Представьте себе, что ваш мозг зашел в тупик. Вас постоянно преследует одна и та же мысль, один и тот же страх. Вы пытаетесь отвлечься, успокоиться – тревога лишь усиливается. Что это?

Педиатрическое аутоиммунное нейропсихическое расстройство, ассоциированное со стрептококковой инфекцией (Pediatric Autoimmune Neuropsychiatric Disorder Assosiated with Streptococcus, или сокращенно PANDAS) поражает детей от трех лет и подростков. О нем полезно знать с практической точки зрения всем родителям, потому что случается эта беда исключительно с детьми и подростками. А природа этого расстройства проливает свет на возможную этиологию психических заболеваний в целом.

История Криса Хекманна

Мора Хекманн не виделась со своим сыном Крисом всего сутки, оставив его у друзей. 11-летний мальчик был здоров, весел, ничто не предвещало неприятностей. Однако ночью Крис позвонил маме и сообщил, что у него сильно болит горло. То, что увидела Мора, когда пришла за ним, привело ее в ужас настолько, что она на какое-то время позабыла о банальной ангине. Крис избегал любых контактов с ней и с остальными членами семьи. Он уходил в самый дальний угол комнаты, прятался, отказывался прикасаться к еде и напиткам. С трудом родители добились от мальчика каких-либо объяснений: оказалось, Криса терзал страх подхватить какую-нибудь инфекцию. Он сам пошел в магазин, купил продукты и приготовил себе отдельный обед. Если кто-то из членов семьи прикасался хотя бы к упаковке, Крис отказывался использовать этот продукт. Он перестал общаться с друзьями, почти не выходил из дома. Если ему случалось попадать под дождь, он крепко стискивал челюсти, чтобы вода не попала в рот, и даже боялся дышать. Когда вся семья играла в бейсбол, мальчик отказывался ловить мяч.
Будучи по образованию медицинской сестрой, Мора понимала, что симптомы Криса указывают на обсессивно-компульсивное расстройство. Невролог и психиатр подтвердили ее опасения. Но почему это случилось с ее сыном? Матери не давал покоя вопрос, как ее здоровый и счастливый мальчик мог за сутки измениться до неузнаваемости?

Обсессивно-компульсивное расстройство, или невроз навязчивых состояний

Представьте себе, что ваш мозг зашел в тупик: вас постоянно преследует одна и та же мысль, один и тот же образ, один и тот же страх. Вы пытаетесь выбраться из тупика, отвлечься, успокоиться, но что бы вы ни делали, внутри вас все время живет тревога, которую невозможно побороть. Тревога — это эмоция, которая сигнализирует об опасности, призывает человека к действию. И хотя на рациональном уровне вы понимаете, что тревога ваша не обоснованна, вы все равно испытываете постоянный зуд деятельности: надо что-то предпринимать, надо спасаться от грозящей беды. Вам трудно поверить в то, что ваши чувства обманывают вас.

Увы, чувства человека, страдающего ОКР, действительно, его обманывают. Почему это происходит? Есть несколько теорий, объясняющих происхождение ОКР, но что бы ни являлось поражающим фактором, пораженный орган, в любом случае, — мозг человека. Нейрофизиологи склоняются к тому, что у больных с ОКР нарушена коммуникация между глазнично-лобной корой мозга и базальными ганглиями (подкорковыми нейронными узлами, расположенными в центральном белом веществе полушарий большого мозга), которая осуществляется при помощи нейромедиатора серотонина. Считается, что между ОКР и недостаточным уровнем серотонина имеется связь, поэтому часто пациенту назначают ингибиторы вторичного захвата серотонина (тип антидепрессанта, повышающего уровень этого нейромедиатора).

