О них не молятся

Хотя на дворе уже далеко не начало 90-х, в России все еще довольно часто можно встретить православные храмы, не просто не возвращенные Церкви, а откровенно поруганные

Хотя на дворе уже далеко не начало 90-х, в России все еще довольно часто можно встретить православные храмы, не просто не возвращенные Церкви, а откровенно поруганные. Именно в таком состоянии сейчас находится, например, храм Прп. Сергия Радонежского 2-го Стрелкового Царскосельского полка в городе Пушкине неподалеку от Санкт-Петербурга.

В начале ноября участники IX-ой Церковно-общественной выставки-форума «Православная Русь» и члены молодежного движения «Храмы воинской славы» из города Пушкина обратились к председателю Совета Федерации Сергею Миронову с письмом, в котором были и такие слова: «В настоящее время в здании церкви располагается Учебно-курсовой комбинат автомобильного транспорта Федерального дорожного агентства. Купола снесены, здание обезображено. В Храме располагаются караоке-бар и автомастерская, в алтаре устроена общественная уборная. Над могилами защитников России теперь курят кальян и поют караоке. Стыдно и больно становится за наше Отечество, когда видишь столь чудовищные явления. Это не просто недоразумение, это – кощунство и глумление над чувствами не только верующих, а всех, кому дорога наша Родина». Говорит помощник Сергея Миронова, Александр Щипков:

По имеющимся документам, в 1905-м году под этим храмом был похоронен генерал С. И. Кутепов, командир 2-го Стрелкового Царскосельского полка, один из инициаторов строительства этого храма. В 1915-м году здесь были похоронены еще восемь офицеров, видимо, скончавшихся от ран, полученных на 1-й Мировой войне – в Царском Селе находились военные госпитали. Сергей Михайлович поручил мне разобраться в этой ситуации. Я приезжал в Петербург месяца полтора назад, был в этом храме и убедился в том, что все, о чем говорилось в письме, – правда. Жители Пушкина обратились к нему, зная, что он их земляк. И правильно сделали. 25-го октября Миронов встречался в Троице-Сергиевой лавре со студентами московских духовных школ, и там он впервые рассказал об этой ситуации. Произошло это в обители Сергия Радонежского, храм в Царском Селе тоже построен в честь Сергия Радонежского, преподобный Сергий – святой покровитель Миронова. Такие вот совпадения. Во время той встречи он сказал, что берет дело под личный контроль. И отправился в Пушкино. Когда увидел все своими глазами, сказал: «Ну, надо же, в детстве сколько раз ходил по этой улице и не думал, что здесь когда-то был храм». Настолько это здание изуродовано… Мы вошли внутрь. Увидели, что там спешно все убирают, выносят пустые бутылки, снимают лампы, столы перевернуты. То, что там было до этого, – полное непотребство. На сегодняшний день магазин и кафе закрыты, туалет тоже закрыт. Это уже реакция на действия Миронова. Поскольку он заявил об этом публично, владельцы здания просто испугались. Правда, автосервис продолжает функционировать.

Закрытие кафе и магазина – это первая победа. Что собирается делать Миронов дальше? Он будет обращаться в «Росимущество» и в Министерство транспорта с просьбой рассмотреть вопрос о возвращении здания Русской Православной Церкви. Понятно, что это произойдет не за один день. Некоторые говорят, что это очень сложно. Мой опыт показывает, что даже очень сложные, на первый взгляд, проблемы, связанные с передачей имущества, с Божьей помощью решаются быстро и хорошо. Если дело благое, то Бог помогает. И деньги найдутся. Мне задавали вопрос: «Ну, вот вы хотите восстановить храм. А на какие деньги?» А я не знаю. Но деньги появятся. Похожая ситуация была со строительством храма в Парке Победы на Московском проспекте, на месте блокадного крематория: сначала мы очень долго не могли получить разрешение, из Смольного приходил один отказ за другим. Когда разрешение все же было получено, денег у нас вообще не было ни копейки – мы ведь не могли заниматься сбором средств, не зная, увенчаются ли наши старания успехом. А храм был построен меньше, чем за год, – нашлись благотворители, состоятельные люди из Санкт-Петербурга, чьи родственники остались в блокадном Ленинграде. Господь послал денег, и храм стоит, люди приходят, молятся.
Итак, храм Сергия Радонежского в Царском Селе должен быть передан Церкви, восстановлен, и там должны начаться богослужения. Это первое. И второе: хорошо бы посвятить этот храм памяти героев 1-й Мировой войны. Там же есть место, можно создать если не музей, то хотя бы повесить мраморные доски с именами тех, кто похоронен под самим храмом, и георгиевских кавалеров, которые похоронены на соседнем кладбище. Мы вспоминаем имена этих людей, потому что они – часть нашей истории. Но есть еще один важный аспект – литургический. Их будут поминать на Литургии, за них будет молиться Церковь. Сейчас же за них молятся либо родственники, если они есть и если они об этих людях помнят, либо вообще никто не молится . Мы надеемся, что возвращение Церкви этого храма возродит память о 1-й Мировой войне и поможет обществу вспомнить эту страницу нашей истории.

Благодаря отношению, которой сложилось к ней в советские времена, 1-я Мировая война находится где-то на задворках нашей исторической памяти. Ведь с точки зрения советской пропаганды эта война была империалистической, и ее герои для советских людей героями не были. Сам термин «1-я Мировая война» появился в конце 40-х годов, а до революции ее называли 2-й Отечественной – 1-й называлась война 1812-го года. Мы чтим память погибших в Великой Отечественной войне, и других войнах — вАфганистане, в Чечне. Но думается, что герои войны 1914 – 1916 гг. тоже достойны того, чтобы о них помнили.

Игорь ЛУНЕВ
Фото Наталья ШТЕЙНЕР

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.