Новый образовательный стандарт

Идеология и философия так называемого свободного выбора – один из краеугольных камней всей образовательной реформы в целом и нового стандарта в частности. Эта коллизия очень беспокоит

Стоит ли напоминать картину, которая привела к всеобщему взрыву, но облегчения и ясности не принесла? Наверное, стоит. Как мы помним, сначала тлел, а потом все упорней разгорался пожар слухов. После засухи и кошмаров засушливого лета этот пожар как-то логично соединился с обсуждением непогашенных торфяников. Но первый язычок реального пламени показался в середине ноября. Совсем ненадолго – мелькнул и исчез. Документ стандарта, представленный на сайте standart.edu.ru, продержался всего несколько дней с 17 ноября. Прочитать не успели не только потому, что времени было в обрез, но и потому, что для чтения таких текстов нужны определенные навыки, тренировка и терпение.

В том ноябрьском, быстро исчезнувшем варианте, сразу стали очевидны разные слои текста: ясные и мутные. В столкновении кажущейся ясности и мути завязались главные интриги, что породили новые слухи, неизбежно по ходу дела кое-что искажавшие. К ясным тезисам отнесли сразу же деление на две группы предметов в старшей школе: обязательные и по выбору. К обязательным относятся четыре. Этот пункт не менялся ни в одной из версий. Не хочется лишний раз перечислять этот набор. Меня в этом списке расстроило многое, но особенно «индивидуальный проект», естественно не являющийся предметом. На тему самостоятельного проектирования и проведения исследований в школе знающие люди говорили и писали немало. Суть же проста – под этими громкими, но пустыми словами скрыта очередная профанация: проектировать и исследовать могут те, у кого есть хоть какая-то минимальная база знаний, реальные представления о той области, в которой собираются что-то делать, изучать, к примеру. Кроме того, такие занятия должны проходить под руководством старших, кто сам на практике занимается проектированием и хотя бы понимает, что это такое. Поскольку «индивидуальный проект» входит в обязательный перечень, то предполагается его массовое внедрение. Возникает закономерный вопрос: смогут ли нынешние учителя стать грамотными руководителями таких проектов?

Но здесь все более-менее понятно. А вот нервная путаница началась с часовыми пропорциями, объемами (то ли это часы, то ли количество предметов), финансовыми обязательствами, которое государство готово взять на себя и оплатить, а какую-то часть оставить для самостоятельной «покупки» родителям. При этом сразу возникало множество трудных проблем: что такое углубленное изучение и насколько оно подкреплено допускаемым количеством времени, сколько вообще предметов необходимо и достаточно для выбора.

Одна из коллизий, которая меня очень беспокоит, – это, если угодно, идеология и философия так называемого свободного выбора. Насколько я понимаю, это один из краеугольных камней всей образовательной реформы в целом и нового стандарта в частности. Мне совершенно непонятно, кто, как, при каких обстоятельствах этот выбор будет делать, на каком основании? Неужели мы всю ответственность перекладываем на 14-15-летнего человека? Рассуждения очень простые и банальные: можно ли в этом возрасте твердо знать, что нужно или не нужно, что пригодится – пусть не через двадцать лет, а хотя бы через три – пять? Ребенок, подросток в этом возрасте (за редким исключением) руководствуется в основном одним принципом – интересно, не интересно. И он прав. При этом необходимо учесть, что для гуманитариев зачастую взросление и самоопределение наступает позже, чем для математиков. Говорят, что это азбука возрастной психологии. «Индивидуальный проект» и «индивидуальный учебный план» – это на мой взгляд, двойная профанация.

Но вернемся к историческим подробностям. Напомним, что по сценарию разработчиков и Министерства роковой день завершения дебатов и благополучного утверждения стандарта должен был наступить в прошедший вторник 15 февраля. Но это не произошло, потому что на наших глазах начал разворачиваться контрсценарий. Отправная точка – письмо Сергея Волкова , учителя русского языка и литературы школы 57, главного редактора газеты «Литература», опубликованное в сети 28 января. Это ключевая дата.

Сергей Волков, человек известный в учительских, журналистских кругах. Он – молодец. Сергей Волков и доктор Хренов – «герои нашего времени». Сергей Волков гораздо раньше «доктора Хренова» начал свое дело. Он, как никто другой, умеет «истину царям с улыбкой говорить». У Сергея Волкова – опыт. Его слышали и слушали. При содействии сетевого издания «Русский журнал» лет пять-шесть назад он организовал неформальную встречу директоров лучших школ Москвы с министром А.И.Фурсенко. Разговора не получилось. Но резонанс был. Помню, покойный Евгений Федорович Сабуров привел нас как-то в Министерство, обсуждали очередной дискуссионный проект с участием общественности, журналистов. Исаак Калина доверительно передал Сергею свою статью и просил написать комментарий. Не помню, чем все завершилось тогда, но Волков в серьезных баталиях человек неслучайный. Итак, письмо. Оно собрало 20 с лишним тысяч подписей. Одним словом, шквал. Почему? Потому что автор письма взял на себя труд «прочитать за всех» и передал содержание человеческими словами, за что ему все благодарны, потому что понять написанное очень трудно.

Дальше вместо тихого утверждения стандарта и наступающего затем общего благоденствия в новом сценарии пошла лавина обсуждений, повлекшее вмешательство премьера Путина, отправившего документ на исправление тем же самым разработчикам.

И вот пару дней назад появился новый вариант, в котором местами исправлен синтаксис, но главное, в целом идеология осталась прежней.

Сухой остаток: виноваты «читатели». Они не разобрались, не поняли авторский замысел, перепутали значения слов. Характерно, как в одном из интервью подведены итоги всей этой вакханалии споров : «Классический фантом — сегодняшняя дискуссия об образовательных стандартах. Все свелось к тому, что якобы кем-то решено, что в школе останется три обязательных предмета, а за остальные придется платить. Люди выхватывают из текстов или выступлений министра какие-то слова — и далее продолжают в катастрофических терминах обсуждать вообще не существующую проблему. Послушайте, ну не может быть в школе три обязательных предмета — физкультура, ОБЖ и «Место России в мире». Не может никто этого задумывать. Как говорил Антон Павлович Чехов, этого не может быть потому, что этого не может быть никогда. Это может быть смешно со стороны, но это свидетельство вырождения системы общественного интереса к политике». Думаю, что это объяснение надо взять на вооружение и все происходящее воспринимать как коллективный розыгрыш и шутку. А проблема вся – в неквалифицированных читателях. Что будет дальше, PISA (Programme For International Student Assessment) покажет.

Я работаю со студентами. 2, 3, 4 курс. Недавние школьники. Хорошие дети. Им многое интересно. Но всерьез осваивать непростые вещи, да и читать, понимать те объемы текстов, которые предусмотрены даже сокращенной и адаптированной программой, они не могут, не умеют, потому что им мешают те колоссальные провалы, которые и составляют их «школьный капитал». Поэтому приходится зачастую объяснять то, что должно быть усвоено еще в средней школе.

В заключение хочется повторить один фрагмент жесткой резолюции, которую математики вынесли, проанализировав уже переработанную версию стандарта: «Крайне опасное следствие – фактически запрограммированное резкое снижение учебного времени, отводимого на содержательные предметы. Невозможно «научиться учиться» таким образом, чтобы при этом ничему конкретному как следует не научиться».

Елена ПЕНСКАЯ, заведующая кафедрой словесности
Отделения деловой и политической журналистики,
профессор, доктор филологических наук

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться