В каких ситуациях детям в детских домах нужна поддержка значимого взрослого, кто может стать наставником и как это работает — рассказывают руководители наставнических проектов

«Как правильно делать покупки»

Тебе 18, теперь ты один

Ты живешь в детском доме. Вокруг полно народа: воспитатели, дети, волонтеры, гости. О тебе заботятся, тебя обслуживают, развлекают. И вот пришел день, о котором ты мечтал: «Буду, наконец, самостоятельный, буду жить в своей квартире!». Тебе исполняется 18 лет, и тебе говорят: «Все, ты переезжаешь».

Сначала выпускник московского детского дома переезжает в центр постинтернатного сопровождения, в квартиру с минимумом мебели и посуды. Здесь он живет, пока не получит собственное жилье.

Воспитатель тебя привез с вещами и ушел. Все! Ты один! Не знаешь ни соседей, ни кого-то еще вокруг. Некому позвонить. Нет друга, который бы пришел и отметил с тобой новоселье. Это колоссальное одиночество. В этот момент особенно нужен наставник, взрослый друг.

Тебя не взяли в семью, теперь ты один

Подросткам нужна помощь и забота

Будем честны: не все мы можем разобрать детей из детских домов в свои семьи, да и психологи говорят, что не все дети к этому готовы. За последние годы изменился состав детей в детских домах, большой процент составляют сиблинги. По закону, братьев и сестер нельзя разделять, но не каждая семья готова взять сразу троих или даже пятерых детей. Еще в детдомах много подростков – 14-17 лет, а также дети с заболеваниями и инвалидностью. Наставник важен для ребенка, остающегося жить в детском доме.

Детям, которые попадают в детский дом, не хватает очень многих знаний и умений для выхода в самостоятельную жизнь – от бытовых навыков до уверенности в собственных силах и мотивации жить самостоятельно. У них нет опыта выстраивания человеческих связей, а потом и семейных отношений. Обратиться за советом часто не к кому. Таким другом и советчиком может стать наставник.

Жертвы доброй феи

Помощь в освоении школьных предметов

Детдомовцы-подростки, с одной стороны, уже сложившиеся личности, а с другой – предельно инфантильны. «Когда спрашиваешь их: «Как ты думаешь, как ты будешь жить? Откуда брать деньги?», они могут ответить: «Фея мне поможет или государство». Это на полном серьезе, почему-то они верят в каких-то волшебников, хотя уже большие дети, — рассказывает Анастасия Сорокина, руководитель программ «Компас» и «Наставники» фонда «Арифметика добра». — У них нет привычки трудиться и отвечать за последствия своих действий. Они знают, что их оденут, покормят, напоят, за ними уберут. Даже если ребенок чего-то добился – ему скажут «молодец», и забудут. Потому что рядом стоит еще десяток таких же «молодцов» и всем надо что-то сказать. В итоге ценность достижения пропадает. «Все равно получу свою «тройку», окончу школу, как все. Никуда не денусь». Да еще есть пособие, потом будет стипендия — а навыка бороться нет.

При этом выпускники боятся внешнего мира: они знают, что детей из детских домов не любят, и заранее готовятся к неприятию. Выход за пределы детского дома для них окрашен тревожностью.

На практике у наставника — флориста

Еще больше трудностей у тех, кто воспитывается в коррекционных учреждениях. Порой внешне их особенности могут быть не заметны. Но при тесном общении выясняется, что подросток не знает цифр, не умеет считать деньги, может плохо писать, наивен во многих вопросах. Такие дети подвержены манипуляции, легко попадают в зависимость, могут стать жертвами мошенников.

Дети в детском доме виктимны – им важно к кому-то прислониться. Так они часто попадают в криминал. Вот почему нужен надежный наставник, прошедший отбор и специальную подготовку.

Взрослый друг – это круто

Как только у воспитанника детского дома появляется человек, готовый стать ему другом, взрослым советником, ребенок начинает меняться. По данным международных исследований, эмоциональное состояние ребенка, у которого есть наставник, улучшается в 84% случаев, в 79% случаев ребенок становится более уверенным в себе. 74% становятся общительнее, более 50% начинают активно проявлять инициативу.

Наличие «своего» взрослого поднимает статус ребенка. Благодаря этому, рассказывает Александра Телицына, руководитель наставнического проекта «Старшие Братья Старшие Сестры» дети даже начинают лучше учиться в школе, хотя наставник с ним и не занимается академической учебой: просто появляется уверенность в своих силах, подросток ощущает себя «крутым».

