Мозг пациента должен быть настроен на лечение. Как мозг влияет на течение болезни

Мозг получает информацию об инфекции и руководит процессами, которые проявляются как неприятные симптомы болезни

Фото: Freepik

Сотни тысяч докторов пытаются вылечить сердечные болезни пациентов. Докторант Техниона (Израильского института технологий в Хайфе) Хедва Хайкин считает, что со временем лечить сердце можно будет через мозг.

Скептики не поверят. Однако если задуматься, то можно найти под этим вполне разумные основания, неслучайно ведь врачи-кардиологи говорят родственникам пациента, перенесшего инфаркт: «Старайтесь его не волновать», да и каждый из нас знает по себе: сердце болит от событий, его «разбивающих», а обработка этих событий и генерация эмоций происходят в мозге.

Это не фигура речи, ведь существует даже диагноз «синдром разбитого сердца».

Синдром разбитого сердца

Это внезапное нарушение функции сердечной мышцы. Причиной может быть горе или стресс. Симптомы этого состояния, а именно внезапная боль в груди и одышка, схожи с таковыми при инфаркте миокарда.

Так что мы точно знаем, что мозг, воспринимающий внешнюю негативную информацию, может действовать на сердце отрицательно. Но есть и важные наблюдения, свидетельствующие об обратном: мозг лечит сердце. И не только его.

Плацебо работает

Эффект плацебо состоит в улучшении состояния человека под воздействием фальшивого лекарства. Ученые долго изучали этот феномен на примере самых разнообразных заболеваний органов и систем.

Один из примеров болезнь Паркинсона. Это прогрессирующее нейродегенеративное расстройство, которое характеризуется сильным падением уровня нейромедиатора дофамина, приводя к серьезным моторным и когнитивным нарушениям. Важно заметить, что дофамин это нейромедиатор, транслирующий сигнал о вознаграждении и благополучии.

В своем исследовании 2010 года канадские ученые из Университета Британской Колумбии разделили пациентов с болезнью Паркинсона на четыре группы, которые получили разные сообщения. Одной группе сказали, что участники будут получать действующий препарат (не плацебо) с вероятностью 25%, вторая группа узнала, что такая вероятность для них 50%, третья 75%. А участникам четвертой группы сказали, что каждый из них получит реальный препарат.

На самом же деле, все четыре группы принимали плацебо.

Результат оказался сколь интересным, столь и неожиданным. Ученые предполагали, что лучше всех отреагирует последняя группа, но на самом деле дофамин повысился лишь у пациентов в третьей группе, участники которой считали, что их шанс получить настоящий препарат очень высок, но не абсолютен. Оказывается, предыдущие исследования уже продемонстрировали, что высвобождение дофамина происходит в тех случаях, когда человек считает, что вероятность вознаграждения высока, но не равна 100%. Вероятно, их дополнительно стимулирует тот факт, что они, возможно, выиграли, хотя была и вероятность проиграть.

А вот пример с больным сердцем, с которого мы начали свой рассказ.

Американская исследовательница из университета Фурмана Синнамон Стелтер изучила множество статей о плацебо-контролируемых клинических испытаниях, сосредоточив свое внимание на результатах групп плацебо. Здесь она обнаружила интересную закономерность.

Как известно, во всех клинических испытаниях исследователи следят за тем, насколько участники следуют инструкциям по приему препарата, не забывают ли принимать его в предписанных дозах с предписанной регулярностью. Когда Стелтер разделила участников на тех, кто строго следовал указаниям и принял как минимум 75% предполагаемого количества препарата за время исследования, и тех, кто неаккуратно следовал предписаниям, они увидели поразительную вещь: первая группа продемонстрировала значительно меньшую смертность, чем вторая! Это исследование было опубликовано в 2014 году, и Стелтер честно признала, что механизм, стоявший за этими результатами, остается для нее тайной, однако она рекомендовала врачам при назначении лекарства давать ему позитивную оценку, так чтобы пациент ожидал значительного эффекта от его приема. Мозг пациента должен быть настроен на лечение.

Тайное становится явным

Нейроиммунолог Ася Роллс
Нейроиммунолог Ася Роллс. Фото: https://ats.org/

Вернемся к работе Хедвы Хайкин. Она экспериментировала с мышами, которые только что перенесли инфаркт. Экспериментаторы стимулировали вентральную тегментальную область мозга, которая является зоной вознаграждения и иных позитивных эмоций.

Ученые обнаружили удивительную вещь: мыши, у которых стимулировали эту зону, поправлялись намного быстрее тех мышей, которые после инфаркта были предоставлены сами себе. Это произошло благодаря активации иммунной системы в ответ на сигнал, который вентральная тегментальная область ей посылала. Активация иммунитета, в свою очередь, приводила к репарации ткани сокращению рубцов на сердце и улучшению работы сердечной мышцы.