Диагностика ОКР осуществляется в соответствии с тремя основными критериями: 1) пациент страдает навязчивыми идеями (обсессиями), 2) в связи с этими идеями он повторяет одни и те же действия (компульсии); 3) навязчивые идеи и действия становятся серьезной помехой для нормального образа жизни и нормальной деятельности (работы, учебы, общения с друзьями). Классический пример подобного рода одержимости — страх подхватить инфекцию, заболеть, и отсюда — доходящий до абсурда культ чистоты, бесконечное мытье рук, сплевывание «грязи» изо рта. Больной доходит до того, что отказывается от прежних интересов, потому что они могут быть связаны с посещением мест скопления большого количества людей, боится пожать руку при встрече, проводит так много времени в ванной комнате, что не успевает выполнять свои обычные ежедневные обязанности. Навязчивые мысли могут быть связаны со страхом потери контроля над собой и своими действиями, что может привести к причинению вреда себе самому или окружающим, боязнью сказать что-то не то и обидеть другого человека, страхом быть обвиненным в совершении криминального поступка (кражи, поджога). Больной может быть одержим перфекционизмом, стремлением к абсолютной точности и безупречности действий. Бывают обсессии сексуального характера, когда человека преследуют мысли и образы запрещенных законом или не одобряемых обществом сексуальных актов. Бывает, что человек буквально помешан на счастливых и несчастливых числах, цветах, знаках свыше. Есть и такие, что перепроверив двадцать раз, выключены ли все газовые и электрические приборы в квартире, все равно с полдороги возвращаются домой, умирая от страха, что в их отсутствие случился пожар.

Медицинская наука считает, что генетическая предрасположенность к обсессивно-компульсивному расстройству реально существует, однако, как и во многих других случаях, она не является решающим фактором. ОКР может начаться в детстве, в подростковом возрасте, но случается, что болезнь настигает вполне зрелого человека. Что же выступает триггером? Стресс? Инфекционное заболевание? Как найти тот агент, который атакует мозг и превращает обычного человека в одержимого?

PANDAS-синдром

Сразу же хочу предупредить: PANDAS-синдром, о котором пойдет речь дальше, не является объяснением всех случаев ОКР. Это всего лишь одна из подгрупп заболевания, к которой мы — вместе с учеными-медиками — присмотримся повнимательнее. Зачем? Во-первых, о нем полезно знать с практической точки зрения всем родителям, потому что случается эта беда исключительно с детьми и подростками. Во-вторых, природа этого расстройства проливает свет на возможную этиологию психических заболеваний в целом, указывает на материальную, физическую основу того, что мы привыкли считать сущностью исключительно психической.

Итак, по порядку.

Диагноз юного Криса Хекманна не стал для его матери неожиданностью. Имея медицинское образования, она и сама понимала, что у мальчика обсессивно-компульсивное расстройство, однако какая-то подспудная мысль все время не давала ей покоя. Наконец, Мора вспомнила: накануне провала в состояние одержимости Крис звонил ей жаловался на больное горло. Вот оно! Стрептококк! Когда-то она уже сталкивалась с близким соседством стрептококковой инфекции и неврозом навязчивых состояний. Мора стала искать информацию и, конечно же, нашла то, о чем она когда-то слышала на практике в больнице, будучи студенткой последнего курса.

Педиатрическое аутоиммунное нейропсихическое расстройство, ассоциированное со стрептококковой инфекцией (Pediatric Autoimmune Neuropsychiatric Disorder Assosiated with Streptococcus, или сокращенно PANDAS) поражает детей от трех лет и подростков. Как и в случае с Крисом, первый диагноз, который ставят ребенку врачи — это обсессивно-компульсивное расстройство. Однако есть черты, которые отличают PANDAS от классического ОКР. Прежде всего, это наличие нервных тиков у ребенка, а также острое начало, или, как говорят врачи, дебют, расстройства, которое следует сразу же за или одновременно с перенесенным инфекционным заболеванием, вызванным стрептококком: ангиной (тонзиллит), скарлатиной. Ребенок резко меняется, становится эмоционально неустойчивым, легко впадает в истерику без видимых на то причин. У ранее здорового ребенка может появиться синдром дефицита внимания, если же ребенок страдал им раньше, то происходит резкое усиление симптомов. Помимо тика, могут появиться резкие быстрые движения и анорексия, т.е. срабатывание рвотного рефлекса в процессе еды (из-за страха подавиться). Ребенок может бояться остаться один, у него учащается мочеиспускание, повышается чувствительность ко всем сенсорным стимулам: ткань одежды кажется слишком грубой, свет — слишком ярким, звук — слишком громким…

