Bezgraniz Couture, создатели коллекции одежды для людей с инвалидностью: «Мы делаем дизайн, как понимал его Стив Джобс. Это не просто должно быть красиво, это должно работать»

1

Дизайнеры из Bezgraniz Couture конструируют одежду не только удобную, но и красивую.

В минувшую пятницу 23 октября в Москве прошел показ Bezgraniz Couture в рамках недели моды Mercedes-Benz. Модели с разными типами инвалидности продемонстрировали одежду, сконструированную и сшитую именно для них. О том, как развивается мода для людей с ограниченными возможностями, рассказывают герои нашей публикации.

В мире живет 1 млрд 300 млн человек с инвалидностью. Много это или мало? Для сравнения – столько же составляет аудитория Фейсбука, отмечает Янина Урусова.

Янина Урусова – не только основатель проекта Bezgraniz Couture в России, но и автор проекта и идеолог проекта «Акрополь: как я нашел свое тело», в котором модели с инвалидностью предстали в виде древнегреческих cкульптур. Проект стал лауреатом премий и гран-при «Серебряный лучник», «Серебряный Меркурий», «PROBA IPRA Golden Word Awards» и «Лучшие социальные проекты России».
11

Янина Урусова, автор проекта Bezgraniz Couture

Цифра серьезная. А еще 2 млрд людей – это близкие людей с особенностями развития, все, кто связан с проблемой инвалидности. «В итоге почти половина человечества связана с темой инвалидности, – говорит Янина Урусова. – При этом сейчас 650 млн людей это пожилые люди, старше 65 лет. Человечество стареет. Скоро нас будет 1 млрд 600 тысяч человек, а пожилые люди имеют те же ограничения и те же потребности в специальной одежде, что и инвалиды».

«Мы все неидеальны. Идеального человека не существует»

Показ Bezgraniz Couture, который с успехом прошел 23 октября 2015 года в московском Манеже в рамках недели моды Mercedes-Benz, имел успех. Это уже второй подобный показ моделей одежды для людей с особенностями фигуры, первый прошел год назад. Реакция зрителей потрясала: многие не могли сдержать слез. Это были эмоции радости – только так можно было воспринимать тех людей, которые выглядели такими счастливыми, выходя на подиум. Красавицы в инвалидных колясках, эффектные мужчины на протезах, яркие радостные молодые люди с синдромом Дауна, улыбающиеся модели с ДЦП. Анна Черных, дизайнер, соруководитель программы «Дизайн одежды. Базовый курс» Британской высшей школы дизайна, слушатели которой и разрабатывали показанную одежду, отмечает, что и раньше иногда инвалиды появлялись на подиуме, но тогда одежда не была специально разработана для таких людей. А на показах Bezgraniz Couture демонстрируются уникальные разработки для разных форм инвалидности.

«Раньше дизайнеры представляли себе модель, которая не существует на самом деле. Некоего идеального человека. Модель для них– некий высокий, стройный, обеспеченный человек. Это не так. Мы же не совпадаем с идеалами, которые дает нам глянец, – говорит Анна Черных. – Мы другие. Мы все неидеальные. И наконец наши студенты получили возможность поработать неожиданно с нецелевой для них аудиторией. Мы попытались создать универсальные разработки для каждого типа инвалидности». Кстати, издательство Burda, также участвовавшее в подготовке показа, сообщило, что намерено придать этой идее промышленное направление. А еще делать лекала – для тех, кто будет шить для себя самостоятельно.

К примеру, моделям с ограниченной подвижностью сложно самим одеваться и раздеваться – им нужны простые и легкие застежки, и уж, конечно, не пуговицы, лучше липучки, лучше по косой линии, чтобы расстегнуть все можно было одним движением. Есть интимные моменты, когда часто человеку с инвалидностью приходится просить помощи у других людей. Это очень неловкие ситуации, а одежда, учитывающая нюансы управления ею, может дать человеку уверенность в себе, он справится самостоятельно. У людей с синдромом Дауна – другие сложности, чаще это грушевидная фигура – и для нее нужно правильно скроить одежду, а еще забывчивость, поэтому они постоянно теряют аксессуары – шапки, перчатки, шарфы, и дизайнеры учли и эти моменты, сделав такие детали прикрепленными к основной верхней одежде. Нюансов много. «Мы делаем дизайн, как понимал это Стив Джобс. Это не просто красиво, это работает! И это еще и свобода. Свобода действий, передвижения, самовыражения. Независимость, возможность принимать свой выбор и свое решение, не быть обузой для других людей», – говорит Янина Урусова.

