Меценат Винфрид Штёкер считает, что беженцам лучше взятьзя за оружие и сражаться за свою свободу, а не просить помощи. Крупная благотворительная организация вернула Штёкеру его пожертвование. Скандал в Гёрлице открыл дискуссию по вопросам этики и ответственности благотворителей

Меценат Винфрид Штёкер считает, что беженцам лучше взять в руки оружие и сражаться за свою свободу и счастье, а не просить помощи. Крупная благотворительная организация вернула Штёкеру его пожертвование на детский дом. Скандал в Гёрлице открыл дискуссию по вопросам этики и ответственности благотворителей

Меценат Винфрид Штёкер Фото с сайта welt.de

Исторический универмаг, в котором снимали фильм «Отель «Гранд Будапешт» , оказался в центре скандала. 24 декабря в нем должен был пройти концерт в пользу сирийских беженцев, но его владелец в последний момент в резкой форме отказал организаторам.

Предприниматель Винфрид Штёкер (Winfried Stucker), владелец исторического универмага «Kaufhaus zum Strauss», в интервью «Саксонской газете» 16 декабря заявил, что не имеет понятия, что за организация собирает средства в пользу беженцев в принадлежащем ему здании, а беженцам лучше бы взять в руки оружие и сражаться за свою свободу и счастье, а не просить помощи в Германии.

Штёкер добавил, что привечать беженцев — значит создать некий порочный круг: в западное общество они не интегрируются, а родине повредят: самые инициативные уедут. И выдал пассаж: мол, когда двадцать лет назад негры в Руанде резали друг друга, неужели их нужно было бы приглашать только за это?

На вопрос о том, что Рождество напоминает всем, как «семья нуждалась в помощи и получила приют», Штёкер ответил: «Отстаньте от меня со всей этой чепухой, это все сказки. У нас скоро на церквях вместо крестов полумесяцы будут, вот о чем надо думать».

Разразилась буря. Союз друзей исторического универмага, раньше считавший Штёкера спасителем и благодетелем, отмежевался от него.

Бургомистр Гёрлица анонсировал концерт «Милосердие не сказка» в соседнем здании — церкви Фрауенкирхе. Рождественский вертеп, почти законченный в универмаге, разобрали и перенесли в местную больницу.

Предпринимателя осудил в открытом письме евангелический епископ, который также сравнил Святое Семейство с беженцами.

А одна известная благотворительная организация вернула крупное пожертвование Штёкера на детский дом, отметив: «Мы нуждаемся в пожертвованиях, но они подразумевают, что жертвователи разделяют наши ценности».

Казалось бы, вот налицо злобный и дикий расистский выпад, «понаехали тут всякие»… Однако не все так просто.

Винфрид Штёкер — сам беженец. Он родился в ГДР, сбежал на Запад и в 1987 г. основал в Любеке собственное дело. Его компания Euroimmun производит реагенты для лабораторной диагностики. Сам 67-летний Штёкер, к слову, не только предприниматель, а доктор медицины. Любекский университет теперь хочет лишить его звания почетного профессора.

Компания Штёкера — международная. Ее отделения действуют в Великобритании, Бразилии, Китае, ОАЭ и других странах с оборотом более чем 100 млн. евро в год. В ней работает 1700 человек, из них 1200 в Германии. Как рассказывает сам Штёкер в интервью die Welt, на его предприятии нет никаких проявлений ксенофобии, а работники в разных странах трудятся в комфортных условиях.

Его жена — китаянка.

Штёкер, как следует из той же статьи в Welt, не праворадикал, а человек аполитичный, голосующий за христианских демократов.
Откуда же такая резкость?

22 декабря предприниматель опубликовал на сайтах принадлежащих ему компаний извинения. Он написал, что был очень занят по работе, не следил за языком и наговорил оскорбительных вещей.

Эти срывы характерны. Вопрос о беженцах в Германии — вопрос большой и острой общественной дискуссии между представителями различных политических сил и общественных течений. Общественное мнение в этом вопросе неоднородно.

Власти Германии утверждают, что страна принимает больше сирийских беженцев, чем другие стран ЕС. Как заявлял пресс-секретарь правительства Германии Штеффен Зайберт, Германия и Швеция вместе приняли две трети беженцев из Сирии, которые приехали в страны Евросоюза. С 2011 года в Германию перебрались более 18 тысяч беженцев из Сирии. Недавно началось переселение еще 5 тысяч человек.

