Колонка Игоря Лунева. Неожиданно эффектный выпад в сторону профессиональных психологов, сделанный настрадавшимся мужчиной. О том, как найти в себе насильника или не превратиться в него стараниями жертвы

Тема домашнего насилия в нашей стране становится не только актуальной, но и модной. А мода искажает восприятие даже актуальной темы. При всем разнообразии публикаций о домашнем насилии, рассуждения чаще всего строятся по схемам, удобным в том числе и для определенного типа насильников.

Фото: http://www.domashniy.ru/

У моды на разговоры о домашнем насилии есть и оборотная сторона: все домашнее насилие, «препарированное» психологами, оказывается удобной «фишкой» для манипуляторов.

Манипулятор – это насильник, старательно выдающий себя за жертву. Порой такие люди обладают недюжинным артистизмом, часто они убеждают в своей жертвенности не только других, но и себя.

А жертвой быть выгодно – ближние перед тобой виноваты и пытаются вину загладить, а если не пытаются, ты бежишь, например, к психологам, и тогда там, где обычный мудрый человек посоветовал бы посмотреть прежде на свое поведение, психолог будет долго и кропотливо возиться с тобой, помогая тебе делать «слонов» из «мух».

Самая большая опасность манипулятора в том, что он старается спровоцировать собеседника на насилие – это не только мазохизм, но и извращенный способ повышения самооценки («вот как в моей жизни все серьезно и трагично»), и возможность властвовать над кем-то («ты передо мной так виноват, теперь ты обязан…»).

Увы, когда речь заходит о домашнем насилии, как правило, психологи очень четко разграничивают насильника и жертву, жертву не принято спрашивать: «А не ты ли довел/довела “до белого каления” ближнего своего?» Т.е. провокация на срыв, являющийся несомненным актом насилия, остается как бы за кадром.

Насильник тот, кто сорвался, другой участник этого патологического диалога оказывается всегда жертвой, даже если он долго и изощренно эмоционально давил на первого. Одна моя знакомая, имеющая психологическое образование, рассказывала, что в одном кризисном центре ее столь однозначное деление было даже принципиальным для специалистов, и согласие с этим мнением было критерием для приема на работу новых сотрудников.

Однако большинство из нас – не святые. Мне неоднократно приходилось наблюдать, как под воздействием манипуляторов срывались на словесное и даже физическое насилие обычно вполне уравновешенные люди. Оговорюсь сразу: сейчас я не рассматриваю среду людей, где насилие является нормой. Людям, о которых я говорю, было потом стыдно за себя, за свои срывы, они эмоционально страдали едва ли не больше своих так называемых «жертв».

«Жертв» же, как правило, вовсе не пугало то, что их поведение привело к таким последствиям. На всякий случай: я не оправдываю никакое насилие, оно отвратительно. Мысль моя предельно проста и, кстати, понятна большинству обычных, не обремененных современными теориями, людей: часто (не всегда, но часто) насилие обоюдно, и если один довел другого, а другой сорвался, виноваты оба. И ни в коем случае не только сорвавшийся.

Манипулятор – тот, кто задает ближнему вопрос, но не дает ответить, постоянно перебивая собеседника; тот, то оправдывает отсутствие культуры диалога живостью реакции на слова собеседника, а хамство – честностью; тот, кто бросает абсурдные и бездоказательные обвинения, заставляя ближнего «доказывать, что он не верблюд»; тот, кто ставит собеседника в тупик, давая понять, что как бы собеседник ни поступил, в любом случае будет плохо; тот, кто настоятельно чего-то требует, но либо не формулирует своих требований четко, либо, получая требуемое, не принимает это, объясняя переменой настроения; тот, общение с кем превращается в постоянное разгадывание каких-то загадок, ребусов, ассоциаций; тот, кто по любому поводу может перейти на личности; тот, кто «тянет одеяло на себя», норовя постоянно привлекать к себе внимание ближнего, чем бы тот ни был занят, или отвечая, что у него всегда все гораздо хуже, на любое сетование ближнего; тот, кто в любой момент без какой-либо внешней причины может вспомнить старую обиду, за которую у него уже много раз попросили прощения, и глубоко оскорбиться по-новой… Список можно продолжать, но думаю, что каждый может сделать это сам. Мы встречаем таких людей часто и будем честны: мы сами нередко ведем себя подобным образом. И часто в своем провокационном поведении не видим ничего страшного.

Если манипулятору удалось довести ближнего до срыва, он гиперболизирует случившееся, порой опять-таки при помощи перехода на личности. «Сорвался, дал подзатыльник – ты насильник, садист, монстр», «сорвался, наорал, обозвал – психопат, вот, что ты на самом деле обо мне думаешь», «сорвался, выпил водки – ты алкоголик» и т. п. На любые попытки объяснить, что сама «жертва» довела до срыва, реакция: «Как ты смеешь себя оправдывать?!»

Если сорвавшийся ближний при этом нисколько себя не оправдывает, это демонстративно игнорируется, но на деле манипулятор будет уверенно играть на чувстве вины ближнего. И вот уже «насильник и монстр» идет к психологам, которые разбираются, как же это он дошел до жизни такой, что запросто обижает «слабых и беззащитных».