«Была когда-то одежда для тех, кто пасет коров, – для ковбоев. Для дайверов. И так далее. Постепенно такая одежда превращается в обыденную, мы ее носим. Скоро это произойдет и с вещами для людей с инвалидностью, это будет трендом – носить такую одежду, – считает Янина Урусова. – Наш проект – как камень, брошенный в воду». Янина Урусова говорит, что в мире есть более 100 производителей подобной одежды, но чаще это небольшие кустарные производства, и шьют они в основном для колясочников или людей с нарушениями моторики. Это одежда с магнитами-застежками, например. Она функциональная, но не красивая. Мы же стараемся учесть все типы инвалидности и готовим дизайнеров».

А Владимир Тилинин, еще один куратор программы «Дизайн одежды. Базовый курс» Британской высшей школы дизайна, считает, что вся эта история – не только про моду. «Это тема смещения границ восприятия нашей телесности, это переход к новому человеку, который имеет дополнительные возможности. Устройства, которые облегчат чью-то жизнь, – они улучшают нашу жизнь в широком смысле, затрагивают нашу мобильность в будущем».

Модель Анастасия Абро: «Иногда меня прогоняли из очередей на кастингах сами же конкурсантки – у них же конкуренция!»

4

Анастасия Абро

Анастасия Абро, 6-кратная чемпионка России и 8–кратная чемпионка Москвы по паралимпийской выездке, кандидат в мастера спорта, профессиональная модель, художник, ted speaker, и просто счастливая жена и мама, участвует в проекте Bezgraniz Couture с самого начала. «Здорово, что уже удалось разработать что-то новое, – говорит Настя. – В прошлую презентацию среди моделей для ДЦП не было мужской линии, сейчас она появляется. Появились и дополнения к коллекции по ампутации, а еще брюки и комплект для пилота экзоскелета. В этой одежде предусмотрен легкий доступ к датчикам – для медперсонала».

Для Насти сшили брючный комплект, который легко расстегивается и застегивается. «Я помню, как надела его, и стояла-думала – что же мне нужно еще застегнуть по привычке? Каждый раз такой ступор. Это чувство остается. Я привыкла, что я долго и мучительно что-то застегиваю и расстегиваю. А тут – самостоятельно, быстро, – делится ощущениями Настя. – Секрет в том, что у этой одежды другой крой. Жакет не приталенный, например, и у него другая форма рукава – большой вход в рукав для руки. И там не требуется серьезной координации движений. Ведь обычно, когда я одеваю пиджаки, я рву подкладку в пройме рукава. Потому что сложно сразу рукой попасть в рукав. Здесь такого нет, к тому же помогают и эластичные вставки, по которым рука беспрепятственно «проскальзывает» внутрь.

А еще брюки. Все спрашивают у меня про них, – в чем прикол, почему молния вшита наискосок? А фишка в том, что это опять же увеличивает вход – легко просунуть ноги в штанины, и это очень удобно, с точки зрения координации движений. Я, кстати, получила интересные комментарии. Мне сказали – знаешь, даже твои движения сглаживаются за счет кроя одежды. Потому что в ней нет острых углов и узких мест».

Настя замечает, как преображаются ее друзья в дизайнерской одежде. «Вот Игорь Кипчатов – наша модель с ДЦП по мужской линии – я наблюдала за его преображением. Сначала он надел свой костюм. Он смотрелся в нем обычно, расслаблено. А потом ему надели под пиджак и топ с коррекцией осанки. И у него появилась львиная стать, он стал уверенно себя ощущать, весь распрямился! Этот корректор его поддерживал. Добавил объема в плечах. Его на съемочной площадке даже называли агентом 007!». Настя тоже надевала такой корректор. «Когда мы первый раз выступали перед нашими дизайнерами, знакомились, я принесла на встречу все мои ортопедические приспособления. Я хочу их носить, они нужны! Но они объемные. И портят одежду и посадку одежды. Они нужны в облегченной адаптированном варианте. Дизайнеры Елена Попроцкая и Екатерина Золотенкова нас услышали и сделали такие варианты. Елена сделала топ, а у Кати это встроено в платье. В итоге коррекция идет легче, но функции сохранены. Многие инвалиды вообще не любят все эти корректоры, потому что они давят, неудобно. А тут можно взять и расстегнуть, отдохнуть, со стороны не заметно, что внутри платья корректор расстегнут».

