В рунете разворачивается новая громкая история о проекте постановления правительства, запрещающем закупать «для государственных и муниципальных нужд» медицинские изделия, страной происхождения которых не являются Российская Федерация, Республика Беларусь или Казахстан

В рунете потихоньку разворачивается новая громкая история о проекте постановления правительства, которое должно вступить в силу уже первого апреля. Речь в этом постановлении идет о запрете закупать «для государственных и муниципальных нужд» медицинские изделия, страной происхождения которых не являются Российская Федерация, Республика Беларусь или Казахстан.

К счастью, запрет распространяется не на все медицинские изделия вообще, а только на не очень длинный список, включающий довольно разнообразные предметы – от антисептических салфеток до томографов и дефибрилляторов, из разных сфер медицины – неонатологии, травматологии, стоматологии и так далее.

Постановление подготовили Минпромторг вместе с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), и имеет оно намерения вполне благие – защиту отечественного (а точнее – таможенно-союзного) производителя медицинской техники от разорения. Ибо ни для кого не секрет, что последние 25 лет российское производство медицинских изделий, скажем так, не развивалось, в то время как иностранные компании совершенствовали свои товары, делая их все более сложными, все более качественными и все более дешевыми. В такой ситуации Россия рискует потерять и то, что осталось, ибо предприятия просто разорятся от отсутствия заказов.

Однако подобные меры, вполне применимые в области «товаров народного потребления», не вполне адекватны там, где речь идет о здоровье и жизни. Российский аналог иностранного стула может быть неудобен, но сидящий на нем не рискует остаться калекой, отечественный заменитель иностранного велосипедного насоса может работать медленнее западного или менее экономно – но опять же, он не подвергает ничьи жизни и здоровье опасности. Но вот если качественный медицинский прибор заменить менее качественным, дающим не столь точные показания – это уже чревато смертями и увечьями.

Не говоря уже о том, что странным выглядит само по себе вмешательство Министерства торговли в вопросы того, чем люди будут лечиться. Хотя эта ситуация неуникальна – Федеральная антимонопольная служба, разрабатывающая систему государственных закупок в том числе и для учреждений здравоохранения, по сути, на настоящий момент решает вместо врачей, какие пациентам в стационаре таблетки пить (подробнее можно почитать здесь).

Берем наугад из списка запретов предмет, чье применение или неприменение не связано с угрозой жизни – «лампы стоматологические светодиодные для полимеризации пломбировочных светочувствительных стоматологических материалов». С этими лампами многие сталкивались, когда доктор зачем-то светил фиолетовой лампочкой в больной зуб.

Дело в том, что современные пломбы делаются из мягких полимерных материалов, которые затем облучаются этими самыми лампами, отчего твердеют. Однако проблема в том, что российские лампы, в отличие от иностранных, не обладают должной мощностью и должной вариативностью режимов, позволяющими сделать процесс полимеризации достаточно постепенным, а следовательно, и пломбу – достаточно прочной.

И так по многим позициям. По свидетельству врача-стоматолога, пожелавшего остаться неизвестным, российские боры для бормашин им вовсе запрещали покупать для практики во время обучения в институте, ибо они плохо центрированы и попросту разбивают ходовую часть станка – и можно представить, как они влияют на зубы, если даже станки от них портятся. Да и в целом российская стоматологическая промышленность отстала на двадцать лет – и по технологическим решениями, и по применяемым материалам. Попытка избавить ее от иностранных изделий не сотворит чуда, а просто закроет значительной части населения доступ к качественной стоматологии, ибо последняя останется только в частных клиниках.

Или, например, есть в списке такие пункты как «устройство для переливания крови, кровезаменителей и инфузионных растворов с микрофильтром, стеклянных бутылок и полимерных контейнеров, устройство полимерное для переливания крови, кровезаменителей и инфузионных растворов однократного применения, стерильное, стеклянных бутылок и полимерных контейнеров, устройство для вливания кровезаменителей и инфузионных растворов, из стеклянных бутылок и полимерных контейнеров». Их наличие в списке запрещенных к поставке означает, что для государственных и муниципальных нужд придется полностью распрощаться с такими приборами как инфузоматы, и со всеми сопутствующими им системами, и вводить лекарства будут по старинке, чрез капельницы из ПВХ. А это, между прочим, и реанимация, и химиотерапия, и иммунологические препараты.

Потому что отечественных инфузоматов не существует в природе и неизвестно, когда их начнут производить, или, во всяком случае, я не нашел ни одного врача, который бы видел их. Да и уже закупленных хватит ненадолго, потому что инфузомат – прибор тонкий и хрупкий, регулярно ломается, в чем мы убедились, когда помогали отделению для реанимации экстремально маловесных новорожденных.

На каждого реанимируемого ребенка полагалось по несколько таких приборов, и их приходилось регулярно закупать, ибо они выходили из строя. К каждому прибору полагались расходные материалы, многие из которых тоже не производятся в России.

Схожая ситуация и с изделием «Томографы компьютерные с количеством срезов от 1 до 128», о чем подробно написали «Известия». Согласно документу, подобного рода аппарат может быть закуплен для государственных или муниципальных нужд только если «процентная доля стоимости используемых материалов (иностранных товаров), использованных при изготовлении медицинских изделий более 50 процентов в цене конечной продукции», то есть прибор должен не менее чем наполовину состоять из таможенно-союзных комплектующих.

На настоящий момент таких приборов в природе не существует, а доля полностью перенесенных на российскую территорию технологий составляет около 30 процентов. В результате весьма вероятно использование разного рода серых схем, когда на иностранный прибор будет навешиваться бессмысленный, но дорогой (ибо доля комплектующих считается по цене) блок отечественного производства, что удорожает приборы, но не сделает их лучше.

А между тем компьютерная томография используется в современной медицине крайне широко и именно от нее зависит в огромном количестве случаев точность диагностики. А нет точной диагностики, нет и правильного лечения.

И даже такая простая вещь, как «Повязки и покрытия раневые, пропитанные или покрытые лекарственными средствами» и то не во всех случаях имеет российских аналог. Скажем, в России до сих пор не выпускаются специальные бинты и повязки для больных буллезным эпидермолизом – просто в силу относительной новизны диагноза. Не выпускаются некоторые виды противоожоговых салфеток, и аналогов им опять же нет.

Такого рода комментарии можно множить, но в целом даже из уже приведенного понятно, что принятия данного постановления будет оплачено жизнями людей.

К счастью, постановление пока не принято. Министерство здравоохранения пока не обнародовало своего мнения о проекте. Остается надеяться, что его специалисты все же будут стоять на позициях защиты жизни и здоровья пациентов, а не кошельков российских производителей медицинских изделий.