Она никогда не приходит в храм одна

Я хотел бы рассказать об одной женщине. Она служит тем, кто нуждается во внимании и заботе, вся отдаваясь этому служению, в одиночку, часто не находя понимания

Я хотел бы рассказать об одной женщине. Она истово служит тем, кто нуждается во внимании и заботе, вся отдаваясь этому служению, в одиночку, часто не находя понимания.

Сегодня Россия переживает бум благотворительности, многие идут помогать ближним, это хорошо, но не всегда. Связанно это с тем, что уже через какое-то время человек получает опыт общения с нуждающимся, решает свою задачу (а у каждого она своя) и отходит от дел помощи ближним. А нуждающийся опять ждет кого-то. Добровольцев меньше не становится, не все там еще были, но и тех, кто там был, так же мало. И довольно часто можно услышать, что человек некогда помогал кому-то, а теперь занят своей жизнью. С одной стороны это хорошо, а с другой — тот, к кому приходили, уже видит перед собой нового человека, привыкает, потом отвыкает и ждет нового. Этакий водоворот.

К примеру, тем же сиротам это крайне не полезно, когда чередой перед ними проходят, не задерживаясь, люди, и они не знают, за кого «зацепиться», а ведь надо, потому что их путь еще долог… Ему нужен конкретный человек, которого изучит он, и который будет знать его со всеми, простите, потрохами, чтобы помочь встроиться в общество. С этим у сирот большие проблемы. Уже выходя, они часто ищут свой путь, ищут тех, кому можно довериться, и, не находя, уже никуда не хотят идти.

Мы часто говорим о том, каким должен быть человек, который добровольно служит детям, сиротам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Это должен быть обученный специалист, доброволец, у которого есть личное время и силы, чтобы немного помогать нуждающимся детям? А чем он может помочь и детям, и сотрудникам школы-интерната? Как помочь не выгореть, созидать свой труд иначе, ведь это не просто работа, это служение тем, чье детство проходит в стенах школ-интернатов и детских домах. Как сделать так, чтобы доброволец своим каждодневным трудом, не раз в месяц, а каждодневно, искал путь помощи как детям, так и тем, кто с ними работает. Изменяя внутренний мир сиротского учреждения, меняя отношение сотрудников детских домов к своей работе. И чтобы сотрудники, не выгорая, могли отдавать детям свое сердце. Добровольцев, готовых это делать, в системе найти довольно трудно: они то есть, то исчезают за горизонтом каждодневной жизни.

Но иногда, довольно редко, встречаются люди, которые постоянно участвуют в жизни сирот. Это, в общем-то, даже и не добровольцы, это люди совсем иного понимания и отношения к социальному служению. Это служение — смысл их жизни. Они — настоящие верующие люди, подвижники. Их и обучать не надо, и искать мотивацию, зачем тот или иной человек помогает детям. Потому что делают это изначально: Христа ради. Их главный жизненный мотив — помогать детям, потому что это угодно Богу. И когда говорят о проблеме выгорания добровольцев, то у человека, идущего и ведущего за Христом, таких проблем не возникает. Он знает за кем идет, и для чего живет. Все в его жизни и делах — Бога ради. Тогда как светского добровольца часто нужно и опекать, и следить за ним, чтобы он не хватил лишку в деле помощи ближним.

Я хотел бы рассказать об одной женщине, которая встретилась мне на жизненном пути. Запомнилась тем, что истово служит тем, кто нуждается во внимании и заботе, вся отдаваясь этому служению, в одиночку, часто не находя понимания.

Наталья уже на пенсии несколько лет. Когда-то она работала в одной школе-интернате для плохоговорящих и глухонемых детей, и там считалась не совсем нормальной, потому что была открыто верующей и иначе видела свою работу, чем большинство сотрудниц учреждений. За ней тянулись дети, но не всегда уважали коллеги, потому что Наталья видела главное в своей работе – труд служения сиротам по-христиански, с любовью, мягко и по-доброму, чем и отличалась от обычных сотрудниц. И Наталья Пална (так называют ее дети и окружающие) ушла на пенсию человеком, которого так и не поняли в коллективе — она была белой вороной, не срослась со взрослыми, но была едина с детьми. Часто, уйдя на пенсию, многие сотрудницы детского дома приходят раз в несколько лет на чаепития. Но Наталья не бросила своих детей, а продолжила посещать и встречаться с ними за небольшую пенсию.

