Надо ли причащать детей, которые кричат и отворачиваются от Чаши

Причащать ли ребенка любой ценой? Что делать родителям чада, который прямо у Чаши кричит: «Не хочу, отпустите!» Бывает ли причащение детей «в осуждение», во вред?
Мы поговорили с настоятелем Алексиевского храма деревни Середниково (Московская область), священником Сергием Старокадомским, отцом двоих детей

«Тяжело собрать, привезти ребенка в храм и – уйти без причастия»

Лидия, 34 года, работает администратором:

– Мы с мужем и дочерью регулярно ходим в храм. Дочери полтора года, с какого-то момента она стала плакать, хотя обстановка ей знакома, – рассказывает Лидия. Заходим в храм – орет, выходим – сразу же успокаивается. И то же с причащением, перед Чашей говорит: «Нет», закрывает рот, отворачивается или кричит, но как только причастится, успокаивается.

На форумах мамочек я читала, что это объясняют тем, что в ребенке чуть ли не бесы сопротивляются причастию. Я не верю в это. Но то, что дочь действительно успокаивается сразу после причастия, правда. Поэтому, несмотря на беспокойство ребенка, его все-таки нужно причастить. 

Кроме того, очень тяжело привезти ребенка в храм, а уйти без причастия. Например, последний раз я сходила в воскресенье на раннюю Литургию, вернулась домой, подняла дочь, собрала, и отвезла ее в храм к 11.00 на причастие. Она опять кричала, но ее причастили.

Я думаю, что ребенка, несмотря ни на что, нужно обязательно причащать каждый раз. Ну, подержат ему руки-ноги, у врача ведь мы тоже держим ребенка, когда ему делают какую-то необходимую медицинскую процедуру. В любом случае, польза от причастия, а именно, благодать, несопоставима с теми усилиями, которые затрачиваешь на приход с ребенком в храм, его беспокойное поведение, крик и ор.

«Скрутить руки-ноги – не мой метод»

– Мнение, как у Лидии, вполне распространенное. На ваш взгляд, отец Сергий, оно нуждается в комментариях, дополнениях? Вы будете причащать орущего младенца?

– Если это мои прихожане, то буду, потому что ответственность за духовную жизнь ребенка лежит на родителях. И если они мне говорят: «Батюшка, причастите нас сейчас, мы точно знаем, что нам это надо», то я могу их только поддержать в их ответственности.

– А если это не ваши прихожане?

– Младенцы часто плачут, это рядовая ситуация, я причащаю таких детей. Но если ребенок постарше: два года и больше, то, во-первых, он в определенной степени осознает, что родители и другие люди (священник, алтарники) что-то ему предлагают, чего-то хотят от него, и выдает свою реакцию; а во-вторых, его не так-то просто удержать.

Есть могучие суровые алтарники, которые привыкли брать за руки, за ноги – и вперед, но это не мой метод. Здесь требуется воспитательный процесс, который я не могу заменить насилием.

Я рекомендую в таких случаях пока не причащаться. Вид орущего перед Чашей ребенка, который пытается освободиться от сжимающих его рук,  меньше всего походит на Тайную Вечерю.

Святитель Василий Великий первый раз в жизни причастился во взрослом возрасте. Сын епископа, до этих лет он не был даже крещен. В Церкви бывали разные традиции, и то, что мы сейчас считаем не причастить ребенка ужасом-ужасом, раньше даже не поднималось в качестве вопроса.

«Не просто бестолковщина, а кощунство»

Конечно, необходимо смотреть на конкретный случай, но, исходя из своей практики – девяти лет священства и восьми лет диаконства – я бы разделил родителей на две условные категории: «верующие» родители, которые регулярно посещают богослужение, причащаются, и «неверующие», которые не ходят в храм, не причащаются, но по каким-то причинам хотят, чтобы их ребенок причащался. Не секрет, что этой причиной часто является: «Чтобы здоровеньким был». Если мы соглашаемся с этим, то превращаем Таинство Евхаристии в языческий магизм, который не имеет отношения к христианской вере.

У некоторых цыган, например, принято крестить ребенка, если он заболел. В России во времена запрета религии язычество никуда не делось. Еще в 80-х годах одному знакомому священнику, служившему в глухой деревне, заказывали необычно много заочных отпеваний. Священник решил провести следствие и узнал, что в этом селе было поверье: если мужик запил, его надо отпеть. Этот батюшка рассказывал, как он потом смотрел на мужиков в своей деревне и думал про каждого: «Сколько же раз я тебя отпел?».

