«Боюсь упасть и разбиться насмерть». Пожилые люди рискуют жизнью на лестницах и переходах железных дорог

Перевозчики и владельцы ж/д объектов часто сами не знают – как сделать их безопасными и доступными. Самые комфортные для людей с ограниченными возможностями и вообще для всех — вокзалы в городах, где принимали чемпионат мира по футболу

31 июля 2019 года на железнодорожной платформе на станции Тосно под Санкт-Петербургом произошла трагедия. Переходившая пути по надземному переходу 72-летняя жительница Колпино оступилась и упала с лестницы на пути.

Пострадавшую госпитализировали в местную Александровскую больницу в тяжелом состоянии: у нее был диагностирован ушиб и кровоизлияние головного мозга и перелом правой скуловой дуги. Спустя восемь дней женщина скончалась.

По итогам происшествия правоохранительные органы провели проверку и — «противоправных действий в отношении неё» не выявили. Пожилая женщина, по версии следствия, оказалась сама виновата в своей трагедии — ее подвела слабосильность. Крупнейший перевозчик российской сети железных дорог «РЖД» де-юре выполнил свои обязательства – ведь переход через дорогу был. Налицо — неправильная, неосторожная, если хотите, эксплуатация.

Но в том-то и проблема, что подобные случаи носят, увы, системный характер.

Сами не знают, как надо

Одна из главных причин трагических происшествий на объектах «РЖД» в том, что сами перевозчики и владельцы ж/д объектов часто не знают – как и что сделать, чтобы было безопасно.

В октябре 2018 года, упала, выходя из вагона, пассажирка фирменного поезда Москва-Санкт-Петербург, который прибыл на Московский вокзал в северной столице. Проводница и свидетели случившегося бросились на помощь — пожилая женщина упала между вагоном и платформой из-за съехавшего трапа. Трагедии удалось избежать, но пострадавшую пришлось госпитализировать – она сильно ушибла грудную клетку.

Следователи изучали все обстоятельства дела, проводили экспертизу мостика. Виновной признали проводницу — она отошла от мостика во время выхода пассажиров, хотя по инструкции должна была быть рядом.

Но случай с пенсионеркой на Московском вокзале в Питере оказался не единственным. Горожане неоднократно падали с мостиков во время выхода из вагона или захода в него с платформы. Причина — в изначально небезопасной конструкции мостиков. Они смещаются, потому что не зафиксированы.

Предприниматель Мария Капранова проходила по делу свидетелем. Ее компания «Пандус Москва» по контракту с АО «Федеральная пассажирская компания» («дочка» ОАО «РЖД») поставляла для поездов те самые мостики.

— Ко мне, как к поставщику пандусов, претензий со стороны СК не было. Техзадание на мостик, чертеж, разрабатывало АО «ФПК». Пандусы, которые мы поставляли для ФПК, полностью соответствовали техническому заданию заказчика, которое, как оказалось, было небезопасным. После этого случая они сняли все мостики с эксплуатации. Сейчас мостики эксплуатируются только с фиксаторами, — рассказывает Мария Капранова.

Самые комфортные — вокзалы в городах, где принимали чемпионат мира по футболу

Заместитель председателя Всероссийского общества инвалидов (ВОИ) Олег Рысев называет московские вокзалы, в частности, Рижский, образцовыми — здесь установлены пандусы, подъемная платформа и кнопки вызова персонала. По его словам, большинство станций Московского центрального кольца полностью оборудованы для людей с инвалидностью.

Например, высокий уровень доступности – на станции Ростокино (Ярославское направление). В качестве позитивных примеров ВОИ приводит и вокзалы в городах, которые в 2018 году принимали чемпионат мира по футболу, — Самара, Нижний Новгород, Екатеринбург, Сочи, Саранск, Казань, Адлер.  

Здесь не только созданы пандусы, лифты, подъемные платформы, кнопки вызова персонала, широкие дверные проемы, но и налажена помощь пассажирам с инвалидностью. На вокзале в Ижевске действует мобильная подъемная платформа для пассажиров на кресло-колясках.

Но не во всех городах действуют службы сопровождения маломобильных пассажиров. Например, в Московской области доступны далеко не все платформы пригородного направления. Человеку на коляске практически невозможно выйти из вагона электрички из-за разности высот платформы и подвижного состава, — говорит Олег Рысев.

Боишься, как бы не сшибли

Снова Питер, переход на станции Ржевка. Несколько лет назад здесь установили современный надземный переход. Но большинство пешеходов по-прежнему перебегают пути по наложенным между рельсами прогнившим доскам и неровным бетонным плитам. Местные журналисты провели целое расследование, чтобы выяснить причину происходящего. Она до боли проста: через рельсы бегать удобнее, а на переход и времени жалко, и подниматься тяжело.

83-летняя жительница Москвы Людмила Отрощенко, несмотря на возраст, продолжает вести активный образ жизни. Силы придает растущий внук: Людмила Петровна помогает семье сына, забирает его из школы. Несколько раз в неделю пенсионерке приходится преодолевать многоступенчатый надземный переход на станции Москва-3. Собирается с силами и старается соблюдать все правила. Но делать ей это очень непросто в силу возраста, а лифта в конструкции не предусмотрено.

