Видео-ролик, в котором старшие воспитанницы школы-интерната жестоко избивают младших, всколыхнул интернет. В новостях сообщили о том, что участниц инцидента заведено уголовное дело

Видео-ролик, в котором старшие воспитанницы школы-интерната жестоко избивают младших, всколыхнул интернет. В новостях сообщили о том, что участниц инцидента заведено уголовное дело.


Избивавшим малышей воспитанницам интерната предъявлено обвинение

Но почему виноватыми стали дети? О причинах жестокости воспитанников детдомов и интернатов мы говорили с выпускником интерната Александром Гезаловым и приемной мамой Верой Дробинской.

Меня били, и я буду бить

Является ли то что мы увидели в ролике случайностью? Кто виноват в том, что дети проявляют жестокость? Рассказывает Вера Дробинская, приемная мама, Астрахань:

«Это не случайный инцидент, это системная проблема. Лично я о насилии в интернатах пишу в своем блоге с 2006 года, кричать об этом я уже охрипла. Насилие идет от воспитателей, это они приучают старших «воспитывать» младших.

Можно вспомнить одно из уголовных дел, которое было заведено в Разночиновском интернате в 1988 году. Старшим воспитанникам 16-17 лет воспитатели велели наказать 8-9 летнюю девочку за то, что она описалась. Девочку искупали в кипятке, и она умерла по дороге в больницу, у нее было 70% ожогов, есть акт обследования. Этот случай много лет скрывали. Сейчас в Разночиновке сменился директор, и многие факты выплыли, но это конкретное дело было закрыто за давностью.

Мои дети говорили мне, что в интернате есть группа воспитанников, которые издеваются над другими, чтобы получить одобрение воспитателей. Они – как надсмотрщики. У всех моих детей была установка: «Меня били, и я буду бить». Но в семье это поменялось достаточно быстро, через полгода, наверное. Они поняли, что так делать нельзя. А в системе дети, которые отказываются бить других, попадают в немилость. Немилость в интернатах лечится аминазином, полевыми работами и последующей недееспособностью.

А что касается случая с видео, непонятно, почему никто не говорит об ответственности воспитателей, это они должны отвечать, на детей много не свалишь».

Нужно ездить не в детские дома, а к конкретному ребенку

Можно ли противостоять насилию? Возможно ли уберечь от него детей? Что могут сделать волонтеры? Вот что рассказал Александр Гезалов, общественный деятель, волонтер, выпускник интерната, автор книги «Соленое детство»:

«Детей в детских домах бьют, воспитатели готовят из них помощников себе. Таким образом система пытается решить вопросы самоуправления, ответственности и внутренней регуляции. И то, что эта девочка избивала мальчишек, говорит о том, что ее тоже избивали, и что она прошла это колесо. Она делает это именно таким образом, как в свое время делали с ней. Меня совершенно не удивляет это видео.

Посмотрите на мальчишек, которые стоят рядком и их выдергивают по одному. У меня было ощущение, что я сам стою в этом строю, и сейчас меня тоже будет бить. Кем вырастут эти мальчишки? Кому они будут нужны? В какую приемную семью их отправят?

Не думаю, что в этом интернате никогда не бывали добровольцы. Что они там делали тогда? Зачем мы идем в интернаты? Забор покрасить, конфет привезти? Вы думаете в интернатах зайчики живут? Почитайте мою книгу «Соленое детство». Все повторяется.

Нужно ездить не «в детские дома», а к конкретному ребенку, нужен долгий доверительный контакт, а не «прибежали-убежали». Разовых визитеров дети воспринимают как выездной магазин, а чтобы установить контакт, нужна искренность и увлеченность. Да время нужно! Узнать, где у ребенка родители, что он любит, чего не любит, о чем мечтает, что происходит в детском доме. Вместо нескольких поездок лучше организовать один летний лагерь, где дети раскроются. Изменение системы начинается с изменения сознания».