9 из 10 ИВЛ в стране — зарубежные аппараты, но 80% регионов их остро не хватает. На Урале спешно производят новые. Медики говорят о необходимости общего реестра ИВЛ, чтобы верно рассчитать потребность

Реанимационных коек на местах — в 3 раза меньше нормы

Потребность в ИВЛ определяется количеством стационарных коек — от них зависит количество коек интенсивной терапии, которые должны быть обеспечены парком аппаратов ИВЛ.

Реальная картина неизвестна: открытого достоверного реестра вентиляторов в регионах, на который могли бы опираться медики, чиновники, НКО, — нет.

Личный опыт и контакты врачей с коллегами показывают, что аппаратов на местах для спасения тяжело заболевших COVID-19 очень не хватает. «В России традиционно было много стационаров, в которых пациентов лечили, а не спасали, — говорит пульмонолог, реаниматолог, кандидат медицинских наук и эксперт нескольких НКО Василий Штабницкий. – Поэтому доля интенсивных – реанимационных — коек, которые оснащены ИВЛ, не так велика, как на Западе, где приходится 100 интенсивных коек на 1000 обычных. На мой взгляд, у нас это соотношение, скорее, 50 на 1000».

По нормативу Минздрава, реанимационных коек в больницах должно быть не менее 3% от общего коечного фонда. У нас, по данным ведомства, установлено 1 172 000 больничных коек, включая интенсивные. Тогда в России должно быть не менее 35 000 реанимационных коек. Как пишет в своем «Проекте» Forbes, на практике их почти втрое меньше: по оценке Института фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний Минздрава, в палатах интенсивной терапии российских больниц всего 12 000 реанимационных коек — в три раза меньше нормы — и 33 000 аппаратов ИВЛ.

В 16 из 85 регионов — более 700 ИВЛ, в остальных меньше

Подход ВОЗ по результатам анализа ситуации с COVID-19 в разных странах — средний процент госпитализации 10%, из них в интенсивной терапии нуждаются 25–30% госпитализированных, 12% – в подключении к аппарату ИВЛ.

По данным инфекционных стационаров России, в 2009 году в ИВЛ нуждались 7–12% госпитализированных. То есть из 1 миллиона человек могло потребоваться подключить к аппарату 1200 пациентов одномоментно из расчета средней продолжительности занятости ИВЛ 10 дней. Значит, только Москве по этому параметру на 12 млн жителей нужно 14 400 аппаратов ИВЛ.

В Москве около 100 больниц на 500-1000 коек, в каждой примерно 20-50 аппаратов ИВЛ. Таким образом, в Москве насчитывается примерно от 5 до 10 тыс аппаратов ИВЛ. В Петербурге – 2.5 тыс, немногим более 1 тысячи — в Екатеринбурге. В целом лишь 16 регионов из 85 (20%) располагают ИВЛ в количестве свыше 700 шт.

По приказу Минздрава, 6 коек стандартной палаты реанимации должны обеспечиваться семью стационарными аппаратами ИВЛ и двумя транспортными — для перемещения пациентов по больнице. То есть, на все интенсивные койки в стране должно быть 52 500 аппаратов ИВЛ. До норматива Минздрава нам при наличии 40 тыс аппаратов ИВЛ — цифра, озвученная вице-премьером Татьяной Голиковой, — не хватает 12 500 вентиляторов.

Власти Нью-Йорка в марте 2020 года оценивали, что для заболевших коронавирусом горожан им нужны 30 тысяч вентиляторов. В США, по статистике, вентиляторы необходимы каждому четвертому госпитализированному с коронавирусной инфекцией.

9 из 10 ИВЛ в стране — качественные зарубежные аппараты

У нас традиционно сильна медицина катастроф — прекрасные специалисты и аппараты для экстренной помощи. Российские вентиляторы для экстренной помощи подключаются к баллону кислорода и могут работать и в поле, и в горах, и под водой, и в болоте. Это универсальные военные аппараты. А вот стационарные и переносные гражданские модели часто уступают импортным аналогам.

Например, Puritan Bennet 560 от одного из мировых лидеров ИВЛ Medtronic весит чуть больше 2 кг, его можно положить в рюкзак и выйти на улицу. Он универсален и безотказен: настраивается и для взрослых, и для детей, работает в любых условиях. Стандартные сроки поставки 1-2 шт – в течение 2 недель, как правило, со складов в России. Партия в 10-20 штук считается большой и ее нужно ждать дольше (в нынешних условиях — до конца сентября).

Наши вентиляторы вполне сопоставимы по технологии и функционалу и даже стоимости. Однако, например, российские аппараты модели «Авента» – только стационарные и весят 22 кг.

