Опубликовано новое научное исследование, касающееся загадок околосмертных переживаний

Опубликовано новое научное исследование, касающееся загадок околосмертных переживаний.

Новое исследование о клинической смерти: свет в конце тоннеля?

Опыты с животными

Вы покидаете свое физическое тело и взлетаете вверх. Вы плавно летите по направлению к тоннелю, продвигаетесь по нему вперед, а на выходе вас встречает необыкновенно яркий свет, который занимает все видимое пространство …

Новое научное исследование свидетельствует: как ни прозаично это звучит, скорее всего, рассказы людей, переживших клиническую смерть, описывают состояние, вызванное повышенной активностью нейронов после остановки сердца.

Ученые из Мичиганского университета сняли электроэнцефалограмму (ЭЭГ) девяти крыс в состоянии анестезии после искусственной остановки сердца. В течение 30 секунд все девять животных продемонстрировали необычайный всплеск мозговой активности, причем такой, которая характерна для сознательной обработки информации, особенно визуальной. Интересно, что уровень активности существенно превосходил тот, что наблюдается в обычном состоянии при бодрствовании.

Ведущий исследователь проекта, профессор Мичиганского университета Джимо Борджигин впервые столкнулась с этим явлением случайно. В 2007 году она изучала секрецию нейротрансмиттеров у крыс, и двое из подопытных животных неожиданно умерли. Произошло это ночью, в отсутствие экспериментаторов. Рассматривая утром ночные данные приборов, Джимо заметила непонятные пики мозговой активности у умерших животных, примерно совпадающие со временем смерти. Это заставило ее задуматься. Не впервые в науке побочное «мини-открытие» дало неожиданное направление мысли ученого, и профессор Борджигин начала тщательную подготовку нового эксперимента.

Человеческий опыт

Отвлечемся на минуту от крыс и вернемся к людям, пережившим клиническую смерть. Для воспоминаний людей об этом специфическом опыте есть даже специальный термин —«околосмертные переживания» (по-английски — a near-death experience, NDE). Об них написано множество статей и даже несколько книг. Первым исследователем, обратившим внимание на этот феномен и собравшим большой статистический материал, был американский психолог и психиатр Реймонд Моуди, который в 1975 году опубликовал результаты своих изысканий в книге «Жизнь после жизни», сразу же ставшей мировым бестселлером. Моуди обобщил рассказы о переживаниях 250 умиравших и оживленных больных. По его собственному признанию, он опирался исключительно на воспоминания этих людей о том, как они в момент умирания сначала слышали неприятный шум, громкий звон, затем передвигались по длинному темному тоннелю, в конце которого сиял свет, встречались с ранее умершими родственниками и друзьями. Все это время они ощущали, что находятся вне своего тела. Затем наступало чувство умиротворения и радости от воссоединения со своей телесной оболочкой.

Долгое время считалось, что во время клинической смерти мозг «молчит». После остановки сердца прекращается приток крови, снабжающей клетки мозга кислородом и глюкозой, и теоретически никакая активность мозга невозможна. Отсюда следует, что в состоянии клинической смерти человек, в принципе, ничего не может чувствовать или переживать. Значит, считали ученые, околосмертные переживания — это галлюцинации, вызванные гипоксией во время, предшествующее полной остановке сердца, то есть до наступления клинической смерти. Нет ничего удивительного в том, что у людей с разным культурным опытом, эти переживания оказываются сходными, ведь структура мозга и процессы, связанные с его жизнью и смертью, одинаковы для всех человеческих существ, независимо от расы и тем более от мировоззрения.

Однако существует и другая точка зрения на околосмертные переживания. Некоторые из тех, кто их испытал, посчитали эти ощущения подтверждением существования загробной жизни. Известны случаи, когда атеисты, пережив клиническую смерть, становились верующими, считая, что испытали момент расставания души с телом, а яркий свет в конце тоннеля есть проявление Бога. Ряд философов-идеалистов, не являющихся в строгом христианском смысле верующими, считает околосмертный опыт доказательством того, что сознание человека способно пережить его физическое тело.

Последний рывок к сознанию?

Было еще одно исследование, в котором ученые, как и Джимо Борджигин, зафиксировали всплеск волновой активности нейронов у крыс после прекращения снабжения мозга кислородом в качестве «побочного» результата эксперимента. Голландские физиологи намеревались всего лишь выяснить, является ли декапитация (обезглавливание) крыс гуманным способом их эвтаназии, и не задавались целью исследовать характер волн, порождаемых нейронами после клинической смерти. В выводах исследования они отметили, что такого рода мощная волновая реакция является, по-видимому, границей между жизнью и смертью биологической («волна смерти»).

Джимо Борджигин и ее коллеги пошли дальше. Они внимательно изучили характер деятельности нейронов после наступления клинической смерти и пришли к выводу, что «волна смерти» связана с сознанием. Ученые увидели в энцефалограмме те типы волн, которые возникают при осознанной обработке информации, а также высокую степень взаимодействия между собой разных отделов мозга, типичную для состояния бодрствования, но отсутствующую при анестезии. Именно в силу согласованности функционирования участков мозга в сознательном состоянии мы имеем цельную и непротиворечивую картину окружающей нас действительности в отличие от хаотичных и странных видений в состоянии сна или бреда.

Уровень взаимодействия отделов мозга у экспериментальных животных в состоянии клинической смерти оказался даже выше того, который наблюдается в норме при бодрствовании. Если то же самое происходит в мозге человека, то здесь может крыться причина необычайной выразительности околосмертных образов, которые, по словам пациентов, перенесших клиническую смерть, кажутся реальнее самой жизни. Джимо Борджигин отмечает, что активация волн на ЭЭГ у людей связана с визуальной стимуляцией, и, возможно, именно этим и объясняются видения необычайно яркого света, которые описывают выжившие после остановки сердца пациенты.

Интерпретации и мнения

Публикация результатов исследования 8 августа 2013 года в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences вызвала огромный интерес в научном мире, хотя выводы ученых были восприняты неоднозначно.

Невролог Николас Шифф считает исследование чрезвычайно интересным, а его результаты — новым словом в науке, однако замечает, что на данном этапе рано говорить о маркерах сознания в электроэнцефалограмме, как о чем-то вполне определенном. Он склонен объяснять всплеск волновой активности скорее ответом клеток мозга на шок, вызванный резким и значительным физиологическим изменением, нежели рывком умирающего мозга к сознательному состоянию.

«Знаем ли мы, что такое “сознание” у животных? Философы и ученые до сих пор не пришли к единому мнению о том, как трактовать этот термин применительно к человеку, не говоря уже о других биологических видах», — говорит Дэвид МакКонигл, преподаватель Кардиффского университета.

Андерс Сандберг, ученый из Оксфорда, восхищается постановкой эксперимента и чистотой его исполнения, однако предостерегает от далеко идущих выводов, напоминая о том, что данные энцефалограммы, разумеется, информативны, но не дают полного представления о переживаниях ее субъекта.

Сама Джимо Борджигин совершенно не настаивает на том, что раскрыла загадку околосмертных переживаний, однако, она надеется на то, что полученные ею вместе с коллегами данные могут стать основой для дальнейших исследований состояния мозга человека после клинической смерти.

Источники статьи: