павленко и ее срок

Громкая московская история последних месяцев – о краже собаки-поводыря у слепой девушки – закончилась жестким приговором. Обвиняемая Виктория Павленко, называющая себя зоозащитницей, получила реальных 1,5 года колонии общего режима и была взята под стражу в зале суда. Суровость приговора поразила даже тех, кто не имеет никакого отношения к зоозащите. Ведь собаку нашли и в целости и сохранности вернули хозяйке. Причем, сама хозяйка – потерпевшая девушка Юлия – просила суд ограничиться условным наказанием. Суд не послушал и ее.

Но «дело Павленко» правоохранители с самого начала зачем-то делали медийно-показательным и резонансным. Вот, проследите: о похищении у слепой девушки собаки-поводыря (сам заголовок уже заставил людей проникнуться ненавистью к похитительнице) громогласно сообщил Следственный комитет в лице его пресс-секретаря Владимира Маркина, который обещал раскрыть преступление в ближайшие сроки.

На поиски лабрадора Дианы бросили лучшие силы. И действительно очень быстро собаку нашли. Полицейских-сыщиков наградили, а Павленко задержали, но потом, видимо поняв, что перегнули палку (суда-то еще не было) отпустили под домашний арест. Причем, еще до суда и следствия тот же Следственный комитет называл Павленко «воровкой». Его горячо поддержали некоторые дружественные СМИ. А версию событий самой Виктории на фоне заявлений СК общество как-то особо не заметило.

Нет, это очень здорово, когда преступление, даже мелкое, раскрывается столь быстро и профессионально. Не здорово во все этой истории, во-первых, то, что большинство преступлений, связанных с похищением, а чаще жестоким издевательством над животными не раскрываются вообще. Никто о них не рапортует, хотя соцсети и специализированные сайты помощи животным переполнены жуткими историями.

Последний громкий случай, который мы все знаем и который был доведен до уголовного дела, относится к… 2001 году. Тогда в подземном переходе станции метро Менделеевская хозяйка зарезала ножом бездомного пса по кличке Малыш только за то, что он стал облаивать ее питомца.

Узнали мы об этом лишь благодаря зоозащитникам и звездам театра и кино. Они же спустя годы собрали деньги на памятник собаке и добились разрешения поставить там же, в метро… Да, совсем забыла. Женщину, которая убила пса, отправили на 1 год на принудительное лечение. Гуманно? Вполне.

И то, повторюсь, такое наказание она понесла только после вмешательства и негодования общественности, среди которой были известные люди. Где же была прокуратура, следственные органы?

В остальном каждый день в том или ином городе России происходят жестокие расправы над животными – расстрелы в упор из травматики и настоящих охотничьих ружей, капканы, избиения, смертельные смеси, которыми догхантеры травят бездомных псов… В подобных случаев от бессилия и боли сжимаются кулаки.

Но по этим историям наши правоохранители даже не проводят проверки. Хорошо было бы все-таки, чтобы сотрудники Следственного комитета заглянуть хотя бы на сайт международного благотворительного фонда помощи животным «Дарящие надежду» (в попечительском Совете фонда – Леонид Ярмольник, Андрей Макаревич, Константин Хабенский и др.), статистике которого я лично очень доверяю. Там, в разделе «печальные истории» – много поводов для расследований, поисков убийц животных и привлечения их к ответственности.

Но вернемся к Виктории Павленко. Ее версия, собственно, такова: собака находилась на улице одна, без хозяйки. Увидев ее и убедившись, что хозяина рядом нет и никто собаку не ищет, Виктория повезла Диану на передержку, где занимаются поиском хозяев и пристройством лабрадоров.

Везла открыто, ни от кого не скрывалась. Поводков не срывала и не выбрасывала (собаку передали хозяйке в полной амуниции). В пути телефон разрядился, поэтому не сразу удалось позвонить по вскоре обнаруженному на поводке телефону.

Приехав на передержку, в тот же день Виктория нашла хозяйку и позвонила ей. Также Виктория говорила, что Юлия узнала о местонахождении собаки сразу же, поскольку ей в тот же день позвонили из передержки. Сама Юлия подтвердила это в нескольких интервью.

Но оправдывать поступок Павленко – даже если над лабрадором Дианой слепая девушка действительно издевалась дома и не обеспечивала ей надлежащий уход (что в ходе суда не подтвердилось) невозможно.

Зачем вместо того, чтобы сообщить куда следует – в экологическую полицию, тем же зоозащитникам – она самостоятельно средь бела дня увела пса с собой и отдала его в питомник (замечу: не к себе домой), я понять не могу. Так что строго юридически то, что ее привлекли к ответственности – справедливо.