Большинство аппаратов ИВЛ в России, по словам экспертов медицинского направления благотворительных фондов, — иностранные. «Благодаря прошедшей несколько лет назад модернизации здравоохранения, 9 из 10 ИВЛ в нашей стране сегодня – качественные и умные аппараты зарубежного производства», — говорит Василий Штабницкий.

Импортный ИВЛ с комплектующими стоит больше 1 млн руб., наш с комплектующими —  около 1700 млн руб, поскольку в нем присутствует немало иностранных элементов. Столичные власти провели в марте 2020 года аукцион на поставку, установку и ввод в эксплуатацию 164 вентиляторов для взрослых по начальной цене 51,6 млн руб. То есть на один вентилятор город из своего бюджета готов потратить 314,8 тыс. руб. Единственным участником  было столичное ООО «Терапевт», 20 марта его и признали победителем аукциона. Период поставки – 10 апреля-1 декабря 2020 года.

Лучший производитель ИВЛ в мире обнародовал технологию

Сейчас ситуация такова, что, не принимая во внимание преимущества разных производителей, лучше будет тот, кто успеет быстрее помочь. Время сильно упущено – в этом смысле оперативнее всех среагировал Китай, где готовились заранее и в самом начале вспышки коронавируса закупили аппараты ИВЛ, в том числе в России.

В данный момент все, что было на складах у дилеров в России и поступило из США, Германии, Китая, Швеции, Словакии, – раскуплено. Приоритет для европейских производителей — соседи, из-за тяжелейшего развития пандемии в Италии, Испании, Франции. Поставок зарубежных вентиляторов по обычной стоимости в лучшем случае можно ждать в конце сентября. Перекупать – слишком дорого: цена подскакивает в 3-4 раза.

Поэтому наши и зарубежные производители форсируют выпуск вентиляторов и даже перепрофилируют другие производства, чтобы спасти как можно больше жизней.

В США автомобильные заводы, например Ford временно перестроились с автомобилей на ИВЛ. Британское правительство, сообщает BBC, заказало аппараты ИВЛ у конструктора пылесосов Дайсона — всего будет закуплено 10 тыс. аппаратов искусственной вентиляции легких. По призыву Национальной службы здравоохранения (NHS) компания с нуля разработала новый тип этих машин.

Medtronic, представленный в 160 странах, по данным пресс-службы компании в России, форсирует производство аппаратов (к концу мая – свыше 700 аппаратов в неделю, к концу июня – свыше 1000 аппаратов в неделю) и делится технологиями производства. На сайте компании опубликована проектная спецификация на аппарат ИВЛ Puritan Bennett ™ 560 (PB 560), чтобы компании из разных отраслей промышленности, стартапы и научные учреждения смогли оценить свои возможности и начать выпускать вентиляторы для нужд наиболее острых пациентов с COVID-19. Интерес к партнерству и производству этой модели подтвердили компании Tesla и Foxconn.

На пределе возможностей: 100 ИВЛ вместо 10 в день

Российское правительство распоряжением от 21 марта 2020 года заказало партию из 5700 аппаратов для нужд регионов «Уральскому приборостроительному заводу» в составе концерна КРЭТ. Концерн выпускает продукцию радиоэлектронного, авиационного, промышленного и медицинского назначения для более чем 30 стран мира.

В пресс-службе завода Милосердие.RU сообщили, что реализовать госзаказ заводу помогают еще два уральских предприятия — Тритон и УОМЗ. Все три работают в усиленном режиме. Вместо 10 аппаратов ИВЛ в сутки, как обычно, «Уральский приборостроительный завод» планирует выйти на выпуск 100 аппаратов в день. Такая норма на заводе одного из мировых лидеров производства вентиляторов компании Medtronic.

В УПЗ идет круглосуточная сборка и диагностика аппаратов в ручном режиме — силами своих и дополнительно нанятых на 3 месяца профильных специалистов из других регионов, пояснили в пресс-службе УПЗ. Кроме того, завод открыл горячую линию для приёма обращений на поставку аппаратов ИВЛ. Однако предприятие работает на пределе своих возможностей.

Проблема еще острее — в большинстве больниц при актуальности вентиляции есть, кому интубировать пациента, а вот тех, кто обеспечит потом необходимый уход, — не хватает.

По мнению Штабницкого, надеяться лишь на профессионализм врачей, многие из которых старшего возраста, при таком режиме работы, как сейчас, когда медики каждый день рискуют жизнью и погибают из-за инфарктов, инсультов или инфекции – не стоит. Все профильные специалисты работают на пределе. Как говорила вице-премьер Голикова 16 марта 2020 года, на тот момент у нас насчитывалось 6 тыс. врачей-инфекционистов, почти 2 тыс. пульмонологов и более 18 тыс. медсестер. Теперь, как никогда очевидно, что медиков стране не достает гораздо сильнее, чем ИВЛ.

Иллюстрации Оксаны Романовой