Сегодня инсульт – третье в мире из заболеваний, заканчивающихся смертью. 40% больных – люди трудоспособного возраста, от 35 до 45 лет. Двое молодых мужчин рассказывают о своем опыте

Почему инсульт «помолодел»

Если 40 лет назад инсульт — нарушение мозгового кровообращения — был проблемой пожилых, то сегодня возраст заболевших — от 35 лет.

«Количество мужских и женских инсультов примерно совпадает, как и большинство факторов риска возникновения заболевания. Правда, у женщин есть дополнительные факторы, которые риск могут увеличить, например, использование гормональных контрацептивов без консультации с врачом», — объясняет Андрей Саитов сотрудник фонда по борьбе с инсультом ОРБИ.

«Омоложение» инсульта специалисты связывают, прежде всего, с невероятным ускорением ритма жизни, в режиме которого живут именно молодые и активные, в постоянном повышении профессиональных требований, в конкуренции на рынке труда, в идее «успешности», ради которой молодые жертвуют отдыхом, но «заедают» или «запивают» его неизбежный дефицит.

10 фактов об инсульте, которые должен знать каждый

Как это начинается

Денис Семенов – журналист и писатель. Свою жизнь до и после инсульта он описал в книге «Золотая саламандра».

«Вечером сходил в баню, а утром почувствовал, что ничего не вижу, голова не соображает… Подумал, наверное, простыл и решил еще поспать. Я тогда не знал, что первые часы при инсульте самые важные.

Врачи говорили, что если бы я сразу попал в реанимацию, за первые шесть часов можно было успеть без операции предотвратить отмирание клеток мозга. Это время они называют «терапевтическим окном».

Но я всего этого не знал и самые важные часы проспал. А в течении следующих четырех лет перенес пятнадцать операций».

Ферас Абдолдин, IT-специалист и многодетный отец, перенес инсульт в 42 года.

«Я разговаривал по телефону и вдруг почувствовал себя как-то странно… Встал, прошелся и уронил телефон… Удивился, продолжил разговор – и опять телефон выпадает из рук. Потом третий раз. Тут я почему-то крикнул: «вызывайте скорую». А больше ничего сказать не смог – речи уже не было».

Инсульт любит повторяться

Тем, кто уже перенес инсульт, вне зависимости от возраста, необходима профилактика – для предотвращения повторного приступа. Инсульт любит повторяться.

По статистике, второй инсульт происходит у каждого четвертого.

Если уже проявились проблемы с сосудами, с давлением, угроза инсульта остается надолго. Человеку надо это принять и следить за собой, избегая всех факторов риска.

Один из способов «подстраховать» себя – не ограничиться только лечением заболевания, но пройти полноценную реабилитацию. И вот здесь у молодых есть свои преференции:

«Процесс восстановления у человека, перенесшего инсульт в молодом возрасте, заметно позитивней, чем у пациентов возраста 60-70 лет и старше.

Это связанно с большей сохранностью мышечной, сосудистой системы, работы сердца, других органов, общего тонуса организма. Само же лечение инсульта не имеет принципиального отличия у людей пожилых и молодых», — Андрей Саитов.

Ежегодно в России происходит около 450 тысяч первичных инсультов. До 80% этих случаев можно предотвратить, контролируя артериальное давление, уровень холестерина и глюкозы в крови, а также изменив образ жизни: чередовать работу и отдых, умеренно заниматься спортом, ходьбой, перейти на здоровое питание, отказаться от курения и излишек алкоголя.

Жизнь прежней не станет, это надо признать

Денис Семенов, оглядываясь назад, рассказывает о своем послеоперационном состоянии и о реабилитации: «Первые четыре года после инсульта я не проходил реабилитацию вообще. Я просто не знал, что это важно.

Может быть, если бы я сразу начал заниматься, моя речь восстановилась бы полностью. И возможность ходить тоже. Я уже знаю, что никогда не смогу говорить как оратор, никогда не смогу бегать и прыгать как спортсмен, но все же я старался что-то делать. Лучше поздно, чем никогда.

И не надо пытаться достигнуть того уровня, который был до болезни. Многие пытаются, но это невозможно… Это тоже нужно принять. Признать: вот тексты ты писать можешь, а на гитаре играть – нет».

«Самое главное – не скатиться вниз, пытаться двигаться вперед, — говорит, вспоминая те дни, Ферас Абдолдин. – Я  занялся реабилитацией сразу после курса лечения. Занимался речью, гимнастикой, проходил физиотерапию. По многу раз лежал в реабилитационных центрах.

«Я учился, как первокурсник, но такой, который вроде «все знает». Как говорить, ходить, читать. Я долго вспоминал, как делать элементарные вещи. Сейчас я учусь программировать заново. Я помню алгоритм, но это очень тяжело делать.

Я иногда забываю слова и вспоминаю, именно вспоминаю, потому что помню – я это знал. Но как будто между мной и знанием большое расстояние.

Если бы не реабилитация, я не смог бы ни ходить, ни двигать рукой. Но заниматься можно не только в реабилитационных центрах… Дома, самому, заставлять себя. Трудно, но делаешь. Только так. Если опустить руки, все наработанное очень быстро сойдет на нет».

Есть ли смысл в моих страданиях?

Оба наших героя отмечают огромную поддержку со стороны семьи и близких людей в тяжкий для них час.

Денис Семенов:

«Сначала я считал, что все для меня потеряно, ну, представьте, – двадцать восемь лет, а у меня ни жены, ни работы и сам я такой… Первые полтора года у я лежал на диване и смотрел в потолок.

Блуждал как в тумане. А потом начали складываться варианты. Я принял решение и увидел какую-то перспективу.

В 2012 году переехал в Москву. И жизнь изменилась: у меня есть жена, которую я очень люблю. У меня есть страна, которую я люблю и не хотел бы жить ни в какой другой. И есть Бог, в которого я поверил.

Раньше я был так называемым атеистом. Философские вопросы задавал, в том числе и Богу (это не мешало моему атеизму), но ответов не получал. А как-то раз жена попросила сопроводить ее в храм, я вместе с ней пошел – и был поражен. Меня заворожила красота в храме, пение хора. Но не только это.

Я вдруг я почувствовал, что получаю ответы на все свои вопросы. Как будто во время службы мне кто-то все объясняет.

За то, что со мной произошло, и что это в результате мне дало – я должен кому-то сказать спасибо, а кому это сказать, как не Богу.

Я знаю, теперь уже знаю, что всё в жизни преодолимо, что всё возможно. И считаю себя счастливым человеком».

Ферас Абдолдин: «Есть ли смысл в болезни? Я скажу так – я вижу этот смысл, верю, что он есть… Но вот сформулировать очень сложно… Говорится же, что человеку даются испытания, которые он может перенести…  Ну, раз дается, значит это действительно для чего-то надо…».

Денис Семенов: «Моя жизнь на чистовую началась после инсульта. Я журналист, мне важно донести до людей, что болезни, проблемы – не помеха счастью. Вот сейчас у меня цель – недавно в Интернете я открыл сообщество про инвалидов, и рассказываю о людях, о которых никто не знает, а они герои, смотришь на них и удивляешься даже, что они есть и такие сильные, и тихие».

Иллюстрации Оксаны Романовой