«Общественные организации обязаны контролировать работу сиротских учреждений»

Ситуацию с Павловским ДДИ комментируют директор общественной благотворительной организации «Перспективы» Мария Островская и директор школы-интерната № 8 Вадим Меньшов

Директор Павловского дома-интерната для детей с отклонениями в умственном развитии №4 под Петербургом Галина Племянникова уволена за нарушение ранее достигнутых договоренностей по сотрудничеству с волонтерами. Об этом 3 февраля сообщил РИА «Новости» Уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов.

Павловский дом-интернат № 4 – самое большое в России учреждение для детей с задержками умственного развития. В нем проживает 550 детей от 4 до 18 лет. Интернат сотрудничает с тремя общественными организациями: «Перспективы», «Подорожник», «Шаг навстречу». Дольше всех,15 лет, в интернате работает Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация «Перспективы». Директор «Перспектив» Мария Островская рассказала Милосердию.ru, что Галина Племянникова была назначена директором Павловского дома-интерната три года назад, а год назад решила избавиться от волонтеров. По мнению Островской, решение проблем воспитанников интерната не входило в планы Племянниковой. Увидев, как их много, она решила, что проще их отрицать. Поэтому люди, которые могли заявить об этих проблемах обществу, ей мешали. К тому же многие волонтеры стали активно писать о проблемах детей из Павловского интерната в своих блогах.

Это не единственный случай конфликта общественных организаций с руководством государственного сиротского учреждения. В большинство таких учреждений постороннему попасть невозможно. Позавчера в Екатеринбурге президент РФ Дмитрий Медведев провел заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека, на котором отметил важность работы неправительственных организаций, занимающихся образованием и социальной поддержкой детей, их деятельность в сфере борьбы с подростковой наркоманией и защиты детей от насилия. Также президент подписал указ «О Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека». Специалисты, занимающиеся сиротами, надеются, что после указов и письменных заявлений президента государственные детские дома и интернат откроют свои двери для общественности, позволят контролировать их работу. Почему это необходимо и есть ли уже прецеденты?

Мария ОСТРОВСКАЯ, директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы»:
— Мы работаем в самом большом в России детском интернате для инвалидов с серьезными задержками умственного развития – Павловском детском доме-интернате для инвалидов № 4, в котором проживает 550 детей. Там же, в других корпусах (всего в интернате четыре корпуса) работают общественные организации «Подорожник» и «Шаг навстречу». Последний год новый и теперь уже бывший директор интерната Галина Племянникова пыталась прекратить сотрудничество с нами, пришлось бороться. В целом же работу наших трех организаций я считаю положительным опытом общественного участия в судьбе воспитанников сиротских учреждений. Но именно участия, а не контроля. У детей появилось гораздо больше возможностей приобрести социальный опыт, пройти коррекционное обучение под руководством квалифицированных педагогов.

Но в одной детской больнице Петербурга родители создали волонтерскую группу и стали ухаживать за пациентами из детских домов. Волонтерам не понравилось, в каком состоянии попадают в больницу дети из этого дома-интерната, и они подняли большой шум, обратились к Уполномоченному по правам ребенка. Было проведено несколько проверок и выявлен ряд нарушений по положению детей в интернате, приняты решения, которые приведут к разукрупнению интерната. Это уже пример эффективного общественного контроля, но механизм такого контроля только зарождается. Пока у общественной организации нет законных оснований контролировать деятельность сиротских учреждений. Вот если это право закрепить законодательно, не будет необходимости устраивать скандалы с привлечением прессы.

Несомненно, контроль общественных организаций необходим. Потому что какие бы квалифицированные люди ни приходили с официальными проверками сверху, они не в состоянии за время проверки вникнуть в проблемы каждого ребенка. Это задача общественной организации. Понятно, что если мы сегодня объявим «каждому ребенку по волонтеру», они, волонтеры, автоматически не появятся. Но, например, в наших трех организациях работает больше ста волонтеров и специалистов. Уже сегодня вполне реально каждого из них закрепить за тремя-пятью детьми, чтобы он следил за их самочувствием и психологическим состоянием, был в курсе их проблем. Конечно, не во всех интернатах работает так много общественников, но с чего-то надо начинать. И поддерживать инициативы – общество готово помогать сиротам. Особенно молодежь. У нас на волонтерские позиции конкурс, и мы берем далеко не всех желающих.

Вадим МЕНЬШОВ, директор школы-интерната № 8 города Москвы:
Директор детского дома должен понимать, что он государственный опекун. То есть государство ему доверило воспитание сирот, следовательно, оно вправе проверять, как он их воспитывает. А государство – не только власть, но и граждане. С точки зрения здравого смысла общественные организации обязаны контролировать работу сиротских учреждений. Но пока нет соответствующего закона, все зависит от прихоти руководства учреждения. Увы, многие мои коллеги считают возможным не пускать общественность на порог. Да и сама общественность не всегда интересуется судьбами воспитанников. Потому и происходят такие трагедии, как год назад в Ижевской школе-интернате № 2, где 12 воспитанников вскрыли себе вены. Я туда ездил после трагедии, и эти мальчишки меня спросили: «А вам зачем это нужно?». Они привыкли, что никому не нужны, никому до них нет дела. В большом областном центре, столице республики никого не волновало, что творится за стенами детского интерната.

Мы сотрудничаем со многими фондами, при нашем интернате создан Общественный попечительский совет, с помощью общественности реализуются многие коррекционные и реабилитационные программы. Дети учатся в вечерних школах, приобретают профессии (например, парикмахера), учатся работать на компьютере, а некоторые даже поступают после детского дома в вузы. А ведь всех их к нам присылают с диагнозом «умственная отсталость». Я уже писал президенту об этой проблеме – неправильной постановке диагнозов. Безусловно, все эти дети получили в раннем детстве тяжелую психологическую травму, нуждаются в коррекционной педагогике, но многие врачи не вникают в их переживания, а записывают их в умственно отсталые, то есть изначально программируют их на социальную инвалидность. Задача же любого детского дома – по возможности подготовить детей к жизни. Из закрытых детских учреждений ребята выходят неподготовленными, не умеющими общаться с людьми, получают от государства квартиру и замыкаются в ней. Поэтому многие озлобляются и становятся преступниками. Это проблема общества, обществу ее и решать.

Многие дети пытаются убежать из детских домов. И бегут, как правило, не потому, что над ними издеваются, а от душевного одиночества. Им не хватает любви, присутствия родного человека. Поэтому необходимо к каждому ребенку прикрепить волонтера. Я считаю, что это осуществимо в рамках всей страны. Обстановка в детском доме должна быть максимально приближена к семейной. Только тогда дети смогут социализироваться и создать свои семьи.

Леонид ВИНОГРАДОВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.