Началась Неделя о мытаре и фарисее, напоминающая о приближении Великого поста. Но фарисеи есть не только в Церкви. Не похожи ли часто на них мы, работники благотворительного сектора?

img-2016-02-19-17-08-22

Предательство Иуды, фрагмент мозаики 12 века из собора св.Марка в Вененции: фарисее — слева от Христа, справа — войны. Изображение с сайта ruicon.ru

Фарисеи всех вер и народов

Свое название Неделя о мытаре и фарисее получила от евангельской притчи, которая читается за воскресной Литургией.

Рассказанная Самим Христом, она никогда «не устареет», потому что обращена ко всем, кто твердо уверен в собственной праведности и потому презирает других.

Слово «фарисей» давно стало нарицательным, и это во многом справедливо, ведь фарисеи, как определенный тип людей вне зависимости от их религиозной принадлежности, – род вечный и бессмертный (думаю, каждый из нас видел таких «святош» с поджатыми губами и закатившимися глазками).

«Два человека пришли в Храм помолиться, – так начинается притча. – Один был фарисей, а другой – мытарь (сборщик податей для римской казны)». Заметим, что невозможно подобрать более непохожих друг на друга людей. Фарисеи (что значит буквально «чистые», «отделенные») были авторитетными и уважаемыми в народе толкователями религиозного Моисеева Закона (Торы).

Беда лишь в том, что стремление к его неукоснительному соблюдению даже в мелочах зачастую приводило их к невыносимому формализму и казуистике.

Напротив, к мытарям, этим презренным «коллаборационистам» и «предателям», состоявшим на службе у римских оккупационных властей, иудеи относились с брезгливостью, считая для себя осквернением всякое с ними общение.

«Фарисей, – продолжает Христос, – встал и молился про себя так: «Благодарю Тебя, Боже, что я не таков, как остальные люди – корыстолюбцы, беззаконники, развратники или вот как этот мытарь. Я дважды в неделю пощусь, отдаю десятую часть всего, что приобретаю».

А мытарь, став подальше, не смел даже глаз поднять к небу и только бил себя в грудь со словами: «Боже, милостив будь ко мне, грешному!» – Но именно он, а не фарисей, – заключает притча, – «ушел домой более оправданным. Потому что всякий, кто возвышает себя, будет унижен, а кто принижает (смиряет) себя, будет возвышен».

37ea3c75fa1b678ac95374a19112bb7e

Юлиус фон Каросфельд,«Фарисей и мытарь» (1860 год). Изображение с сайта wikipedia.org

Сплошная седмица как ответ Церкви на фарисейство

Богослужебные песнопения недели без устали варьируют эту яркую тему истинного и ложного покаяния. Высокомерие и самопревозношение, сопряженное с унижением других, именуются «мерзким надмением» и «нелепым свирепством». Не уподобляемся ли и мы часто фарисею, не молимся ли его молитвой? Об этом уместно вспомнить не только верующим, но всем людям, притязающим на интеллигентность.

Истинное покаяние отличить от фарисейского очень просто: искренне кающийся беспокоится о своих грехах, а не о грехах другого.

А сколько бы добрых дел человек ни сделал, осуждая ближнего, он перечеркивает все.

Для обличения фарисейского поста православный Церковный устав нарочито отменяет на этой неделе пост в среду и пятницу (то есть 24 и 26 февраля).

Не так все просто

Мытари (греч. тэлонэс, лат. publicanus) – это «откупщик» или «сборщик налогов». Сам этот профессиональный термин вполне нейтрален и означает любого представителя «налоговой службы» (в Санкт-Петербурге есть «Мытнинская улица»), но в знаменитой евангельской притче речь идет о еврейском сборщике податей для римской казны после вхождения Палестины в состав Римской империи (с 63 года до н. э.).

Поэтому в славяно-русской традиции он стал нарицательным и означает, как правило, евангельского мытаря – «лихоимца» и «притеснителя». Это связано с особым статусом мытарей в иудейском обществе.

Иудейский народ справедливо ненавидел мытарей за то, что они служили оккупантам в качестве экзекуторов и часто пользовались своим «служебным положением» для личного обогащения (Лука 19:1, 8), обирая при этом своих соплеменников.

С другой стороны, уже сама эта профессия считалась ритуально «нечистой», поскольку, согласно еврейскому религиозному законодательству, подати следовало платить только в Иерусалимский храм – единственное место земного пребывания Бога.

Талмуд приравнивал мытарей к грешникам, язычникам и прелюбодеям и повелевал отлучать от Синагоги.

Вполне понятно, что и Христос подвергался упрекам со стороны фарисеев, этих блюстителей религиозной «чистоты» за то, что Он общается с «нечистыми» мытарями (Мф 9:11 и др.). Поэтому притча Спасителя была дерзким вызовом «общественному сознанию»:

Христос хотел сказать, что безвозвратно «потерянных» людей нет.

И потому нарочито избрал примером искреннюю молитву мытаря, более угодную Богу, чем лицемерное самопревозношение формально праведных фарисеев (Лука 18:9–14).

Важно и то, что этот мытарь вообще пришел в храм. А вполне мог бы, зная о себе, как он грешен, пройти мимо. Но не побоялся обличить себя, признать себя грешником.

«Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф 21:31). Известно, что Матфей, один из Двенадцати апостолов, до обращения был мытарем (Мф 10:3).

Фарисеи – название одного из трех древнееврейских религиозно-политических течений (наряду с саддукеями и ессеями), возникших в эпоху Маккавеев (в середине II в. до н. э.). Сам термин (евр. перушим, греч. фарисайой, фарисеи) переводится как «обособившиеся», «отделенные», т. е. «чистые» в религиозном и ритуальном отношении, или «сепаратисты» (для их противников).

polenov_golova-starika-naturschik-yahud-1884

Голова фарисея, 1884 год; этюд В.Д.Поленова к картине «Христос и грешница». Изображение с сайта ros-vos.net

Фарисеи были духовными лидерами нации и пользовались поддержкой и глубокой симпатией народа. Их влияние усиливалось и тем, что книжники, знатоки и учителя Писания, в подавляющем большинстве принадлежали к фарисеям.

Основная забота фарисеев состояла в толковании и строгом соблюдении Торы (Закона Моисея). При этом для них существовала не только «письменная Тора», но и «Тора устная», восходившая к отеческим традициям, не зафиксированным в своде Моисея.

Пользуясь изощренными методами толкования, зачастую искусственными, не имеющими прямой опоры в тексте Торы, они, по существу, развивали религию Моисея и, в отличие от эллинизированных прагматиков саддукеев, верили в воскресение мертвых, существование ангелов и духов.

Эти представления вошли и в христианскую догматику. Поэтому отношение к фарисеям евангельских времен не может быть однозначным.

В нашем понимании фарисей – «интеллигент в очках», «ботаник», рыцарь науки с обтрепанными локтями, а вовсе не обязательно важный богач.

Не случайно, что, по образному выражению одного западного историка, именно два фарисея («тайные ученики» Никодим и Иосиф Аримафейский) с честью похоронили Христа, а третий распространил Его учение по всему миру (имеется в виду фарисей Савл, будущий апостол Павел 2 ).