— Чтобы попасть на платформу, надо сначала подняться на переход, а потом спуститься, а он очень высокий, лестница крутая. Инвалидам и людям старшего поколения, мне в том числе, это очень сложно сделать, – рассказывает Людмила Петровна. – Место оживленное, когда поезд подходит, люди по лестницам бегут, и тут уже опасаешься, как бы тебя не сшибли.

Совсем рядом со станцией Москва-3 расположена школа-интернат № 1 для обучения и реабилитации слепых. Среди них есть учащиеся, которые тоже вынуждены ежедневно пересекать пути в районе Москвы-3.

Насколько остро стоит эта проблема, директор школы Иван Вишнивецкий комментировать нашему журналисту не стал, порекомендовав обратиться в пресс-службу Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы.

В департаменте нам сообщили, что проблемы с опасным переходом на Москве-3 у школы сейчас нет. Оказывается, родители и ученики выбирают другой путь — более безопасную пешеходную зону от метро Алексеевская.

— Кроме непосредственно дорожки для пешеходов там обустроены поручни и тактильные ориентиры для незрячих людей, — пояснили в пресс-службе ведомства.  — Мы рассматриваем каждое обращение граждан. Если у москвичей возникают вопросы о доступности объекта железнодорожной инфраструктуры, мы обязательно проверяем информацию и направляем письмо в адрес собственника объекта с просьбой обеспечить доступность.

РЖД: Не каждый объект можно сделать доступным

Нельзя сказать, что ОАО «РЖД» и ее смежники не стараются обезопасить железнодорожное пространство. Делается многое, и эксперты в области доступной среды это не отрицают.

Уже шесть лет на сети РЖД работает «Центр содействия мобильности», который обслуживает маломобильных пассажиров. Это проект Дирекции железнодорожных вокзалов – филиала ОАО «РЖД» (ДЖВ).

Помощь путешествующим поездом людям с инвалидностью оказывают по предварительной заявке – поддерживают по дороге от транспорта до вокзала и обратно, сопровождают по всей территории вокзального комплекса — в санитарные комнаты, камеры хранения, залы ожидания. Помогают сесть в вагон, разместить багаж и со многим другим.

«На главных вокзалах Санкт-Петербурга внедрены пандусы, тактильная напольная разметка, система «Говорящий город», — говорит Дмитрий Туринский, начальник службы корпоративных коммуникаций Октябрьской железной дороги (филиал РЖД). — Созданы отдельные кассовые окна с пониженным приставом, оборудованные индукционными петлями. Организуются инструктирование и обучение проводников пассажирских вагонов и начальников поездов.

— Но не каждый объект пассажирской железнодорожной инфраструктуры можно привести в соответствие нормам безбарьерной среды без серьезного вмешательства в его конструкцию.

Ряд железнодорожных объектов был построен задолго до внедрения законодательных актов РФ, направленных на защиту прав инвалидов. Некоторые такие объекты, к тому же — памятники культуры, что дополнительно осложняет их адаптацию к стандартам безбарьерной среды».

Например, какую конструкцию для подъема моста для инвалидной коляски можно придумать на 10 кв.м? «Это просто нереально, правильный подъемник для колясочников требует большого пространства, — соглашается помощник Президента Союза инвалидов России Марат Шейхадинов. – Единственный способ решить эту проблему – давать инвалидам и людям с ОВЗ более безопасные альтернативы».

В бесконечной борьбе за безопасный доступ через рельсы к благам цивилизации уже много лет приходится бороться и жителям микрорайона Павшинская пойма. От этого района в Красногорске до московского Митино — рукой подать. Именно там расположен ландшафтный парк, в котором так любят гулять семьями павшинцы (своего парка у них в районе нет). Он совсем рядом, если идти по прямой, — только через железную дорогу перейти.

Когда здесь не было пешеходного перехода, прохожие бегали через пути, с велосипедами, колясками и детьми-грудничками подмышкой. Ведь чтобы перейти дорогу по безопасному наземному переходу, надо сделать крюк в пару километров: пока дойдешь – уже устанешь и гулять не захочется.

На протяжении многих лет РЖД предпочитала закрывать на происходящее глаза, а управа района Митино безуспешно заделывала дырки-проходы в заборе вокруг парка. Но 15 мая 2014 года случилась трагедия — электропоезд насмерть сбил на «народной тропе» жительницу Поймы.

После запуска МЦД-2 в конце 2019 года поезда на рижском направлении стали ходить с интервалом в пять-шесть минут, и вместе с новыми станциями на линии наконец построили наземный переход – со светофором и ограждением.

Но сейчас РЖД вновь хочет его демонтировать: у администрации района Митино нет планов по строительству дороги и входа в парк. А это значит, будут новые жертвы, ведь люди продолжат бегать через рельсы.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.