Проект «Старшие Братья Старшие Сестры» работает с детьми не только из детских домов, но и из приемных семей. В проекте уже приняло участие более 1500 детей, и сейчас здесь на сопровождении 250 действующих пар. Проект работает в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Туле, Свердловской области.

Кстати, это взаимный процесс – наставник много черпает из этой дружбы и для себя тоже.

Обучить учителя жизни

Анастасия Сорокина

Стать наставником может любой человек старше 25 лет, в этом возрасте люди уже, как правило, имеют образование и жизненный опыт. Но надо пройти обязательное обучение. «Мы рассказываем об особенностях детей, воспитывающихся в детских учреждениях, о том, как устанавливать границы в общении, как обезопасить себя и не навредить подростку, — говорит Анастасия Сорокина. — Как решать конфликты – ведь они будут в любом случае».

Разница в возрасте между подростком и наставником должна быть не менее 10 лет, чтобы общение было плодотворным и уважительным. Важны общие интересы, поэтому сильная разница в возрасте, когда это уже разные поколения, может помешать.

Кандидаты в наставники должны быть психически здоровыми и не иметь судимости.Наставник должен отдавать себе отчет, что предполагается регулярное общение с ребенком не менее года, а встречи не должны носить формальный характер. От взрослого нужно эмоциональное тепло.Наставник должен быть настроен позитивно и обладать большим внутренним ресурсом.

Наставник может помочь в подготовке к будущей профессии

Важно, чтобы наставник умел уважать личность подростка, проявлял к нему искренний интерес. Есть люди, которым лучше, скажем, быть волонтером, чем наставником – таких видно сразу. Но занятий на понимание себя очень много, и будущие наставники делают много открытий, проясняя свои собственные чувства и реакции.

«Говорят, например: я в ходе занятий понял, что при воспитании собственных детей делал некоторые вещи неправильно. Это возможность разобраться в себе, по-другому посмотреть на воспитание, на взаимоотношения в семье», — отмечает Анастасия Сорокина.

В программе «Старшие Братья Старшие Сестры» быть наставником непросто. Для волонтеров часто становится откровением, что надо ходить к ребенку не реже раз в неделю: потому что людям хочется помогать не всегда, а когда хочется. Наставник подписывает соглашение, что он общается с ребенком не реже раза в неделю и как минимум в течение года. Это героизм, на самом деле: представьте, что вы лишаете себя на год всех суббот. Разумеется, наставник может заболеть или уехать в командировку, но он не может просто «пропасть», не предупредив.

Анна Кочинева

Анна Кочинева, директор Фонда поддержки семьи и детей «Хранители детства»: «Самое главное, чтобы человек не пришел решать свои проблемы. Если у человека был травмирующий опыт, важно, чтобы человек прожил уже этот опыт и справился с ним. Бывает, что люди приходят, желая сотворить «быстрое чудо»: «Сейчас мы выучим иностранный язык, поступим в университет»… У таких наступает разочарование. Мы настраиваем наставников на то, что действовать надо осторожно. Кто-то уходит, поняв, что быстрого результата не будет. Но другие остаются».

Фонд «Хранители детства» с 2014 года использует наставнические программы международной организации Kidsave, работает с детскими домами Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. За эти годы через программы наставничества прошло уже около 3700 детей, а в парах с наставниками работали 350 подростков.

Есть наставники, у которых уже сменилось 3-4 подопечных: один вырос, стал взрослым, появился следующий. Они выпускают их в жизнь и берут новых.

«У нас была одна сложная девочка, она убежала из детского дома и категорически не хотела общаться ни с одним из сотрудников. А с наставницей согласилась. Для самой женщины-наставника это был сложный опыт. Но она справилась. Сейчас эта наставница взяла новую девочку-подростка под свое крыло», — приводит пример Анна Кочинева.

Третья шестеренка — куратор

Александра Телицына

Наставнические программы сложные, не всем НКО стоит за это браться, подчеркивает Александра Телицына. Наставники действуют не сами по себе, им помогают кураторы-психологи.

«Если представить шестеренки, то их должно быть три – наставник, ребенок и куратор, иначе схема не работает. Дети с непростыми судьбами, часто глубоко травмированные, многие не сразу идут на контакт. Есть самые разные проблемы. Допустим, как себя вести, если ребенок соврал наставнику? Или – если наставник любит читать, а ребенок совсем не читает? Здесь нужен совет и поддержка куратора, — рассказывает Александра Телицына. — Или бывает, что наставник ходит каждую неделю, а ребенок на вид равнодушен и не радуется встречам. Если бы не было куратора, то наставник мог бы демотивироваться и уйти: мол, я не нужен, я ребенку не понравился…

Куратор объяснит, что на самом деле ребенок скорее всего рад, просто не готов сразу раскрыться, он в своей жизни пережил уже очень много предательства. «Дай время, он пока к тебе присматривается, боится потерять». Потом все обычно действительно происходит так, как и говорил психолог».