2

Один из спортивных костюмов, созданных специально для людей с ограниченными возможностями

Настя надеется, что скоро проект Bezgraniz Couture запустится на краудфандинговых площадках – есть идея начать производство такой одежды для нашей паралимпийской сборной для участия в Олимпиаде в Рио. «Вообще одежда для ДЦП, например, для всех хороша, дизайнеры стремились не к индивидуализации болезни, а к унификации, – отмечает Анастасия Абро. – Допустим, одежда для колясочнков подходит для ДЦП, для спинальников, и так далее. Одежда для ДЦП подходит еще и для пожилых, у которых ухудшается моторика рук, болят суставы на руках, для людей со сколиозом. Для людей после инсульта».

Говоря о себе, Настя рассказывает, что с самого детства для нее существовала проблема самоопределения. Она постоянно задавала себе вопрос: «А кто я в своей жизни, ведь ты другая, у тебя другие способности. Но какая ты? Что можешь?». «Я в детстве часто думала, на что я способна, что у меня может получиться. Вообще, сколько я проживу. Это как эксперимент», – говорит Настя. Этот живой интерес к собственному телу и состоянию вылился в то, что Настя поступила на медицинский факультет в РУДН. «Но я забеременела и не закончила институт. Потом стала моделью, поняв, что я – красива! Я ходила на кастинги вместе со здоровыми моделями, не указывая, что у меня ДЦП. Кто-то прогонял меня, чаще, кстати, в очередях на кастинге – у них же конкуренция. Говорили гадости. А кто-то, наоборот, говорил – здорово! И работал со мной успешно», – рассказывает Настя. Тот же вопрос – что я могу? – толкал девушку в спорт. Любимым делом стал конный спорт, а после родов Настя занималась легкой атлетикой. «Могу ли я бегать, прыгать, где он этот предел, спрашивала я себя. И я поняла – что нет никаких ограничений. Все наши проблемы только в голове. Я вышла замуж за обеспеченного и успешного мужчину, финансиста с красным дипломом. У меня чудесная дочь. Так что нет никаких преград ни в чем. Нужно просто верить в себя», – убеждена Анастасия Абро.

Модель Евгения Воскобойникова: «Еще несколько лет, и модель с инвалидностью станет нормой»

17

Евгения Воскобойникова: спортивный шик

Женя Воскобойникова, журналист, ведущий телеканала «Дождь», стала моделью проекта Bezgraniz Couture еще несколько лет назад. Тогда это были еще не выходы на подиум, а участие в международном конкурсе одежды для людей с инвалидностью, придуманный идеологами проекта. «Наверное, тогда Янина Урусова сама не знала, во что это выльется, хотя все мечтали, чтобы проект «пошел в массы». Она мечтала, чтобы топовые бренды сделали отдельную линейку для людей с инвалидностью. По крайней мере, как это уже есть для детей, женщин ХХЛ размер, беременных женщин», говорит Женя.

В общем, три или четыре года назад авторы и участники Bezgraniz Couture не могли себе представить, что мода для инвалидов так быстро войдет в нашу повседневную жизнь, начнет становиться нормой. «Если сейчас модель с инвалидностью на подиуме вызывает бурю разных эмоций, даже у тех, кто сидит в зале – никто не остается безразличен – то, мне кажется, еще несколько лет, и это станет нормой», – убеждена Женя Воскобойникова.

Сама Евгения получила инвалидность в ДТП десять лет назад. «До этого я была обычным человеком, и никогда не думала, что может что-то подобное случиться в жизни, и что мне будет нужно будет как-то сжиться со своим новым состоянием, и адаптироваться, – рассказывает Женя. – Я работала в модельном агентстве и училась в университете. Для меня подиум – это не ново. Но как только я оказалась в коляске, я выпала года на три из обычной жизни. Были операции, реабилитации. Реабилитация была больше физическая – в нашей стране не очень знают и умеют предоставлять реабилитацию психологическую, которая нужна даже в большей степени».

