Недоношенный? Выхоженный!

Сегодня в мире отмечается День детей с экстремально низкой массой тела. Оказывается, в России качеством медицинской помощи таким детям можно гордиться

Сегодня — всемирный день детей с экстремально низкой массой тела. Он отмечается во всем мире по инициативе Европейского фонда заботы о новорожденных пациентах (EFCNI). Во многих странах мира к 17 ноября приурочены различные праздничные мероприятия. Но и в нашей стране, как выяснилось, есть чему в этот день порадоваться.

О детях, чей праздник отмечается сегодня, говорили вчера в московском пресс- центре «РИА новости» на пресс-конференции, посвященной проблемам выхаживания недоношенных детей с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ). Мероприятие было организовано некоммерческим партнерством «Здоровое будущее». На фоне потока пессимистической информации о нашей стране, которую ежедневно приносят новостные ленты, российские врачи-неонатологи заявляют, что в области выхаживания недоношенных детей нам есть, чем гордиться. Пожалуй, это мероприятие стало одним из самых оптимистических за последнее время.

    В пресс-конференции приняли участие:
  • главный неонатолог Минздравсоцразвития РФ Елена Байбарина
  • главный неонатолог Министерства здравоохранения Московской области Нина Захарова;
  • заместитель директора Департамента развития службы родовспоможения Минздравсоцразвития РФ Ольга Чумакова.

    Главным информационным поводом стало то, что в 2012 году Россия переходит на критерии регистрации новорожденных, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения. В соответствии с ними регистрироваться будут новорожденные, появившиеся на свет после 22-й недели беременности с массой тела более 500 граммов.

    Считается, что эти изменения приведут к увеличению показателей младенческой смертности, поскольку сейчас в России новорожденный с низкой массой тела «не считается плодом» и такие дети, если они не прожили 7 суток, не попадают в статистику смертности. Но в пресс-центре «РИА Новости» главные специалисты в области выхаживания новорожденных гораздо больше говорили о жизни, чем о смерти.

    Елена Байбарина, главный неонатолог Минздравсоцразвития РФ: «Вокруг проблемы недоношенных существует много мифов»

    Елена Николаевна рассказала о том, что выхаживание детей с ЭМНТ стало обязательно в России с 1993 года, именно тогда вышел соответствующий приказ Минздрава. С этого времени на такого ребенка стало обязательным заводить историю болезни, и начался учет таких младенцев. Так что говорить о том, что мы не знаем о количестве недоношенных младенцев — неправильно, статистика за последние полтора десятилетия — есть. Но дело в том, что цифры смерти младенцев с ЭНМТ никогда не суммировались с общими показателями младенческой смертности. Цифры смертности в результате повысятся процентов на 30, но это не значит, что больше детей станут умирать. По словам Елены Николаевны, увеличение количества младенческой смертности в результате перехода на новую систему — миф, ведь, несмотря на изменение системы подсчетов, цифры за ними останутся те же самые, и дети за этими цифрами будут стоять все те же. А процент выживших среди этих детей с каждым годом растет.

    Но новые категории регистрации принесут изменения, которые касаются не детей, а взрослых. Говорить о смерти новорожденных всегда тяжело, но на плечах некоторых родителей в нашей стране лежит двойная тяжесть. Раньше в России в случае смерти недоношенного ребенка с низкой массой тела, он просто… не считался родившимся. И мать такого ребенка, соответственно, не считалась родившей, со всеми вытекающими отсюда материальными и моральными последствиями, вплоть до невозможности похоронить такого ребенка. Теперь права детей с ЭНМТ будут урегулированы в правовом поле.

