Опрос недели: голодовка — это шантаж или нормальное средство привлечения внимания к проблеме? Отвечает протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ, настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области

Поучаствуйте в нашем опросе.
Ответьте на вопрос «Голодовка — это шантаж или нормальное средство привлечения внимания к проблеме?» на Facebook
Многодетной матери Любови Мерекиной в результате ее голодовки обещали юридическую помощь для постановки на жилищный учет. Допустимы ли такие крайние меры протеста, не грех ли прибегать к шантажу? Нельзя категорично говорить о недопустимости голодовки, считает протоиерей Константин ОСТРОВСКИЙ, настоятель Успенского храма города Красногорска Московской области, благочинный церквей Красногорского округа Московской епархии:

— Я не могу категорично сказать, что голодовка недопустима, греховна. Все зависит от цели и побудительных мотивов. В сталинских лагерях любые попытки такого протеста тут же подавлялись, а вот уже в хрущевское время голодовки диссидентов были распространены. Впрочем, зачастую голодающих кормили насильно.

Недавно я читал воспоминания поэта Ирины Ратушинской, сидевшей уже в 1980-е годы. Она тоже описывает, как если кого-то из их женской политической зоны обижало лагерное начальство, остальные политзаключенные в знак протеста устраивали голодовку. Об этой голодовке узнавали во всем мире, и властям приходилось отступать. Женская и мужская зоны для политических находились рядом. В мужской многие заключенные погибли, а в женской все выжили. Ну и кто решится сказать, что выживая в экстремальных условиях благодаря и таким протестным акциям, они грешили?

Наверное, если человеку сегодня зарплату снизят на 2-3 тысячи, и он в знак протеста начнет голодовку, это будет неправильно. Так что надо исходить из конкретной ситуации.

Голодовка – один из так называемых ненасильственных методов борьбы, а сама по себе борьба не всегда является грехом. Все зависит от цели, которую преследуют голодающие, от обстоятельств, в которых они находятся, и от их духовной настроенности. Ради корысти голодать плохо, но ради защиты своих ближних – может быть, и свято.