Женя не понимала, что делать дальше. Но потом собралась с силами. Помогли близкие. «Родители – единственные люди, которые были и остаются со мной все время. Это очень сильно сплачивает. Вообще, беда сильно сплачивает с близкими. Мои подруги тоже сильно поддерживали меня», – вспоминает Женя. А замуж Женя вышла уже в коляске, сейчас ее дочке полтора года. Многие люди, получив инвалидность, не просто переживают, но и даже порой отказывают себе в возможности той обычной жизни, которую ведем мы все. Любовь, романы, семья, дети, обычный быт. Появляется мысль – кому же я теперь нужен? Женя уверенно развенчивает эти мифы: «У меня тоже была такая позиция – я, мол, не самая завидная невеста. Но как только я перестала себя жалеть в этом плане и стала вести себя естественно, все изменилось. Муж мне и сейчас говорит: «Я не вижу в тебе никаких изъянов или недостатков. Я просто знаю набор функций, которыми я могу тебе помочь. Подняться по ступенькам, положить кресло в машину и так далее». Он относится ко мне как обычно. И спрос с меня как с обычной здоровой женщины – обед, ужин, все, что в ходит в обязанности нормальной жены, помимо воспитания дочери и работы».

На показе Женя представляла брюки. «Я бы назвала это стилем спорт-шик. Потому что брюки были спортивного покроя, но с жакетом. Несмотря на нежно-розовый цвет жакета – и вроде бы к нему должна была бы идти юбка, рюши, – у меня были довольно спортивные брюки и кроссовки. Смешение стилей сейчас модно. Мне понравилось. Мы проговаривали, как будет удобнее надевать костюм. На брюках, к примеру, впереди молния, и другие удобные застежки. Для людей, у которых нарушена моторика рук, это важно. Сильно сокращает время одевания. Высокий корсетный пояс, который помогает держать спину, выравнивает осанку, жакет с укороченными полами, для того чтобы он лучше сидел на фигуре, чтобы полы не лежали на коленях».

Женя рассказывает, что дизайнеры, работавшие с моделями, признавались, что раньше никогда не общались с инвалидами. «Теперь они говорят, что сознание их перевернулось на 180 градусов. Они поняли, что мы – не те люди, которых надо жалеть и как-то помогать, с нами нужно общаться и дружить. Представление, что инвалиды – ущербные люди (так думают в основном в нашем обществе) – абсолютно ложное».

Модель Игорь Кипчатов: «Я против термина «специальная одежда»

6

Игорь Кипчатов

Игорь работает в некоммерческом секторе уже более 15 лет, из них 10 лет – в РООИ «Перспектива», где он как раз занимается разработкой информационно-коммуникационных технологий, доступных для людей с инвалидностью. Игорь Кипчатов – один из авторов проекта РосДоступ, нацеленного на выявление существующих барьеров в городской инфраструктуре и проектирование ее изменений. Игорь участвовал в эстафете Олимпийского огня Сочи-2014. Он один из организаторов Международного кинофестиваля о жизни людей с инвалидностью «Кино без барьеров», а также ежегодного Благотворительного танцевального марафона «Лучшие друзья».

У Игоря –  ДЦП. На показе он демонстрировал костюм из трех частей: майка с корректорами, которые держат спину ровной, пиджак и брюки. «Каждая деталь одежды была разработана так, чтобы было удобно снимать и надевать, и при этом быть модным и стильным», – говорит Игорь. – Мы все работали как единая команда – нужно было учесть нюансы: осанку, походку. Допустим, пиджак – не на пуговицах, а на липучках. У меня, правда, с координацией рук все хорошо, но у других ребят с ДЦП, у кого сильнее поражены руки, бывают непроизвольные движения руками и ногами (гиперкинез), для них застегивать и расстегивать одежду очень сложно».