    Второй миф, с которым приходится сталкиваться неонатологам: «Выхаживая таких детей, вы увеличиваете количество инвалидов». На самом деле, согласно статистике неонатологов, сейчас выживают 80% детей недоношенных детей с ЭНМТ. Из этих детей имеют грубую инвалидность только 20%. Причем с каждым годом этот процент снижается, многие нарушения, например, ретинопатию недоношенных, которая раньше очень часто приводила к слепоте, наши врачи уже научились побеждать. То есть 8 из 10 выживших недоношенных детей — здоровы. Есть ли смысл бороться за их жизнь? Конечно, есть. Да и те, двое из десяти, получившие инвалидность, они ведь тоже люди, и не нам решать, жить им, или умереть. Инвалидность имели многие известные люди, можно вспомнить хоть Гомера, хоть Бетховена.

    Не помочь – невозможно

    Все врачи, присутствовавшие на пресс-конференции, отметили, что недоношенные дети вызывают у людей, в том числе и у суровых специалистов совершенно особые эмоции. Таким детям хочется помогать. К ним привязываются все, кто имеет с ними дело. Даже вязание крохотных шапочек и носочков, чтобы недоношенный не озяб в своем стеклянном кювезе — коллективное занятие всего отделения. Если устройство отделения позволяет пребывание рядом с таким новорожденным родителей, то выхаживание превращается для родителей и специалистов в общее дело, а врач, выхаживавший такого ребенка, зачастую становится на всю жизнь для его семьи главным другом и советчиком. Сегодня такие дети вместе с родителями придут на праздники, которые организуют в отделениях неонтологии по всей стране.
    Кроме коллективного умиления подросшими детьми (куда без этого!), у таких встреч есть и более серьезные цели — оценка развития каждого ребенка, и, в итоге — сбор статистики о том, как растут и развиваются недоношенные. Кроме того, такие встречи очень важны для родителей, которые, оказывается, очень болезненно относятся к своему статусу, многие родители в нашем обществе, стесняются, если их ребенок родился недоношенным, и всю мучаются по этому поводу чувством вины.

    Конечно, выхаживание недоношенных с ЭНМТ — высокотехнологичный, и потому дорогостоящий процесс, требующий работы специально подготовленных врачей. Но эти проблемы решаются в рамках нацпроекта «Здоровье», программы «Родовой сертификат» и других региональных проектов, на реализацию которых в 2011 году выделено более 12 млрд. рублей. Но смысл в выхаживании детей есть всегда. В том числе, как ни странно, и экономический. В Норвегии, где не только хорошо умеют выхаживать недоношенных, но и умеют считать деньги, однажды посчитали, сколько таких детей выжило, получило профессию, устроилось на работу и т д. И выяснилось, что как ни крути, государство в итоге получило больше, чем потратило.

    «Выхаживая недоношенных детей, мы совершенствуем технологии здравоохранения» — считает Елена Байбарина. Выхаживание недоношенных детей, оказывается, приносит пользу не только этим конкретным дестям, но и медицине вообще. Чем лучше врачи выхаживают недоношенных, тем совершеннее становятся их навыки, а ведь выхаживание недоношенных не является отдельной отраслью медицины, для этого их слишком мало.

    Например, в Московской области, по словам главного неонатолога Министерства здравоохранения Московской области Нины Захаровой, в год на 75 000 родов рождается всего 160 детей с ЭНМТ. Так что помощь таким детям — это высший пилотаж, чем лучше врач умеет это, тем проще ему с обычными новорожденными. В одну из последних эпидемий гриппа от этого заболевания пострадали многие беременные, а спасти их помог препарат, который изобрели для недоношенных. Если бы он не был уже многократно применен, эти женщины могли бы погибнуть. Так что достижения в области выхаживания недоношенных в итоге оказываются полезны всем.

    Упаси вас Бог от рекордов!

