Эпоха социальных сетей породила невиданное прежде многообразие человеческих связей, целый набор специфических категорий близости и дальности отношений. В каком смысле френд – это друг, а в каком нет? Размышляет Владимир БЕРХИН

Эпоха социальных сетей породила невиданное прежде многообразие человеческих связей, целый набор специфических категорий близости и дальности отношений. К традиционным «друзьям» и «приятелям», добавились виртуальные «френды», что переводится также, а значит совершенно другое

Фото http://static.beautyinsider.ru

В прежние времена статус людей относительно друг друга определялся прежде всего по принципу душевного сродства и взаимных неформальных обязательств: чем выше сродство и прочнее обязательства, тем человек ближе.

Приятель – именно что приятен, с ним хорошо провести время вместе, но друг другу ничем не обязаны, в случае проблем мы друг друга выручаем только в пределах комфортного минимума затрат. Друг – человек более близкий, взаимные обязательства серьёзнее, вплоть до готовности рисковать жизнью и терпеть серьёзные неудобства ради сохранения отношений с этим человеком. При этом друг – это не член семьи, обязательства с которым для человека чести односторонни: защищать и поддерживать семью возможно из чувства долга, даже если семья тебя терпеть не может, дружба же реальна только будучи взаимной.

Основной упор тут на готовности приложить усилия ради друг друга. Для крепкой дружбы такого рода не обязательно даже и регулярное общение – однополчане прежних времен могли переписываться с периодичностью «одно письмо в три года», но при этом оставаться подлинными друзьями, готовыми ринуться за друга в бой по первому зову и до последней капли крови.

И, разумеется, таких друзей не могло быть много. Человеческая душа широка, но не всё же не беспредельна, и вместить туда многих на правах «это почти что я сам» довольно трудно. Тем более, если учитывать важность фактора взаимности – может сам я готов дружить до смерти со многими, но многие ли готовы аналогично относиться ко мне?

Дружба в реальном мире исходит из аксиомы, что друзья могут быть разными и даже не только не общаться, но и не всегда ладить между собой, и лишь критическая, опасная ситуация, обнажающая человеческую подлинность, и есть ситуация, в которой проявляется дружба – «друг познается в беде».

Интернет-френдование исходит из прямо обратного принципа. Технологизируя все процессы, и процесс общения в том числе, сеть поставила во главу угла не фактические отношения, а процесс информационного обмена между людьми. Обмен разного рода сообщениями стал главным признаком отношений: тех, кто перестает писать, отфренживают, выносят за пределы своей жизни. Точно так же поступают с тем, кого читать неприятно – потому что он пишет нечто, не умещающееся в картину мира читателя, потому что он неприятен, скучен и так далее.

В результате френды, в отличие от друзей, не проверяются кризисом, а подбираются по принципу удобства для существования в мирное время. Френду не обязательно быть надёжным человеком, верным товарищем, держать слово и обладать прочими качествами, которые ценятся в друзьях – френд вообще не для этого. Френду важно быть прикольным, интересным, не назойливым, писать регулярно и писать от себя, то есть френд должен иметь своё собственное лицо, а не состоять из перепостов чужих сообщений. В отношениях с френдом вообще не имеет значения, в общем-то, его нравственный облик – важно, хочется ли мне знакомиться с содержанием его блога.

Владимир Берхин. Фото диакона Андрея Радкевича

Единственный тест на реальность интернет-дружбы — поддержка в ситуации конфликта между пользователями, но и такая проверка не слишком валидна: интернет-конфликты в большинстве случаев происходят по совершенно теоретическим вопросам, которые быстро устаревают и забываются, а потому и ссоры, и поддержка в них, меняют скорее временный эмоциональный фон, нежели отношения. Люди могут смертельно ругаться на тему, стоило ли присоединять к России Крым, обзывать друг друга страшными словами, но через полгода, когда острота дискуссии спадет, снова будут мирно постить анекдоты друг другу на стену и ставить лайки к фотографиям котят.

Жизнь человека в современной социальной сети крайне фрагментарна, он находится в постоянном движении, постоянном переключении от одного сообщения к другому. Длинные тексты, долгие переживания, сложные рассуждения ему не очень свойственны. Поэтому настоящие чувства часто заменяются сентиментальностью и экзальтацией, а умственная проработанность – поверхностной логичностью и глобальностью обобщений. Посему и дружбы как глубокой связи, как переживания единства разных людей, там как правило не возникает – некогда, да и люди предстают обычно не в своей полноте, а в виде довольно одномерной проекции, дружить с которой всерьёз довольно затруднительно.

Хотя, разумеется, старая добрая дружба никуда не делась, чтобы там ни говорили скептики, и в виртуальном пространстве. Просто для её построения необходимы иные средства, большие, чем инструментарий фейсбука. Нужны долгие разговоры, длинная общая история, офлайновое знакомство и хотя бы полкило съеденной вместе соли.