Игорь очень активный человек, любит путешествовать и заниматься дайвингом, только сетует – сейчас стало много работы и времени свободного почти нет. Кстати, в РООИ «Перспектива» Игорь начинал работать в направлении развития инклюзивного образования. Сам он, будучи ребенком, учился в самой обычной школе, которую закончил в 1996 году, а потом поступил в университет и закончил факультет бухучета и аудита. «Мама была завучем школы, поэтому мне удалось избежать перевода в специализированный интернат, который находился далеко от дома. И ребята относились ко мне хорошо. Школа была не городская, а сельская. Может быть, и это тоже влияло на ситуацию. Мы до сих пор с одноклассниками продолжаем дружить, созваниваемся, у нас часто возникают совместные планы и идеи, — рассказывает Игорь. – Никаких проблем со сверстниками не было, ребята дружили со мной. Вот если ребенок приходит в школу уже в 4-5 классе, это сложно и для ребенка, и для класса. Так что инклюзия должна начинаться с самого раннего возраста». По мнению Игоря Кипчатова, сейчас людям с особенностями стало легче ощущать себя в обществе полноценными людьми, несмотря на остающиеся «перегибы на местах». «Я думаю, на это влияют последние события, например, проведение впервые у нас в стране Паралимпийских игр. Это серьезный шаг».

Игорь с удовольствием бы покупал для себя вещи, подобные тем, что были продемонстрированы на показе. Но не хочет, чтобы к людям с особенностями в мире моды относились «по-особенному». «Я категорически против термина «специальная одежда», — говорит Игорь Кипчатов. – Лучше всего – «универсальный дизайн». То есть одежда должна быть доступна для всех. То же касается и доступной среды: все вокруг должно быть не только удобно для тех, кто плохо видит или не видит, у кого ДЦП, плохой слух или он передвигается на коляске, но и для любого человека».

Дизайнер Динара Хусаенова: «Они оказались удивительно позитивными людьми!»

Студент Британской школы дизайна Динара Хусаенова, одна из авторов моделей одежды, рассказывает, что проект Bezgraniz Couture пришел к ним как эксперимент, как часть учебного процесса. «Нам предложили разработать одежду для разных групп инвалидности. Мы сначала пообщались с моделями, узнали о них побольше, в том числе о каких-то функциональных моментах, и потом выбрали, кто с кем работает. У нас образовалась подгруппа для разработки одежды для ДЦП. Мы создали капсульную концепцию.

Сначала, еще до показа, мы делали одежду для модели Марии Загорской, ею мы вдохновлялись. В коллекции несколько разных вариантов одежды – платье, брюки, пальто, жакет и так далее, но это общий комплект, их можно между собой сочетать. Когда мы создавали вариант уже для подиума, мы тоже исходили из того, что это будет связанный блок одежды. В показе участвовало несколько моделей с ДЦП. Мужской вариант показывал Игорь Кипчатов. Казалось бы, женская и мужская модель одежды выглядят по-разному, но принципы одинаковые. Например, застежки-липучки, и не одна лента- липучка, а целая площадка. Это упрощает человеку момент застегивания, если у него сложности с координацией движений. Еще я запроектировала вставки из трикотажа. Они создают подвижность изделия. При ограниченной моторике это важно, одежда тянется при одевании, и трикотажные элементы позволяют избежать разрывов. В брюках – их проектировала Марина Орлова – дизайн скрывает особенности походки: несколько подогнутые колени при более широкой брючине не так заметны – и, значит, улучшается внешний вид. Люди с ДЦП хотели бы иметь выходной красивый костюм, но стандартные модели неудобны в носке и некрасиво садятся на их фигуры».

Динара рассказывает, что сначала в общении была настороженность. Думала – как поддерживать разговор, вдруг скажу что-то не то, не так. Но на практике все оказалось проще, и шло все вполне естественно. К примеру, от Насти Абро я в восторге, она настолько позитивный живой человек! Она очень располагает к общению, с ней легко сразу. Я ощущала себя с ней свободно. Игорь Кипчатов – очень скромный человек, сдержанный, пунктуальный. С ним было очень приятно работать, он всегда был готов приехать на примерку, даже когда был загруженный график, и наверняка он был усталый. А больше всего мы общались с Марией Загорской, мы даже приезжали к ней домой в гости. С Марией был такой момент, что она привыкла носить обычную одежду – узкие джинсы, узкие свитера, то есть выработалась привычка носить неудобное. Нам пришлось осторожно ломать ее представления о себе , о моде, об одежде. Платье, которое мы для нее сконструировали, для Марии было фактически первым, раньше она не носила платья. И ей понравилось! Тут дизайнеры, я думаю, работают еще и над тем, чтобы менять стереотипы, помогать рушить комплексы».