Не справедливо наказание, к которому ее приговорили. И не справедливо то, что привлекли ее не по той статье. Вот, смотрите. Ее действия охарактеризовали как «кража в особо крупном размере» (в ч. 3 ст. 158 УК РФ). Но это не «кража», а скорее «самоуправство» (ст.330 УК РФ). Наказание по ней мягче – за это тоже не сажают, ограничиваются штрафом либо принудительными работами. И уголовным такое деяние считается только в том случае, если им причинен существенный вред. Но сам суд определил, что умысла наживы в действиях Павленко не было.

И еще. Собака отсутствовала у своей хозяйки всего одну неделю, вернулась ей в руки невредимой и здоровой. Почему понесенный слепой девушкой вред оценивается в 1,5 года реального лишения свободы? Ответа нет.

Еще нестыковка. По статье «кража» обязательным условием правильной квалификации содеянного является стоимость похищенного на момент совершения преступления. Но ни одной экспертизы по стоимости собаки за время следствия и суда проведено не было. В материалах дела справки о ее стоимости нет.

Суд только установил, что школа, обучавшая собаку, купила ее за 25000 рублей. Сама же Юлия получила собаку бесплатно. А согласно закону, стоимость украденного имущества должна превышать 250000 руб. Тогда это «особо крупный размер». Почему же Павленко инкриминировали «особо крупный» размер? Ответа нет.

Почему, наконец, из всех возможных по статье «кража» санкций выбран не штраф, не принудительные работы, не ограничение свободы, а именно лишение свободы. Ответа нет.

В показательных уголовных делах, как правило, никогда нет ответов на такие вопросы. Зачем нужна была эта показательность – ради улучшения статистики и имиджа? Сейчас это уже не имеет значения. А имеет значение то, что закон в случае с Павленко трактовали неправильно. Женщине (у которой, кстати, со здоровьем не все в порядке) тюрьма за эти 1,5 года может искалечить жизнь.

Нильс Кристи не нужен

Как говорил норвежский криминолог, борец за примирение сторон и против заключения человека в тюрьму, если есть другие возможные варианты наказания человека Нильс Кристи, «Не так страшна преступность, как наши способы борьбы с ней».

Кристи – культовая фигура в мире права. Многие годы он был директором норвежского Института криминологии и уголовного права, президентом Скандинавского совета по криминологии. Благодаря его идеям во многих странах правосудие становилось более гуманным. Но пока не в России.

Про Россию он говорил так: «Вы – страна, которая осуждает больше людей в пропорции к общему числу населения, чем любая другая нация в мире, за исключением американцев. В США 743 заключенных на 100 тысяч населения, у вас – 577. <…> Зачем же нам нужна целая армия заключенных, которая стоит государству огромных денег и заражает все общество неизлечимым туберкулезом и криминальным сознанием? <…>

Решать социальные проблемы, сажая людей в тюрьмы, – это старая русская традиция, окрепшая задолго до Советского Союза. <…> Если мы обсуждаем плохой поступок, нам приходят в голову разные способы справиться с его последствиями: можно обсудить произошедшее, виновный может попытаться возместить ущерб, возможно, удастся достичь примирения с пострадавшими. А если мы рассматриваем это же деяние как преступление, остается лишь наказать преступника».

Нильс Кристи начал беспокоить советских людей своими идеями еще в 1985 году, когда вышла книга «Пределы наказания». На самом деле она называлась «Пределы боли», но издатели сочли, что русский читатель решит: «боль» – это про медицину. В книжке очень доходчиво объяснялось, что наказание – это и есть причинение боли.

Печально то, что в истории Виктории Павленко не было мнения Нильса Кристи, и что люди из-за этой истории разбились на два лагеря – одни люто ненавидят Павленко, другие – слепую потерпевшую (в суде противостояние двух лагерей – сторонников и той, и другой – вылилось, по свидетельствам очевидцев, в откровенные взаимные оскорбления).

Остается надеяться, что суд апелляционной инстанции изменит ей приговор. Как говорят незаинтересованные в деле юристы, следившие за этим процессом (не адвокаты обвиняемой), при отсутствии доказательств причинения существенного вреда – дело Павленко либо подлежит прекращению за отсутствием состава преступления, либо должно быть отправлено на пересмотр.

Для сравнения

В Москве в 2001 году бездомный пес по кличке Мальчик, живший в подземном переходе у станции метро «Менделеевская», погиб в результате конфликта. Инцидент произошел, когда собаковод Юлиана Романова (Волкова) зашла в подземный переход вместе со своим стаффордширским терьером. «Мальчик» облаял породистую собаку Романовой. Произошла словесная перепалка Романовой с владельцем торговых палаток, который пытался разнять сцепившихся собак, после чего Романова достала нож из сумки и заколола «Мальчика».