Наталья вернулась в тот интернат для глухонемых детей, чтобы продолжить делать то, чем занималась, будучи воспитателем. В любую погоду она спешит к своим детям. Ее возвращение в интернате восприняли в штыки, мол, собьет привычный алгоритм работы с детьми, будет уводить детей в сторону, в храм, например. Хотя встраивание этих детей в общество часто невозможно, все социальные лифты для них заварены, а храм… чем мешал? И довольно долго приходилось ей неустанно приходить в школу-интернат, чтобы пробить стену недоверия и нелюбви к себе и тому, чем она хотела заниматься с детьми. Воспитатели жаловались на нее директору, что она водит детей в храм, даже крестит и причащает их, и это никак не вписывается в утвержденный воспитательный план работы. Но надо знать характер Натальи, она не оставила не только детей, но и идею, что сможет быть принята и быть полезной в своей заботе и детям и коллективу.

И когда через некоторое время я увидел в храме директора школы-интерната, а вместе с ним и заместителя директора по воспитательной работе, да в платочке и с совсем иным взглядом, я вдруг осознал, что же сделала Наталья Пална. Она не только привела их к Богу, но и создала условия, при которых и сам коллектив стал посещать рядом находящийся храм, влившись в приход. Да еще и смогла вовлечь в этот процесс даже тех, кто сопротивлялся этому. Простым своим примером. И уже вижу, как, стоя у иконы, Наталья Пална объясняет молодой воспитательнице житие Ксении Петербуржской. Чье житие может питать силы, для совсем иного формата и отношения в работе с детьми, которым нужно особое отношение и внимание. Кстати, многие из детей вообще не говорят, но понимают Наталью с полувзгляда.

Дома у Натальи постоянно живут выпускники интерната, у которых есть проблемы с жильем. Но узнать ее в городе можно по простому признаку. Она никогда не приходит в храм одна, она ведет с собой детей школы-интерната или выпускников. Они гроздьями висят на ней, в ее сумке десятки небольших иконок и крестиков, и конфеты, которыми она одаривает каждого, кого встречает на своем пути. При этом она не балует опекаемых детей сладостями, главной сладостью для них она считает совместный приход в храм, к причастию. Дети это знают, понимают, и ждут, когда Наталья вновь придет за ними в интернат, и они уйдут в город, узнавать мир, в котором им жить завтра.

Довольно часто говорят об адаптации выпускников сиротских учреждений. Их никто не ждет за порогом детского дома, часто добровольцам они интересны только пока они в детском доме как дети-сироты. Позже те же самые дети почему-то малопривлекательны. А ведь для ребенка сироты так важно, чтобы контакт с приходящим человеком продолжался и потом.

Пример Натальи таков. Она уже опекает не одно поколение сирот, которые знают ее, доверяют ей и идут за ней. Она для них и мать, и крестная, значимый взрослый. Тот человек, который так важен для выпускника детского дома. Ведь привязавшись к воспитателям, они ищут поле тех, кому можно доверять и быть уверенным в том, что этот человек никогда не оставит в этой жизни.

Однажды мы стояли с Натальей у храма и разговаривали об одном парне, который сбился с пути, и Наталья разыскивает его, чтобы помочь ему. Некогда он жил у нее дома и вот пропал. К нам подошел высокий молодой человек, поздоровался и начал благодарить Наталью за ее участие в его жизни, когда он жил в школе-интернате и потом. Смущаясь, Наталья махала на него рукой и приговаривала – отстань ты Сашка. Большой Александр нежно обнял хрупкую Наталью и зашел в храм. Для меня, человека работающего сиротами, этот момент является главным в жизни и Натальи и Александра.

Когда целая государственная система не способна создать условия, при которых сироты могли бы встраиваться в общество безболезненно… Есть отдельный человек, христианка Наталья, не задумывающаяся об этих государственных проблемах, просто отдает себя и свое сердце детям, для них она становится маяком в жизни, который не даст сбиться с пути. Где таких добровольцев взять. Где Вы?
Ау…

Александр ГЕЗАЛОВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.