    Время от времени в прессе мелькают заметки о том, что медикам удалось выходить очередного новорожденного с самой низкой на свете массой тела. Задавая вопросы неонатологам, журналисты, конечно, не смогли не спросить о том, как российские специалисты относятся к таким «рекордам»

    Елена Николаевна Байбарина сказала: «Я называю это спортивной медициной и к таким рекордам отношусь не очень хорошо. То есть, конечно, замечательно, что какой-то ребенок выжил. Но тут речь идет еще и о взаимодействии медицины и журналистики. Нельзя говорить: «Вот, японцы выходили ребенка массой в 250 граммов, наши врачи, конечно, этого никогда не сделают». Или — еще хуже: женщине врачи сказали, что рожать ей нельзя, у нее тяжелейший порок сердца и еще десять заболеваний, а она никого не послушалась и родила, вот какая она молодец. Вот от таких заметок мне просто плохо становится, потому что я прекрасно понимаю, что эта женщина выжила чудом. И десять других, которые прочитают вашу заметку и пойдут за ней следом, они ведь умрут и это будет наша с вами, медиков и журналистов вина».

    Такую же жесткую позицию Елена Николаевна занимает в отношении «домашних» родов:
    «Одна известная актриса рожала второго ребенка дома и попросила меня присутствовать. Я сказала: «Если у вас все будет хорошо, достаточно будет акушерки, а если все будет плохо, я не смогу оказать помощь на дому, если что-то случиться, я просто этого не переживу, и участвовать в этом не буду» В итоге эта актриса родила благополучно. Я ее очень просила никому об этом не рассказывать, но она не удержалась, конечно. Не нужно это пропагандировать, потому что та актриса — проскочила. Но вы не берите грех на душу, не соблазняйте других людей делать так же. Вот в Москве в октябре умер ребенок во время родов на дому. Папаша решил сам роды принять. Недавно по телевизору какая-то акушерка высказалась в том смысле, что у гражданина есть право рожать на дому, почему же государство не помогает? Я просто у телевизора подпрыгнула. У гражданина и «право» повеситься на дому есть, что же прикажете государству ему веревку мылить?»

    Журналистам, активнее всех задававших вопросы, Елена Николаевна подарила недавно вышедшую книгу норвежского врача педиатра Ола Дидрик Заугстад «Недоношенный ребенок», которую она редактировала. Конечно, присутствие нескольких известных неонатологов вызвало у журналистов большой соблазн задавать вопросы не только по теме, но, все же главная тема пресс-конференции волновала их больше всего. Журналистов интересовала практическая организация помощи недоношенным детям и специалисты с удовольствием о ней рассказали.. Помощь беременным сейчас оказывается по новой, трехуровневой системе: если беременность протекает нормально, у женщины нет серьезных факторов риска, предыдущие беременности протекали без осложнений, то ей можно рожать и в обычной районной больнице. При возникновении факторов риска врач должен направить женщину на обследование в учреждение второго уровня — межрайонный перинатальный центр. В зависимости от тяжести состояния, роженица может попасть в региональный перинатальный центр, располагающий технической базой и высококвалифицированными специалистами. Всего в России 2564 учреждений родовспоможения, из них 184 самостоятельных роддома и 29 перинатальных центров.
    В небольшом родильном отделении ребенок с ЭНМТ рождается раз в два-три года, поэтому постоянно держать наготове весь арсенал средств помощи не имеет смысла. По словам участников пресс-конференции, сейчас в России оснащение любого роддома позволяет недоношенному с ЭНМТ как минимум, продержаться до приезда специалистов, которые его доставят в специальный центр, да и реанимобили, в которых имеется все необходимое для транспортировки,- есть, они закуплены в рамках нацпроекта «Здоровья». А о том, чтобы для этих реанимобилей всегда был бензин, позаботятся местные власти. Причем, не на словах, а на деле. По словам неонатологов, помощь новорожденным — одна из немногих областей медицины, в которых чиновники сразу приходят на помощь, ведь младенческая и материнская смертность входит в число нескольких десятков пунктов, за которые губернаторы отчитываются Президенту лично.

    Так что Россия готова к тому, чтобы отпраздновать Всемирный день недоношенного ребенка. В Норвегии в этот день фотографиями детей родившихся с ЭНМТ украшают елки, и каждый из прохожих может оставить детям добрые пожелания. В России история этого праздника только начинается, и в каждом регионе его отмечают по своему, например во Владивостоке сегодня пройдет День белого лепестка.

    Алиса ОРЛОВА

  • Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.