Море пришлось нелегко, ведь будучи почти уверенной, что ее сын страдает от аутоиммунного нейропсихического расстройства, вызванного стрептококком, она не могла обследовать Криса: мальчик не подпускал к себе посторонних людей. Прошел месяц, прежде чем родителям удалось убедить Криса позволить врачу взять соскоб с его горла, и версия стрептококковой инфекции подтвердилась. Прошло еще несколько недель, прежде чем мальчик согласился принимать лекарство. Это были антибиотики. После полуторачасовой беседы с врачом, Крис согласился принимать антидепрессанты. Постепенно неврологические симптомы отступили, поведение Криса вошло в норму, и теперь он совершенно обычный мальчик, вполне жизнерадостный — такой, каким был до болезни. Необходимость в антидепрессантах отпала. Через некоторое время врачи посоветовали Море постепенно уйти от антибиотиков, но она так боится повторения PANDAS, что намерена в течение всего подросткового возраста давать Крису профилактическую дозу во избежание новой инфекции.

Веское слово науки

Оно еще не сказано. PANDAS-синдром известен уже более десятилетия, но до сих пор мы не знаем, каков именно механизм влияния стрептококка на головной мозг человека. Это предстоит выяснить ученым Американского Национального Института Психического Здоровья, которые в журнале New Scientist за 28 марта 2012 г. объявили о запуске проекта по исследованию PANDAS.

Давно известно, что бактерии Streptococcus, проникая в организм, ускользают от клеток иммунитета, производя поверхностные белки, мимикрирующие под белки человеческого организма. Иммунитету требуется некоторое время на то, чтобы разгадать хитрость противника и начать производить антитела к этим белкам. Увы, эти антитела могут атаковать не только инфекцию, но и собственные ткани и органы организма: сердце, суставы, мозг. Таков механизм давно известных заболеваний сердца и нервного расстройства под названием хорея Синденгама.

Весьма вероятно, что в некоторых случаях у детей и подростков те же самые антитела атакуют базальные ганглии и приводят к нейропсихическому расстройству, получившему название PANDAS-синдром. Институт психического здоровья будет отслеживать случаи заболевания, совершенствовать процедуру диагностики и лечения. Предполагается, что внутривенное вливание человеческих иммуноглобулинов может оказаться весьма успешной терапией PANDAS, так как она доказала свою эффективность при лечении других автоиммунных заболеваний. Одна из задач проекта — определить, все ли случаи острого обсессивно-компульсивного расстройства у детей и подростков связаны именно со стрептококком, не провоцируют ли это состояние другие инфекционные агенты.

В медицинском мире существует также мнение, что вероятность заболевания PANDAS гораздо выше для тех детей, чья иммунная система уже ослаблена, а потому дает сбой в виде автоиммунной реакции при стрептококковой инфекции. Все это предстоит выяснить. Однако в любом случае понятно, что наша иммунная система — это исключительно тонкий инструмент: сбить его настройки легко, а вот починить — гораздо сложнее. К этой теме мы вернемся в следующей статье, которая будет посвящена аллергии.

Источники статьи:

Bacteria could be significant cause of OCDM

OCD International Foundation

One mother’s story: How strep throat attacked my child’s brain

Хорошая статья о PANDAS на русском языке:
Педиатрическое аутоиммунное нейропсихиатрическое расстройство, ассоциированное со стрептококковой инфекцией (PANDAS-cиндром), в детской психоневрологии и кардиоревматологии