После серии публикаций в СМИ, осуждавших поступок Романовой, было возбуждено уголовное дело по факту жестокого обращения с животными. Суд направил Романову на принудительное лечение в психиатрический стационар сроком на 1 год.

По предложению зоозащитников и при содействии артистов эстрады и театральных деятелей начался сбор средств на создание памятника собаке. Деятели культуры обратились к тогдашнему руководителю Московского метрополитена Дмитрию Гаеву с просьбой поддержать их идею установить памятник в подуличном переходе станции. Памятник в итоге установили. На его открытии присутствовали: Елена Камбурова, Сергей Юрский, Людмила Касаткина, Андрей Макаревич, Вениамин Смехов, Олег Анофриев, Михаил Ширвиндт и многие другие.

В 2011-го в Минске мужчина выгуливал собаку редкой породы. Во время прогулки мужчина встретил компанию молодых людей, вместе они решили выпить чего-нибудь горячительного. Через некоторое время ответственный за собаку отлучился по своим делам, оставив животное под присмотром молодых людей.

Один из них решил, что собака дорогая, и ее можно выгодно продать, поэтому забрал пса с собой. Но, заходя в свой подъезд, нетрезвый догнеппер просто забыл животное на улице. В отношении похитителя было возбуждено уголовное дело за кражу. Собаку минская милиция возвратила законным владельцам. Впоследствии молодой человек отделался условным сроком.

В Калининграде в 2009 году приговором суда был осужден за кражу собаки 22-летний Алексей Дашков. В сентябре 2008 года у входа в магазин он украл американского стаффордширского терьера. Он отвязал поводок и вместе с собакой направился к себе домой. Около недели собака жила с ним в съемной квартире, пока хозяин квартиры не запретил ему это. После чего на очередной прогулке собака потерялась. Попытки ее найти оказались безуспешными.

По заключению товароведческой экспертизы, стоимость собаки составляла 5300 рублей. На суде потерпевший К. заявил, что ущерб является значительным не только и не столько с материальной точки зрения, но и моральной, поскольку вся семья К. относилась к этой собаке как к члену семьи, а в связи с полученными собакой повреждениями на улице, расстройством ее здоровья, ее пришлось усыпить.

В результате суд приговорил Дашкова по п. «в» ч. 2 ст. 158 (тайное хищение чужого имущества) УК РФ к одному году лишения свободы условно.

В Якутии в 2012 году двум жителям за зверское убийство собаки – породистой и домашней – суд дал по 2 года условно. Цитирую приговор Томпонского районного суда: «Фролов В.А. и Якимов А.В. совершили тайное хищение чужого имущества (кражу) группой лиц по предварительному сговору и с причинением значительного ущерба “П”.

Около 02 часов 00 минут Фролов В.А., находясь в квартире у своего знакомого Якимова А.В., в ходе совместного распития спиртного, умышленно, из корыстных побуждений, с целью тайного хищения чужого имущества, а именно, получения внутреннего жира собаки, предложил Якимову А.В. тайно похитить и забить собаку, принадлежащую “П”, находящуюся на привязи возле гаража, близ заброшенной поселковой бани, объяснив, что внутренний жир собаки хочет использовать в качестве лекарства для лечения сына от *…*, на что Якимов А.В. согласился.

Около 02 часов 45 минут Фролов В.А. вместе с Якимовым А.В., взяв с собой нож кустарного производства, шнур от электрического чайника и полиэтиленовый мешок, пришли в гараж, расположенный возле заброшенной поселковой бани. Далее, Фролов В.А., действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью извлечения внутреннего жира из собаки, принесенным шнуром от электрического чайника с помощью Якимова А.В. удушил собаку породы *…*, шести месяцев, стоимостью 18 000 рублей, принадлежащую «П». Затем они, положив тушу забитой собаки в полиэтиленовый мешок, унесли домой к Якимову А.В., где разделали тушу забитой собаки, извлекли внутренний жир, разделали мясо и поделили между собой для употребления в пищу, останки собаки Якимов А.В. выбросил в подъезд заброшенного дома».

В 2010 году Канавинский районный суд Нижнего Новгорода вынес приговор местному жителю, отнявшему у пожилой женщины мопса, чтобы продать его.

Грабитель шел улице. Увидев женщину с двумя породистыми псами, решил похитить одного из них, чтобы продать и заработать на этом. Сбив с ног хозяйку, мужчина схватил одну из собак и скрылся. Похищенная собака оказалась породистой, имела родословную, неоднократно принимала участие в выставках. Мужчина приговорен к году лишения свободы в колонии строгого режима (поскольку имел за плечами семь судимостей) и выплате компенсации материального вреда потерпевшей в сумме 20 тыс. рублей.