Наставник-приятель или наставник-бабушка?

Программа «Молодая мама»

В подборе наставника есть тонкости. «Мы подбираем наставника для ребенка, а не наоборот. Наши кураторы сначала знакомятся с детьми и их опекунами, — рассказывает Александра Телицына. — Ребенок заполняет анкету со своими пожеланиями к наставнику, и психологи понимают, какие потребности подростка может закрыть наставник.

К примеру, есть агрессивный мальчик. Воспитатели в детском доме говорят – не ищите ему наставника, он – очень злой. С ним никто не справится, пожалейте волонтера. Но ребенок просит, хочет присоединиться к программе. Тогда мы понимаем, что наставником такого ребенка может стать, например, спортивная активная девушка, которая вовлечет его в активный спорт, где он сможет выплеснуть свою агрессию безопасно для окружающих».

«Иногда мы слышим от взятого в семью подростка, что в приемной семье ему скучно, общения не хватает. Такое бывает, когда, скажем, ребенка в подростковом возрасте берет в семью одинокая женщина пенсионного или предпенсионного возраста.

Сначала ребенок рад заботе, они оба стараются друг другу понравиться, но потом конфетно-букетный период заканчивается, появляются требования, раздражение. Транслируемые немолодой приемной мамой ценности ребенок не воспринимает, — объясняет Александра Телицына. — А если наставник с рюкзачком, в кедах и на скейтборде приезжает, и транслирует те же ценности – из его рук подросток готов их брать, потому что у них схожие интересы, близкий возраст. Они смотрят одни и те же фильмы, у них общие шутки – они говорят на одном языке. А когда, к примеру, ребенок узнает, что этот человек упоенно работает, самореализуется и ликует от удач в своей профессии, он вдруг понимает, как можно интересно жить».

А вот фонд «Хранители детства» развивает наставничество в в помощи молодым мамам. Нередко юные воспитанницы детских домов рожают, будучи сами еще несовершеннолетними. «Особый подход к этим девушкам нашли взрослые женщины, которые уже вырастали своих детей, отчасти они выполняют роль бабушки, становясь близким человеком и для маленькой мамы, и для ее малыша, — поясняет Анна Кочинева.- Например, в Санкт-Петербурге есть молодая мама-сирота, которая родила ребенка в 16 лет. Наставник-бабушка продолжает помогать ей уже несколько лет и стала по-настоящему близким человеком для всей семьи. Девушка уже вышла замуж, родила второго ребенка, но «бабушка» продолжает их навещать.

Стать подмастерьем: чем хороши корпоративные наставники?

Освоение профессии будущим архитектором с помощью дизайнера из Икеи

Чаще всего наставниками детей в проекте фонда «Хранители детства» становятся сотрудники компаний-партнеров фонда («Мэри Кей», «Нестле Россия», «Ситибанк», магазин «ИКЕЯ Теплый стан» и другие) — корпоративное волонтерство в детских домах перешло в индивидуальную работу.

«Это взаимовыгодно. Компания реализует долгосрочный проект в рамках КСО, а у нас есть постоянные  участники проекта. Важно, что это уже состоявшиеся люди, успешные в своей карьере, к тому же прошедшие некий фильтр безопасности. Если что — с помощью HR можно поднять личное дело, посмотреть, что за человек, — рассказывает Анна Кочинева. — А кого-то приводят уже действующие наставники — работает сарафанное радио».

Корпоративное наставничество удобно еще и в смысле профориентации.

У детдомовцев ведь нет понимания, что нужно работать. Им кажется, что работа это каторга, этого нужно избегать, можно же просто сдать квартиру, в конце концов. Наставники помогают им понять, как этот мир устроен.

Например, компания «Бургер Кинг» дала подросткам из детских домов, которые хотят стать поварами, оплачиваемую работу летом. Ребенок, который учится в архитектурном колледже, проходил практику у помощника дизайнера в ИКЕЕ. Другой подросток прошел практику помощником звукорежиссера на ВГТРК. В салоне цветов «Это еще цветочки» прошла стажировку девочка, которая учится на флориста.

Наставничество работает.