Музей наличников: как увлечение превратилось в социальный проект

Фотограф Иван Хафизов однажды увидел старый дом с чудесными наличниками на окнах, и – пропал. Или, наоборот, нашел себя. Сотни фотографий стали экспонатами его Виртуального музея

10428103_809617402414246_2440320714778321231_o

Иван Хафизов. Фото: facebook.com/ivan.hafizov

Красные, серые, желтые дома. Яркие или, наоборот, выцветшие от времени стены – и наличники, обрамляющие окна. Словно мозаика, или цветной калейдоскоп, который ты крутишь и каждый раз меняются картинки. Это – Виртуальный музей резных наличников, социальный проект, затеянный фотографом Иваном Хафизовым.

Иван занимается удивительной самодеятельной оконной археологией. В планах – создание книги об этом направлении русского деревянного зодчества, продажи сувенирной продукции, новые экспедиции – все посвящено просвещению всех нас, которые так мало знают об этих настоящих произведениях искусства.

36-летний Иван Хафизов – математик по специальности, учитель, когда-то работал в IT-компании, занимался внедрением IT-продуктов, обучал пользованию программами. А в фотографию ушел в 2006 году. И не думал, что когда-то станет вот таким собирателем, да еще и займется просветительством.

А начиналось все совсем без далеко идущих планов. «Я фотографирую с 10 лет, но у нас никогда не было дома в деревне, да еще и с наличниками. Я сам удивляюсь, как так получилось, что мое увлечение выросло в целый проект – рассказывает Иван Хафизов, идеолог и автор Музея. – Первый раз я снимал наличники в 2007 году, я уже тогда увлекся архитектурной фотографией. Началось все с города Энгельс».

Как рождаются коллекции

img_0592

Город Борисоглебский. Фото: pinterest.com/nalichnik

Именно там запустился у Ивана процесс коллекционирования. «Началась аналогофилия – когда хочется собрать все похожее. Изначально не было концепции, или коммерческой составляющей. Я просто фотографировал. Это меня завораживало, я увлекся, начал уже специально искать любопытные дома с необычными наличниками. Фотографии накопились. Ну а потом, как часто бывает с коллекциями, когда простое накопительство приводит к  осознанию необходимости изучения и популяризации, я стал публиковать свои фото в Живом Журнале.К тому времени я объездил уже 25 российских городов», – говорит Иван.

Начался поиск информации о наличниках. Как оказалось, литературы об этом удивительном направлении деревянного зодчества, практически нет. «Представьте, что вы инопланетяне, которые увидели что-то необычное на земле. Допустим, автомобиль – только вы не знаете, что это такое, для вас это просто  объект на колесиках. Нет понимания, что такое машина. И появляются какие-то даже домыслы. Вот так же было и у меня – о наличниках я ничего не знал. Все было на ощупь».

Ложной информации было много, рассказывает автор музея. «Я изучал статьи, но они были написаны псевдоучеными. А понимаешь это уже задним числом: сначала прочел, усвоил, потом прочел критику». Но Иван не отчаивался. Он относит себя к дилетантам – но ведь именно дилетанты в начале 19-го века двигали науку, так что почему бы и нет? «Дилетантизм был двигателем прогресса», –говорит Иван.

745758

Резной оконный деревянный наличник в городе Томск. Фото: pinterest.com/nalichnik

Архитекторы считают, что наличник – это несамостоятельный объект. Ольга Севан, один из оппонентов Ивана Хафизова (она один из основателей и создателей музея «Малые корелы» под Архангельском), отмечает, что нельзя рассматривать наличники в отрыве от фасада. Потому что ни крестьянин, ни резчик купеческий не брали бы отдельно этот элемент. Это неотъемлемая часть дома, а не просто его украшение.

А Иван полагает, что все же можно изучать это искусство отдельно. Ведь есть большое количество деревянных домов, которые украшались не сразу – уже лет через 20 после того, как они были построены. Иногда дома уже стояли, а потом для окон заказывались наличники. И часто их делал другой человек, не тот, кто строил дом. А еще в последнее время есть такое явление, как перенос наличников с разрушенных домов в деревнях на новый объект, и мы не видим и не знаем их первоначального «места обитания».

«Бабушки берегут наличники на своих домах – ведь их делали прадеды»

745757458

Резной оконный деревянный наличник. Фото: pinterest.com/nalichnik

«Я намеренно назвал свой проект Музеем. – объясняет Иван – Это сразу очертило круг возможностей. Ведь можно было назваться коллекцией или галереей, но я выбрал слово Музей. Это четко позиционирует нас. У музея несколько функций. Во-первых, сбор и хранение экспонатов — фотографий резных наличников. Продолжаю снимать я, фотографии также постоянно присылают и наши многочисленные посетители. Во-вторых, мы ведем каталог и изучаем наличники. В-третьих, конечно, показываем их миру. Без этого не было бы музея. И, в четвертых, очень важна и популяризация этого искусства, просветительство».