Всего же, согласно прогнозам, к концу 2014 г. в Германии окажется до 250 тысяч беженцев, большинство – из стран, охваченных военными конфликтами.

Федеральное агентство по делам миграции и беженцев Германии призвало ускорить процесс получения убежища для людей из стран, военные конфликты в которых представляют чрезвычайную опасность для их жизни.

Интерьер универмага «Kaufhaus zum Strauss», в котором снимали фильм «Отель «Гранд Будапешт» Фото с сайта welt.de

Однако есть серьезная критика приема беженцев. Она основана на том, что беженцы и трудовые мигранты не интегрируются в немецкое общество, их сообщества превращаются в рассадники преступности и экстремизма.

В ноябре журнал Der Spiegel поднял тему коррупции в среде национальных и религиозных общин, связанную с предоставлением статуса беженца. В качестве примера приводилась одна пакистанская религиозная община, подвергавшаяся преследованиям на родине.

Ее верхушка занималась вымогательством «пожертвований» с рядовых членов, которым без отметки об активном членстве в общине грозила потеря статуса преследуемого в глазах немецких властей и возможная высылка в Пакистан, т.е. фактически в тюрьму, а то и на смерть. Один из этих несчастных продал все свое имущество, но так и не собрал требуемой дани, тогда он и обратился в прессу.

И вот как видится этот случай. Предприниматель, селф мейд мен, а потому неосторожный в высказываниях и резкий в оценках, владеет зданием в Гёрлице, но живет далеко. Людей, которые собираются устроить благотворительное мероприятие, он не знает.

Зато он довольно поздно узнает, что в его здании будет концерт в пользу беженцев. Беженцев Штёкер считает нахлебниками, изображающими бедных-несчастных, чтобы остаться в Германии любым способом.

Концерты в пользу беженцев он, помнящий о кампании в помощь угнетенным в социалистической ГДР, из которой как раз и сбежал, считает ерундой и показухой. На эмоциях высказывается в прессе. Когда понимает, что перегнул, извиняется.

Возможно, если бы не дикое интервью, случай профессора Штёкера скорее напоминал бы не расистский выпад, а эпизод из русской классики — когда булгаковскому профессору Преображенскому предложили купить несколько журналов в пользу детей Германии, а он отказался.

«Совершенное изумление выразилось на лицах, а женщина покрылась клюквенным налетом.

— Почему же вы отказываетесь?
— Не хочу.
— Вы не сочувствуете детям Германии?
— Сочувствую.
— Жалеете по полтиннику?
— Нет.
— Так почему же?
— Не хочу».

Случай в Гёрлице ставит более общие вопросы: имеет ли право меценат отказать в проведении благотворительного мероприятия в принадлежащем ему здании, если концепция этого мероприятия противоречит его убеждениям, какие бы они ни были? Потеряет ли он от этого репутацию?

Универмаг «Kaufhaus zum Strauss» Фото с сайта welt.de

Не будет ли этот случай еще одним прецедентом, после которого предприниматель будет помогать не потому, что ему жалко людей, не потому, что он хочет сделать жизнь вокруг лучше, а из-за опаски и корысти: ведь если не даст помещение, его обвинят в расизме и начнут травить. Не будет ли от этого в благотворительности больше показухи и кампанейщины?

Несколько лет назад легендарный парфюмер Жан-Поль Герлен рассказывал журналистам, как молодым человеком он работал над ароматом для любимой девушки. «Я вкалывал как негр на плантациях», — обронил он. Герлен не ксенофоб, настоящий французский интеллигент, и, когда его обвинили в расизме, сразу извинился. Но была кампания, суд и штраф. И еще: его не бросились защищать, его стали травить.

Штёкера комментаторы к статье в социальных сетях предлагают, среди прочего, лишить званий, отправить на психиатрическую экспертизу.

Справка: Универмаг «Kaufhaus zum Strauss» был открыт в центре самого восточного города Германии Гёрлица в 1913 г. предпринимателем Луисом Фридлендером. В 1929 г. его выкупил торговый гигант Karstadt, после второй мировой войны и образования ГДР он перешел в государственную собственность, а в начале 1990-х пришел в упадок. Здание универмага — один из редких примеров полностью сохранившегося торгового дома, построенного на рубеже XIX-XX вв. В прошлом году Штёкер начал его восстанавливать. В здании регулярно проводятся концерты классической музыки и другие мероприятия.