В 2006 году в Церкви серьезно стоял вопрос, надо ли проводить огласительные беседы перед крещением. Люди возмущались: «Мы вам деньги платим, вы должны крестить нашего ребенка». Смысл крещения они могли видеть в национальной самоидентификации, в защите от болезни, но некоторые прямо говорили: «Иначе бабка не берется заговаривать». Но Церковь сделала огласительные беседы обязательными при крещении (это не касается экстренных ситуаций), и сейчас никто не видит проблемы в том, чтобы хоть в каком-то объеме поучаствовать в подготовительной беседе со священником.

Чем раньше мы прекратим с народом в эти игры играть, тем полезнее будет для самих людей, и для Церкви. А если мы встаем в один ряд с теми, кто практикует ложную мистику, то говорим: «Да, это работает, мы согласны».

Одна знакомая мамочка рассказала мне, как однажды поехала в Волоколамский монастырь с пятилетней дочерью, там служил владыка Питирим (Нечаев). Когда они пошли на причастие, девочка, увидев владыку, стала кричать, и он отказался ее причащать. После службы мамочка дождалась владыку и спросила:

– Почему вы нас не причастили?

– У вас ребенок, наверное, первый или второй раз в Церкви? – спросил владыка в ответ.

– Да, и что?

– Я не хочу быть ответственным за то, что у ребенка на всю жизнь в голове будет образ, где какой-то большой незнакомый дядька что-то пихает тебе в рот.  

– Как именно прекратить эту практику – не причащать детей,  родители которых не задумываются над верой, но везут малыша в храм на причастие, «чтоб не болел»?

– У меня нет готового ответа. Я говорю людям перед крещением: «У нас в жизни и так огромное количество бестолковых действий, но когда мы и к святыне относимся без разума, это не просто бестолковщина, это кощунство».

«Я уже боюсь ходить с ребенком в храм»

Светлана, 29 лет, домохозяйка:

– Пока наш сын был грудным, спокойно причащался. Но где-то в год и четыре месяца начал орать в храме, и перед Чашей. Я сгорала со стыда, когда подносила его, а батюшка еще спрашивал: «А он у вас вообще крещеный?». Я лепетала: «Да, мы вообще-то причащаемся часто». Прошлым летом сын поднял в храме такой крик, что я решила не приносить пока его к причастию. Я просто стала бояться.

Только сейчас (прошел год) я рассказала священнику обо всем этом на исповеди, а батюшка говорит, что почти у всех детей наступает период, когда они начинают больше понимать и бояться, но это проходит. «Приносите его, это просто надо, и не обсуждается», – сказал он. Но я не смогу вынести, если он опять поднимает крик прямо перед Чашей, даже если священника это не смутит и мне помогут ребенка держать. Мне страшно, и Литургии превратились в одно сплошное напряжение.

«Зачем я причащаюсь и зачем я причащаю своих детей»?

– Многие вполне церковные родители считают, что батюшка обязан причастить их ребенка, и неважно, как он там ведет себя перед Чашей. Как аргумент такие родители цитируют Евангелие: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко мне» (Мф.19:14)

– Так ведь никто и не препятствует.

А слова Христа «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко мне» (Мф.19:14) – это слова о воспитании ребенка в христианском духе. Магическое отношение к церковным таинствам ко Христу никого не приведет.

Потому что вера – от слышания, то есть от благого научения. Более того, ребенка нельзя ничему научить словами, ему можно показать, пройти с ним этот путь.

Среди верующих родителей много ли тех, кто регулярно при причастии задает себе вопрос: «Зачем я причащаюсь и зачем я причащаю своих детей»? Даже если у нас автоматически появляются ответы: «Для спасения», «Для Царства Небесного», что мы под этим подразумеваем?

Причастие – это моя личная встреча со Христом, это мое желание и возможность наполнить свою жизнь Им.

И если вдруг мой ребенок стал перед Чашей кричать и беспокоиться – это может стать для меня поводом подумать, как мне донести до ребенка те чувства благодарности, утешенности, которые наполняют меня при встрече со Христом, прощающим мои грехи, принимающим меня таким, какой я сейчас есть? Именно благодарения, радости, а не страха и не ощущения: «Ты должен!»

«Бог не может любить человека больше или меньше, чем любит сейчас»

– Откуда вообще возникло убеждение, что детей нужно причащать как можно чаще?

– По мнению Церкви, ребенку до семи лет не нужна исповедь, но это не значит, что он безгрешен. Просто пока у него нет душевных, психологических, физиологических возможностей сопротивляться греху. Потому что нет четкой осознанности, в силу возраста механизмы осознавания, самоконтроля, ответственности еще не сформировались. Но любой родитель знает, что у детей есть злость, жадность, эгоизм, зависть, обман.