Без помощи волонтеров – то есть тех любителей фотографии и красоты, которые присылают в виртуальный Музей свои фотографии, проект бы не состоялся. Ведь страна большая, и один человек с такими масштабами не справится. К тому же гибнут наличники быстрее, чем Иван успевает их снимать.

«Сначала я не выбирал куда поехать, в моей работе не было системы, – рассказывает Иван. – Допустим, приехал в Воронеж в командировку – и заскочил по пути в Тамбов и Мичуринск. Пофотографировал. Но я понял, что так сложно охватить многие города. И тогда я взял список исторических городов России, это государственный перечень – и там более 500 городов. И стал уже методично, город за городом фиксировать наличники в каждом из них».

Недавно, делится Иван, в одной из деревень женщина набросилась на его команду с вопросами, зачем они снимают дома. «В итоге она не согласилась, чтобы ее дом сняли. Оказалось, в другой деревне кто-то сфотографировал дом с наличниками, а через неделю ночью приехали и спилили их. Старушка, хозяйка дома, успела позвать людей, соседи прибежали с ружьями, воров удалось спугнуть. Но женщине было уже за 80 лет, она не пережила такого потрясения, через какое-то время получила инсульт и умерла. А в этой деревне, куда мы приехали, жили всего две бабушки, 82 и 87 лет, – и конечно, они испугались.

Да и родственники таких пожилых владельцев старых красивых домов часто беспокоятся о них. Казалось бы, что ценного в наличниках? Они для пожилых людей даже часто обуза – они их не в силах отреставрировать или покрасить, но они для них ценны по другой причине: часто их заказывал или даже делал своими руками дед или прадед нынешних жителей дома.

bed1da3c6ca1ea36b51cecb5e2a224d4

Традиционный вологодский балкон. Фото: pinterest.com/nalichnik

Мы раньше и не знали о том, что за наличниками охотятся такие вот «любители старины». Это обратная сторона медали моей работы. Мы как бы повышаем ценность наличников. Я бы хотел, чтобы люди наслаждались этим, туристы ездили, смотрели, но не в музее на серой стене, а в живой деревне на настоящих окнах».

В одной из последних поездок в Нижегородскую область Иван напал на работы уникального местного мастера Василия Федоровича Копалкина. «Родившись в середине XIX века, он в течение 80 лет украшал своими творениями наличники нижегородских деревень. Это наличники глухой резьбы – когда дерево обрабатывается не лобзиком насквозь, а когда поверх доски вырезается узор – словно барельефы. Узоры у него были всегда наивно-сказочные. Птицы, мифические существа: сирены, львы, берегини, двуглавые орлы».

Имя мастера известно благодаря тому, что он вырезал его из дерева, таким образом, подписывая свою работу. Правда, говорит Иван, не сразу мастер стал ставить на своих наличниках автографы. Теперь остальные его работы можно найти уже по узнаваемому стилю. Это редкость – найти наличники с именем мастера. Чаще же резчики не оставляли никаких помет, и сейчас восстановить имена этих чудо-мастеров – сложная и большая работа.

Как наличники приносят пользу

04d0a8572648e07ffe2b30fd36da4668

Гаврилов Посад. Фото: pinterest.com/nalichnik

Социальная составляющая проекта Ивана Хафизова – не только в собирательстве.

Придумали делать календари с фотографиями наличников. И они, оказалось, неплохо продаются! Львиная доля расходится на подарки. Музей выпустил уже несколько тиражей таких календарей. Хотя и тут Иван не уходит от своей просветительской задачи. «Основная функция – донести информацию до тех людей, которые никак не связаны с этой темой. Это опять же пропаганда этой сферы культуры».

Вторая социальная ветка — туризм. «Сейчас к нашему проекту присоединилась Анастасия Клепова, журналист. Она радеет за туризм внутри России.

И считает, что наш проект — это сильная движущая сила. Дает возможность изучать страну, ее историю, культуру через наличники.