Руководитель Хедвы Хайкин нейроиммунолог Ася Роллс считает, что понимание того, как ментальное состояние влияет на физическое, может привести к изменениям методов лечения физических заболеваний. Связь мозга и остального организма, считает она, можно будет использовать для повышения ответа на терапии, для разрушения раковых опухолей и пересмотра лечения хронических заболеваний, которые сегодня считаются исключительно соматическими.

В 2023 году сама Роллс опубликовала статью в Nature, в которой ввела новое понятие иммуноцепция. Она образовала его по аналогии с интероцепцией одним из базовых чувств человека, направленных не вовне (как зрение, слух и другие чувства восприятия), а внутрь себя для восприятия боли, голода и насыщения, иных физиологических состояний.

Как пишет Роллс, иммуноцепция «живет» там же, где и интероцепция в островковой зоне мозга. Именно там, как показывают исследования, хранятся иммунные репрезентации, то есть иммунная память. Если мы подберем ключ к этим репрезентациям, то сможем их активировать, и наша иммунная система возьмется за лечение заболевания без всяких терапий.

Это направление мысли поддерживается многими учеными и активно исследуется. Вот еще один пример.

Лихорадка и озноб – результат работы мозга

В лаборатории Сяовей Жуан (слева) и Кэтрин Дюлак (справа)
В лаборатории Сяовей Жуанг (слева) и Кэтрин Дюлак (справа). Фото: Rose Lincoln/Harvard Staff Photographer/https://phys.org/

При проникновении в него инфекции организм реагирует включением механизмов естественной защиты, таких как повышение температуры, озноб, слабость, потеря аппетита. Это, разумеется, работа иммунной системы, но не все знают, что она действует не самостоятельно, а в постоянном диалоге с мозгом.

Во время этого диалога мозг получает информацию об инфекции и руководит процессами, которые проявляются как неприятные симптомы болезни.

Но как именно это происходит? Ученые лаборатории Кэтрин Дюлак и Сяовей Жуанг решили выяснить это, экспериментируя с мышами.

В статье, опубликованной в июне 2022 года, команда сотрудников лаборатории описала группу нейронов, которая индуцирует симптомы болезни. Эта группа была ими обнаружена впервые в гипоталамусе, части мозга, которая контролирует гомеостатические функции, то есть поддержание организма в сбалансированном здоровом состоянии.

Ученые установили, что эти нейроны отличаются от остальных: у них есть рецепторы, которые являются воротами входа сигнальных молекул, посылаемых иммунной системой. К тому же эти нейроны гипоталамуса находятся непосредственно возле гематоэнцефалического барьера, через который молекулы иммунной системы проникают в мозг.

Эксперимент заключался в том, что мыши получали инъекции липополисахарида, который имитировал инфекционное заражение и вызывал воспаление, в норме возникающего как ответ на проникновение бактерий и вирусов. Затем при помощи сложных методик и инструментов исследователи наблюдали происходящее в мозге. Оказалось, что эта небольшая группа нейронов была связана цепочками с 12 областями мозга, в том числе с теми, которые контролируют жажду, болевую чувствительность и социальные взаимодействия.

Ученые при помощи сложных инструментов смогли воздействовать на эти нейроны и таким образом поднимать или опускать температуру, манипулировать аппетитом и стремлением мышей находиться в тепле.

Как говорит одна из авторов исследования Элизабет Остерхауд, это можно использовать в тех ситуациях, когда воспаление переходит в гипервоспаление мы еще не забыли цитокиновый шторм, о котором так много писали в период пандемии ковида. Если ученые научатся неинвазивно воздействовать на эту группу нейронов в мозге, то можно будет, например, повышать аппетит онкологических больных, проходящих химиотерапию, в чем сейчас медицина помочь им не может.

В одной из своих статей американский ученый Кевин Трейси, один из передовых исследователей в области комплексных связей мозга, тела и иммунной системы, цитирует великого французского драматурга Мольера: «Состояние ума имеет огромное влияние на тело, и болезни часто начинаются в голове».

Как это часто бывает с гениальными писателями, Мольер был не только проницательным наблюдателем действительности. Ему удалось сформулировать нечто, выходящее за рамки житейской правды и ставшее два с половиной века спустя главной идеей бурно развивающейся и все расширяющейся области нейробиологии и медицины.

Источники:

Mind Control: Can Your Brain Control How Sick You Get?

Brain’s Control Over Immune Responses Offers New Hope for Disease Treatment

How the brain controls symptoms of sickness

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши статьи в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?