Динара работала над проектом, ожидая появления на свет ребенка. На показ в пятницу она пришла с месячной дочкой. «Может быть, она пойдет по стопам своей мамы, – надеется Динара. – Я планирую и дальше везде ее брать с собой, не хочется затворничества. Гораздо полезнее видеть мир шире и дальше детской кроватки. А вопрос о том, участвовать ли дальше в проекте, для меня не стоит – конечно, я буду участвовать, было бы интересно развиваться и дальше в этой области как профессионалу».

Современные люди с инвалидностью – люди, готовые к активности и переменам

8

Пиджак с корректорами прибавляет маскулинности и мощи

Эта тема начинает интересовать моду, но пока не так активно. Между тем явно заметен тренд – интерес к иному телу, необычному, нестандартному. «Оказалось, что в мире до сих пор нет исследования людей с особенностями как потребителей, — отмечает Янина Урусова. – Мы заказали исследование в Англии в School of Art and Design at the Nottingham Trent University, UK . Оно будет первое в мире – «Люди с инвалиндостью как целевая аудитория». В нем напоминается, что в 2006 году была подписана конвенция ООН о правах человека с инвалидностью. В конвенции сказано, что человек не сам по себе инвалид, а общество делает его таким – оно не готово средой и ментальностью к появлению таких людей, а их 13 процентов населения! А сейчас люди с инвалидностью хотят учиться, работать, ходить в театр, отдыхать, рождать детей – и в том числе носить удобную одежду. Мы привыкли к инвалидам как к социально неблагополучной аудитории, а еще к тому, что у них нет денег. Инвесторы не понимают, что у таких людей могут быть деньги! Однако мы переступаем существующий в обществе барьер – от отношения к людям с инвалидностью как к маргинальной среде к отношению к ним как к успешным людям».

Исследование показало, что люди с инвалидностью стали видеть себя как субъекты покупательского процесса. «Они хотят быть модно одетыми. Речь пока идет даже не об удобстве, а о красоте и моде».

«Тех барьеров – психологических и физических – что были у наших бабушек и дедушек, перед современными молодыми людьми с инвалидностью уже нет», – рассказала «Милосердию.ru» Янина Урусова. Тем более что нынешнее, молодое поколение людей с ограниченными возможностями с рождения живет в мире новыхтехнологий. «Так что состояние тела больше не является определяющим. Люди живут и работают – в интернете в том числе. И покупают все в интернете. Именно они, люди с инвалидностью, – это они и есть инновационная аудитория, они готовы к вызовам жизни! К тому, что предлагает им сейчас мода».

Ольга Михайловская, модный критик:

«Это потрясающий проект с социальной точки зрения. И я считаю, как профессионал в сфере моды, что для студентов, авторов этих моделей одежды, помимо социальной и воспитательной функции, это еще и поучительная история в профессиональном плане. Это действительно сложные и высокотехнологичные вещи. Работа над ними учит их по-другому мыслить. Нужно делать вещь, в которой много дополнительных функций, все, от фурнитуры до ткани, нужно продумать. Мне, например, понравился один из ярких нарядов девушки в коляске. Явно функциональная вещь, и она привлекательная при этом. Вообще, было видно, что все вещи очень функциональны.

И что мне показалось приятным и обнадеживающим, что сам показ был искренним, радостным и при этом деликатным. Ведь тема эта сложная и зыбкая, легко впасть в слащавое умиление. Я этого боялась, но этого не было. Да, мероприятие вышибает слезу. Но организаторы это обстоятельство не педалировали, все было тактично и со вкусом. Без акцента на теме несчастья. И мне это было очень приятно видеть».

9

Эта тема начинает интересовать моду, но пока не так активно. Между тем явно заметен тренд – интерес к иному телу, необычному, нестандартному.

12

13

IMG_4175

15