Но именно в этом возрасте, до семи-восьми лет, ребенок наиболее восприимчив к невербальным проявлениям веры! Если есть возможность это использовать, надо использовать, но когда возникает ступор, можно и нужно самому причащаясь, ребенку дать паузу.

Есть прекрасная статья отца Владимира Воробьева о подготовке ребенка к исповеди, где он вспоминает, как это обстояло у него в семье. Его главный тезис таков – вхождение ребенка в церковную жизнь то же, что и вхождение во взрослую. С ребенком перед сном читают «Отче наш» и отправляют в постель, а потом взрослые молятся «как положено». Ребенок смотрит на это и понимает, что молиться больше – значит быть взрослым.

Когда мама оставляет ребенка с папой, а сама идет на причастие, а потом они меняются, ребенок не может не захотеть в какой-то момент делать то же, что и они. Это и есть ключевой принцип церковной педагогики, да и всей – показать своим примером.

Есть и другие простые вещи, например, для начала подносить ребенка под благословение. Ребенку легче привыкнуть к бородатому незнакомому дяде при таком контакте, чем когда его неожиданно чем-то кормят.

Но главное, надо помнить: даже если ребенок сейчас по каким-то причинам не причащается, Господь не будет его меньше любить и меньше о нем заботиться.

Важно смотреть не на то, сколько раз мы ребенка причастили, а какие отношения у него с возрастом выстраиваются со Христом и Церковью.

В нас очень много ложной мистики и суеверия, нам кажется, что нужно совершить какое-то действие, чтобы обеспечить ребенку Божье попечение о нем. Не нужно, Бог не может любить его больше или меньше, чем любит сейчас.  И ждет в ответ любви, а не страха, вызванного требованиями и насилием.

«Батюшка даст компотик»

– Как объяснить трехлетке, что значит «причащаться»? Насколько допустимо говорить ребенку: «Батюшка даст компотик»?

– Не надо обманывать ребенка обещаниями сладкой водички. Да, чаще всего ему сложно объяснить, что это Тело и Кровь, дети очень впечатлительны. Но ребенок может спокойно принять формулировку: «Это Сам Господь». Лет до десяти ему этого достаточно. Хорошо, когда в храме есть в воскресной школе группы для самых маленьких, тогда родителям и объяснять ничего не приходится.

– Частое недоумение родителей: до определенного возраста ребенок спокойно причащался, а став постарше, вдруг начал сопротивляться и орать.

– Это вопрос больше к детскому психологу. Бывает, что ребенка в храме что-то испугало.

Очень важно, чтобы в храме ребенок чувствовал себя безопасно, хорошо. А для этого немаловажно, как чувствует себя в храме мама: спешит ли она, нервничает, тревожится? Есть ли ей, где поменять памперс, спокойно переодеть малыша? Есть ли, с кем оставить, пока она исповедуется?

Сделают ли ей замечание, если дети бегают, громко говорят, а она за ними не успевает? Будет ли сердиться батюшка, если ребенок устроит у Чаши “концерт”? Или найдет утешающие слова, найдет время поговорить об этом, поддержать, ответить на вопросы?

Не много храмов, даже в Москве, где есть детская комната с трансляцией богослужения, волонтеры, которые могут занять чем-то пяти-восьмилетнего ребенка.

В Санкт-Петербурге хорошее решение нашли, например, в Феодоровском соборе. В нижнем храме для детей устроили место, огороженное по типу манежа, с ковром для игры. Из верхнего храма, где идет Литургия, идет трансляция. И родители могут участвовать в богослужении, и дети постепенно осваивают церковное пространство, никому при этом не мешая.

Я считаю это важным: «Мой ребенок не должен никому мешать молиться». Для его же блага он должен понимать, что не является центром Вселенной, что вокруг него есть люди, которых нужно уважать. В нашем храме трансляция выведена на улицу, чтобы родители с детьми, которые не могут находиться в храме, тоже могли участвовать в молитве. В плохую погоду и зимой для этого используется помещение воскресной школы.

– Может ли священник во время причащения беспокойного ребенка разговаривать с ним? Успокаивать, общаться, шутить? Не является ли это неуважением к Таинству Евхаристии?

– На мой взгляд, вполне может. Нужно разговаривать. Ребенок должен батюшке доверять, видеть в нем того, кто о нем заботится, хочет самого доброго.

– Что делать родителям, если ребенок выплюнул причастие?

– Загородить место и позвать священника. Если дары попали на одежду, принести ребенка к священнику. Не бояться, что будут ругать, не стесняться. Это не так, чтобы часто происходит, но вполне штатная ситуация.

Иллюстрации Екатерины Ватель

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться