Когда есть проблема, которая угрожает в целом благотворительности, мы готовы обсуждать ее. А если что-то вредит отдельным социальным группам, молчим: неэтично критиковать коллег

Отчего-то не принято у нас критиковать и обсуждать проблемы благотворительных проектов и программ, да и просто высказывать собственное мнение на этот счет. Просто нет таких организаций, которые изучали бы благотворительный мир и транслировали негативные процессы, исходящие от деятельности НКО и фондов. Их предостаточно, но люди предпочитают молчать и лояльно к этому относиться, чтобы не прослыть занудами, «белыми воронами», а то и кем похуже.

Вот никто и не говорит о том, что наша благотворительность нередко движется не туда. Анонимные интернет-наезды не в счет: кто всерьез воспринимает троллинг?.. Антипремий для НКО не существует; Форбс выделяет тех, кому можно доверять, а что если вспомнить поименно и тех, кому доверять нельзя?

Как-то я беседовал об этом с одним человеком. Говорил ему, что надо начинать эти процессы, чтобы благотворительность в России стала меняться. Бывший коллега просто испугался: критиковать дурные НКО и такие же инициативы в общественной среде считается дурным тоном. Помню лишь один раз, когда навалились всем миром, но тогда уже совсем нельзя было промолчать: некий фонд стал под видом благотворительности раскручивать одну певичку.

Когда есть проблема, которая угрожает в целом благотворительности, мы готовы пойти на сближение и обсуждать ее. А если что-то вредит отдельным социальным группам, многие набирают в рот воды, ибо неэтично критиковать коллег. Есть риск ударить по собственной репутации: «Что это они развоевались, — скажут люди, — денег, небось, спонсоры им не дают».

Если говорить об отдельных социальных категориях, то они просто вынуждены принимать тот формат опеки и заботы, который практикуется тем или иным НКО или фондом. При этом часто сами фонды осознают, что это не тот путь, но вынуждены исходить не из нужд социальных групп, а из потребностей тех, кто дарует им ресурсы — спонсоров. Вот пример. Один фонд, который активно занимался поддержкой приемных семей, через какое-то время переключился на благодетельствование сиротских учреждений, бросив старую идею как неденежную и нетрендовую для благотворителей. Общество ответило фонду-хамелеону дружным молчанием. Даже за слабый намек на эту тему можно снискать оценку неадекватного и воинствующего. А ведь фонд перешел от решения проблем к простому выживанию. На «дары волхвов» найти ресурсы проще. Неважно, что смысла в них особого нет: фонд возит сиротам подарки, а те продают их и напиваются. Впрочем, фонд заложник ситуации: если переключится на другие процессы, обмякнет его финансирование…

Есть фонды, которые в названии имеют одно, занимаются чем-то другим, а деньги собирают на третье… Получается так, потому что на изначальную миссию не нашлось ресурсов: социальная группа, которой планировали помогать, «не пользуется успехом» у спонсоров. А вот если взять под опеку больных детей, на них точно дадут денег, да еще и святыми назовут.

Что необходимо сделать, чтобы фонды не занимались просто сбором средств от благотворителей, а занимались решением проблем тех, ради кого некогда создавались?

Как сделать спонсорам такие предложения, чтобы те не могли отказаться, проникнувшись важностью проблемы? Ответы есть. Просвещать, объяснять трудности и проблемы различных социальных групп. Осваивать информационное пространство, транслируя эффективные, не всегда денежные проекты не только на сайтах НКО, но и в «больших» СМИ. Освещать деятельность непорядочных организаций и делиться положительным опытом, не боясь, что под него дадут денег другим. Искать пути сотрудничества и сетевой работы. Давать оценку тем, кто нарушает этический и социальный кодекс, чтобы они знали и чувствовали, что если нечто дурное делают, это отразится на их репутации. Создавать тиражируемые проекты и программы. Активнее говорить о процессах, мешающих изменению жизни социальных групп, вызывая общество на дискуссии и полемику. Обучать директоров и сотрудников социальных учреждений технологиям включения внешних ресурсов для изменения внутренних и внешних процессов.

Предлагаемые проекты и программы должны быть включены в воспитательные планы, а в основе деятельности должен лежать профессиональный, а не эмоциональный посыл. Нужно не ублажать добровольческое «хочу», а исходить из изначальной миссии, не отклоняясь от нее. В обществе необходимы некие фильтры, не дающие собирать средства на то, что уничтожает социальные группы, делает их зависимыми от благодетелей. И тогда критика будет восприниматься как норма, а не обидные «наезды». А уровень доверия общества и власти к деятельности благотворительных организаций повысится.