«Мой друг подвернул ногу. И вот сидит он на тротуаре с этой больной ногой. Кто к нему подошёл? Бомжи и гастарбайтеры! А люди бегут мимо – всем на работу надо»

Винсент Ван Гог, «Добрый самарянин»(1889-90), фрагмент. Изображение с сайта vangogen.ru

29 января в рамках Рождественских чтений прошла секция «Социальное служение – ответственность перед собой, обществом и Богом». Но не противоречит ли такая ответственность свободе человека? Публикуем самое интересное в тезисной форме.

«Ах, мы пришли к бабушке»

Фото с сайта tsargrad.tv

Митрополит Волгоградский и Камышинский Феодор (Казанов):

— Служение ближнему, безусловно, требует свободы.

Помню, был случай: мой друг подвернул ногу. И вот сидит он на тротуаре с этой больной ногой. Кто к нему подошёл? Бомжи и гастарбайтеры! А люди бегут мимо – всем на работу надо.

Помочь ближнему нельзя, если не уважать его. «Ах, мы пришли к бабушке! Ах, мы сейчас наведём у неё стерильную чистоту!» Но ведь это её мир – нравится он нам или не нравится, и мы не имеем права его ломать. Нужно иметь страх и уважение перед тайной другой личности.

Господь позволил нам сделать доброе дело. Но его надо сделать так, чтобы не навредить. Не влезай в чужой мир бульдозером, позволила тебе бабушка вытереть пыль вот здесь – вытри, но остального не трогай.

Надо ли смотреть на результат

Алессандро Салаконе. Фото с сайта mroc.pravobraz.ru

По мнению Алессандро Салаконе («Община святого Эгидия»), свобода сегодня становится синонимом одиночества. Но может ли быть счастлив одинокий человек?

— Когда-то жить в одиночестве было проблемой, но сегодня люди сознательно ищут одиночества, часто путая одиночество со свободой.

Избегать общения с другими людьми, в том числе теми, кто страдает, кажется спасением от проблем.

Это напоминает людей из Евангелия, которые до последних минут жизни Христа кричали: «Спаси Себя Самого!»

«Спасти себя самого» сегодня зачастую означает убегать от сложных вопросов, от отношений. Даже дети теперь зачастую рождаются и растут в монопариентальных семьях – семьях матерей или отцов-одиночек.

Люди страшно боятся к чему-то привязаться, возникло «поколение джампинга», стремительно переключающее сайты в Интернете так, как немного раньше оно щёлкало каналами в телевизоре. Люди меняют компании и интересы, стараясь всё попробовать и ни к чему не привязываться.

Современные люди очень стараются быть как можно дальше от любого страдания. Это передаётся детям, а в итоге мы получаем жильцов подъезда, возмутившихся, узнав, что одна из квартир у них сдана пациентам онкоклиники.

То же желание одиночества движет людьми, когда они обращаются к Богу, но не приходят в Церковь, потому что «нам не нужны посредники».

В итоге приходит большое разочарование, радость уходит, люди беспрестанно жалуются, что чего-то не хватает. Самостоятельность оборачивается одиночеством, с которой одинаково сталкиваются и богатые, и бедные.

Ответственность требует жертвенности – укорениться в проблемах другого – пожилого, больного, инвалида. Ответственными люди не рождаются, это качество надо воспитывать.

Иногда в социальном служении людям страшно привязаться к тем, кому они помогают, — из боязни, что подопечные начнут этим пользоваться и требовать больше. Иногда людям страшно потерпеть неудачу – они замучены со всех сторон требованиями успеха.

Рождественский обед для нуждающихся, устроенный «Общиной святого Эгидия». Фото с сайта santegidio.org

Важно изменить даже одного человека. В волонтёрских проектах не следует думать, что, если результата нет немедленно, проект не эффективен. На результат смотреть надо, но если мы ищем только результат, сама жизнь может считаться провальным проектом, потому что мы все – слабые.

Страху ответственности надо противопоставлять радость от того, что начинает меняться жизнь хотя бы одного человека.

Иногда нас тоже спрашивают: «Вот вы посещаете тридцать стариков в доме, где живут 500». Но мы же меняем жизнь конкретных людей, и с чего-то нужно начинать. По сути, социальная работа – это воплощение христианской мечты о том, что лучше станет жизнь одного человека, одной семьи с инвалидом.

Как и социальное служение, христианская жизнь не происходит в одиночестве. Совместная работа, общинность  – это средство от страха и выгорания. При этом своих сотрудников не надо судить, особенно молодёжь – их и так все обсуждают.

Настоящая хрестоматия социальной работы – это притча о добром самарянине.

Самарянин учил и хозяина гостиницы быть ответственным. Он не сказал ему: «Вот тебе больной, заботься о нём». Он сказал: «Я вернусь».

Никакого человека, даже с дипломом и печатями, нельзя просто послать на социальную работу и сказать: «Иди и делай!» Надо идти вместе с ним.

Социальные сотрудники должны питаться и духовно – литургией и причастием. Это помогает им понять, что они не одни перед проблемами, с которыми сталкиваются, потому что есть Бог.

«Социальные работники часто чрезмерно ответственны и боятся начальства»

Татьяна Зальцман. Фото: Анна Гальперина

Татьяна Зальцман, заведующая кафедрой социальной работы ПСТГУ, говорит о двух опасностях неверно понятой ответственности:

— Искренне принятая на себя ответственность – это призвание, формально принятая ответственность – только обязанность.

«Увеличить количество волонтёров» — неверная постановка задачи. В том же добровольчестве есть опасность, что, привлекая людей к проекту, мы на самом деле не думаем о решении проблемы или о том, насколько это важно для конкретного человека. Простое увеличение количества волонтёров может никак не способствовать решению социальных проблем, быть не изменениями, а имитацией.

Проблема сегодняшнего дня – ситуация, когда одни сотрудники – это временщики, которым нужно просто «пересидеть» рабочий день. А другие – недостаточно квалифицированы и не понимают последствий своих действий.

В первую очередь мы должны научиться задавать себе вопрос: «А я сам все ли обязательства выполняю, не подменяю ли заботу о близких гиперопекой, не позволяя им и шагу ступить без моего одобрения…»

Может быть, вы пытаетесь контролировать ситуацию, но не хотите брать на себя ответственность, пытаетесь решать чужие проблемы, когда вас об этом не просят?

Может быть, вы заботитесь об окружающих – помогаете соседям, наводите порядок в подъезде, или ваших сил хватает только на то, чтобы обсудить неправильные действия чиновников?

Как видим, разброс наших представлений об ответственности очень широкий – на одной стороне безответственность, на другой – гиперопека и перфекционизм.

Социальные работники чаще чрезмерно ответственны – с одной стороны, в силу своего представления об ответственности, с другой, они боятся порицаний начальства. Чтобы они лучше понимали своих клиентов, нужна глубокая работа – ведь у многих из подопечных своеобразные отношения с ответственностью, а кто-то с ней совсем не знаком.

А в ответственности особенно нуждаются зависимые люди, выпускники детдомов и интернатов, инвалиды и родители детей-инвалидов – это важный момент программ помощи.