Не часто в русской истории архиереи обличали царей. Митрополит Филипп из таких – обличал Ивана Грозного за убийство невинных и за правду пошел на плаху. Память 22 января

Philipp-03-00

Святитель Филипп митрополит московский в житии, икона 17 века. Изображение с сайта obraz.org

Побег из дома

Из Москвы будущий святитель Филипп бежал еще в юности. Сам из знатного рода Колычевых, он не хотел участвовать в боярских разборках при царе-подростке, будущем Иване Грозном. Да и не имел склонности к придворной жизни, любил больше посидеть с книжкой, не только божественной, но и из фортификационной науки, и инженерной, и исторической, и земледельческой.

Все это пригодилось ему позже, на Соловках, где он выстроит современнейшую для своего времени ирригационную систему, а в теплицах будут выращивать дыни.

Из богатого дома Федор Колычев бежал без денег и тайно, а по дороге нанимался пасти крестьянское стадо, получая свой хлеб. Он хотел стать монахом. Добравшись до Соловков, Федор Колычев принял иноческий постриг с именем Филиппа.

Phillip_leaves_the_parental_house (1)

Фёдор Колычев покидает родительский дом; клеймо житийной иконы

На Соловках

В крайне суровых условиях севера, много и тяжело работая на хозяйственных послушаниях, Филипп старался для молитвы удаляться в пустынь. Там, по монастырскому поверью, Филиппу явился окровавленный Христос, предрекая дальнейшую судьбу и мученичество.

Братья неоднократно пытались выбрать Филиппа игуменом, а тот неоднократно отказывался. Но в 1546 году он принимает игуменство и управляет монастырем 20 лет.

Тяга к уединению и молитве у игумена Филиппа сочеталась с редкими административными способностями, а две традиции русской Церкви — нестяжателя Нила Сорского и Иосифа Волоцкого в его жизни соединялись без конфликта.

6466

В Соловецкой обители; клеймо житийной иконы

Св. Филипп быстро увеличил земельные владения обители, нашел богатых жертвователей (в том числе царя и его семью), а на полученные средства начал масштабное строительство.

При нем на Соловках поднялся каменный Успенский храм, трапезная палата, Спасо-Преображенский собор, множество хозяйственных построек, возникла сеть каналов и появилась несколько технических приспособлений, облегчавших тяжкий труд иноков.

На Большом Заяцком острове появилась превосходная гавань с гостиницей. Пополнились монастырская библиотека и ризница. Вместе с тем, строгий устав, разработанный Филиппом, не поощрял стяжательства. Молитвенная жизнь обители давала добрый образец другим монастырям Беломорья.

От судьбы не уйдешь

Про игумена Соловецкого помнил Иван Грозный, с детства лично знавший святого. Он вызывает Филиппа в Москву и предлагает стать митрополитом Русской церкви.

Иван Грозный, хорошо разбиравшийся в людях, искал в лице Церкви союзника и знал, что будущий св. Филипп не способен на интриги и предательство.

Царь надеялся на личную преданность св. Филиппа, известного ему как человека, скорее, мягкого и совершенно не амбициозного.

Свт. Филипп поставил Грозному условие – право обращаться к царю с просьбами о помиловании.

Это право было у Церкви раньше, но Иван Грозный его отменил.

Царь выдвинул свое условие – митрополит не должен вмешиваться в дела опричнины. В 1566 году этому нововведению было всего два года и кровавых дел за ним еще не числилось. Свт. Филипп согласился.

С укреплением опричных порядков монарх все реже прислушивался к голосу Церкви. Архиереев, пытавшихся заступиться за «изменников», он самих подозревал в предательстве. А свое обещание позволить митрополиту вступаться за опальных царь впоследствии нарушил.

Но еще какое-то время отношения главы Церкви и главы государства остаются добрыми. Так, в одном из посланий к братии Соловецкого монастыря, митрополит, отправляя из Москвы милостыню, просил молиться за государя и его семью. Послание оканчивалось словами, в которых ясно виден душевный стержень святителя: «А я вас благословляю и много челом бью… Бога ради, живите любовно».

Отказ в благословении

В 1567 году, расследуя дело конюшего И.П.Федорова, одного из первых лиц в государстве, царь применил массовые казни. Репрессиям подверглось множество людей невинных — вельмож, их слуг, членов семей, крестьян. Московская Русь такой крови не знала, это не входило в ее политические традиции.

Митрополит Филипп уговаривал царя отказаться от опричнины: «…я начал просить государя, чтобы он отступил от такого неугодного начинания. И напомнил ему Евангельское слово: “Если царство разделится само в себе — погибнет”», — пишет митрополит.

TurlyginPhilip

Я.П.Турлыгин, «Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного» (1800). Изображение с сайта aminpro.ru

Не добившись своего, митрополит обличает опричников прилюдно: «Мы приносим жертву Господу чистую и бескровную за спасение людей, а за алтарем неповинно кровь льется христианская и люди напрасно умирают!»

Он публично в храме отказывает царю в благословении, призывая Иван Васильевича прежде простить «согрешающих» ему.

Оклеветан и убит

Царь не ожидал от митрополита Филиппа столь такого твердого и публичного противостояния. Прилюдное осуждение невинных убийств, призыв к милосердию вызвали ярость. Царь отдает приказ схватить митрополита и отдать главу Русской церкви под суд за «порочную жизнь».

Архиерейские одежды были сорваны с митрополита Филиппа прямо в храме, во время богослужения, и заменены на рваную рясу.

Некоторые иерархи противилось суду, а когда, под давлением царя, первоиерарха Русской Церкви митрополита Филиппа на основе клеветнических показаний все-таки признали виновным в «порочной жизни», они не позволили его сжечь, как было положено по канонам за такое преступление. Смертная казнь была заменена ссылкой в тверской Отроч монастырь.

Nikolaj_Wassiljewitsch_Newrew_-_Philip_II,_Metropolitan_of_Moscow_and_Malyuta_Skuratov

Н.В.Неврев, «Митрополит Филипп и Малюта Скуратов» (1898). Изображение с сайта rodon.org

Но месть Ивана Грозного, не сумевшего добиться прилюдной казни для Филиппа, не замедлила. В монастырь тайно приехал опричник Малюта Скуратов-Бельский, личный убийца Ивана Грозного, и умертвил святителя.

В 1590 году мощи святителя Филиппа были перенесены из Тверского Отроча монастыря в Соловецкий, а в 1652 году, приказом патриарха Никона и с большими торжествами, — в Успенский собор Московского кремля. Там они и сейчас прибывают в раке у южного входа в храм, перед самым иконостасом.