Это примерно как если бы вы изучали церкви по России, и видели похожие архитектурные и исторические, культурные решения. Так же и с наличниками. Кроме того, русское деревянное зодчество – это часть мирового зодчества. И это интересно. Турист посмотрел, чем отличается Иркутск от Вологды или Костромы, например. А потом уезжает в Норвегию, – и там видит уже новые, другие артефакты. Начинает погружаться в эту тему, изучать». В планах музея – составить карту с географией разных типов наличников – по городам и весям, где какие встречались, построить маршруты. «Это и есть настоящее миссионерство. Наша глобальная цель – вернуть людям деревянное зодчество, которое они перестали замечать».

c23e980225274598a80184a9bfdb2b45

Дом в Вологде. Фото: pinterest.com/nalichnik

Музей делает и открытки с видами разных наличников. Уже вышло пять наборов, в каждом из которых наличники из четырех разных городов. «Был еще интересный случай: в Германии из моих фотографий сделали коллаж-открытку – на ней было около 60 муромских наличников. Мне вдруг разом несколько человек написали из Германии – люди, которые до этих открыток вообще ничего не знали про наличники. Они нашли сайт, вдохновились и написали мне – было очень приятно, что люди вовлекаются».

А еще Иван понял, как заинтересовать наличниками детей. Для этого  он придумал раскраски.

«Мне кажется важным популяризация темы для вовлечения людей и особенно детей в изучение своей культуры. А раскраска – это простой способ. Ребенку не надо рассказывать про глубину, про традиции, про географию распространения, он осваивает всё это гораздо быстрее и проще на практике. Резное красивое окошко, с надписью города, там, может быть, его бабушка с дедушкой живут – это красиво, просто, детям это интересно».

Ремесло живо

ecbadfef3ba26c2fdede6bcc162a3037

Сказочные рязанские наличники. Фото: pinterest.com/nalichnik

В том, что наличники как часть наследия и вещевого культурного мира, малоизучена и позабыта,  Иван убеждается на практике. «Недавно мы планировали сделать выставку во Владимире в антикафе. Управляющие кафе опросили молодых людей, посетителей , что такое наличники. И люди не смогли сформулировать. Назвали наличниками просто деревянные набивки вокруг дверей. А ведь достаточно выйти на улицу – и они там, прямо в центре Владимира! Оказалось, что выставка не пройдет – аудитория не готова. Мы тогда отказались от антикафе и провели выставку «Резные наличники России» в другом месте», – вспоминает Иван.

На этой выставке представляются и фотографии, и настоящие образцы наличников, которые привозит Москомреставрация. «Может быть, кто-то еще и закажет себе наличники. А для остальной публики это возможность увидеть все воочию».  В прошлом году выставка прошла в Улан-Уде, Владимире и Костроме.

А 5 октября откроется нижегородская выставка. «Это интересная для меня концепция – «Деревянное зодчество как уличное искусство», – рассказывает Иван Хафизов. – Там проведены параллели с уличными художниками. Вообще деревянное зодчество Нижнего Новгорода это самодостаточная ветвь в искусстве. Этот такой паблик-арт. Очень четко, выверено, там это активно развивается. Нижний Новгород в этом вопросе впереди». На выставку Иван повезет фотографии своего музейного проекта.

6457547

Традиционный деревянный дом украшенный резьбой по дереву, Красноярск. Фото: pinterest.com/nalichnik

Кстати, отмечает автор музея, это ремесло не умерло. Резчики есть. Конечно их немного.

«Кто-то специализируется на таких украшениях для окон, кто-то — на мебели больше, но большая часть  новых наличников находится за высокими заборами. Так что у успешных, обеспеченных людей интерес к этому ремеслу уже есть, осталось дождаться, чтобы этот интерес развился у тех, у кого есть деревянные дома. У всех». 

Скажем, если это ручная работа, то наличники дешевле 15 тысяч рублей на одно окно не найди. А верхняя планка может быть гораздо выше.

«Впереди еще больше 400 городов»

В итоге кропотливая работа фотографа превратилась в подобие оконной археологии. Это настоящий труд историка – который пытается сохранить и восстановить культуру русского деревянного зодчества, поймать то, что уже уходит. «Мне бы хотелось осуществить большую работу по поиску информации о мастерах-резчиках. Это следующий  большой этап нашей деятельности. Возможно, надо расспрашивать старожилов – хотя бы собрать информацию и рассказы про тех, кто уже известен. Нужно привлечь краеведческие музеи», – говорит Иван.

Уже собирается каталог наличников, в котором несколько десятков тысяч фотографий.

«Да, наш проект не приносит прибыли, – говорит Иван. – Ты ездишь по городам, фотографируешь, обрабатываешь, рассказываешь об этом в сети ежедневно, показываешь фотографии. Но в любом случае это работа на самореализацию, не на прибыль. И на осуществление большой цели. Это то, что ты должен и можешь сделать, и, судя по всему, многие хотели бы, но никто по какой-то причине не взялся».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.