Даже если после долгих сеансов такого человека убеждают, что как будто избавили его от «чудовищности», он возвращается в ту же ситуацию: либо к тому же манипулятору, либо угнетенный сознанием своей неадекватности «сажает себе на шею» новых паразитов. Возможно, живет так дальше годами, возможно, при этом тихо спивается. Еще вариант: тихо спивается без всяких психологических штудий. Еще вариант: манипулятору он уже неинтересен, его бросают…

Вариантов множество, смысл один: у такого человека впасть в уныние куда больше шансов, чем у многих других. Надо сказать, что самого себя манипулятор если и винит, то его вина кажется ему несоизмеримо меньшей, чем вина сорвавшегося ближнего.

Характерное оправдание: «Я ничего такого уж страшного не сказал/не сделал». Спектр примеров весьма широк. Одна моя знакомая может просто под настроение нарушить течение вполне вежливой беседы потоком матерной ругани, а потом говорить, что это всего лишь реакция чувствительного человека, другая – может прийти в гости и устроить истерику, если хозяева дома не будут потакать ее сиюминутным прихотям (потом следует именно такое объяснение: «Я всего лишь попросила, а меня агрессивно заткнули, глубоко обидели»), третий мой знакомый и вовсе может заявить: «Да что такого, я всего лишь стукнул ее, а она…»

Причины такого поведения часто коренятся… ну да, в детстве. Ничего нового тут не скажешь. Большой манипулятор вырастает из маленького манипулятора. И вырастает он только физически. На самом деле, поведение манипулятора инфантильно в худшем смысле этого слова. Ведь человек тогда обретает некую зрелость сознания, когда осознает, что он – нечто большее, чем проекция своего прошлого на настоящий момент и клубок спонтанных реакций.

Такая зрелость может наступить в любом возрасте, даже весьма в нежном. Но если ребенка не учат благодарить, не учат просить прощения, не учат тому, что он в этом мире существует на равных с себе подобными, не учат соотносить свои чувства с реальностью, а вместо этого потакают его капризам («Ах, как же, не хочу, чтоб ребенок стал невротиком!»), из него получается манипулятор.

Впрочем, манипулятором можно стать как от избалованности, так и от недостатка внимания. В какой-то момент человеку кажется, что только экстраординарными выходками он может это внимание к себе привлечь, перестает сознавать очевидное: таким поведением он как раз отталкивает от себя даже тех, кто и хотел бы проявить к нему душевное тепло.

В любом случае, надо понимать, что манипулятор – человек несчастный, достойный сострадания. Другое дело, что не всякий способен ему реально помочь, зато любой может оказаться вовлеченным в его болезненные игры. Именно поэтому сохранять дистанцию при общении с манипулятором – это не жестоко, а нормально.

Что делать, если жизнь все-таки свела вас с манипулятором? Первое: каким бы темпераментом вы ни обладали, вы должны научиться сохранять спокойствие даже тогда, когда человек рядом с вами плачет, ругается, несправедливо обвиняет вас или постоянно «подкалывает». Не позволять вывести себя из равновесия – вот главное правило. Трудно исполнимое, особенно, если манипулятор – близкий, родной человек. Но необходимое.

Молитесь, рассуждайте внутри себя, используйте допустимые психологические методики, но только научитесь спокойствию. Пусть даже вас будут обвинять в холодности, бесчувственности – не ведитесь на это.

Второе: если манипулятор говорит о каких-то своих желаниях, заставьте его четко сформулировать просьбу. Дайте понять, что пока он этого не сделает, вы не будете его слушать.

Третье: четко дайте понять, что некоторые просьбы, требования могут быть объективно невыполнимы, а потому неэтичны. Человек должен понимать: требовать «достать Луну с неба» – наглая манипуляция (в случае взрослого человека, официально признанного вменяемым).

Четвертое: если после выполнения просьбы оказывается, что человеку это было не так уж и нужно, не злитесь на него, но и не пытайтесь угадать, что же ему все-таки было нужно. Он должен сам понять, что озадачивать ближнего противоречивыми настроениями – также манипуляторство.

Пример простейший: человек говорит, что голоден, перед ним ставят тарелку еды. Если он вдруг отказывается, говоря при этом, что именно эти продукты он не любит, а тарелку перед ним поставили не так, еда от него убирается, а ему спокойно дают понять, что он ведет себя неблагодарно. Главное – не срываться, невзирая ни на какие эмоциональные всплески манипулятора.

Пятое: если человек поступил по-хамски, он должен попросить прощения. Дело не в том, что иначе вы его не простите, а в том, что иначе это будет как раз то самое послабление, из-за которого он получит новые поводы для манипулирования. Важный момент: если попросит – выказывайте свое прощение сразу же, не должно быть никаких наказаний, типа «простил, но осадок остался». Простил – значит, все хорошо.

Имейте в виду: если вы – христианин, на вас могут давить, использую вашу религиозность («Ты же христианин, ты должен прощать»). Принцип простой: «Я простил, но ты должен попросить прощения».

Шестое: иногда приходится идти на суровые меры. Это ни в коем случае не должно быть ответное насилие. Бабушка моя говорила мне: «Не реагируй – не будут дразнить». И ей я доверяю больше, чем современным психологам. Так что даже если теоретически подкованный манипулятор заявляет вам, что игнорирование – это тоже насилие, не поддавайтесь.

Иногда это единственный способ не вовлечься в игру манипулятора, не превратиться в реального насильника. Принцип простой: либо мы разговариваем по-человечески, либо не разговариваем вообще. Крайний случай – когда приходится физически удаляться от источника раздражения. Увы, иногда приходится поступать и так. Главное во всем этом – если человек заявляет о проблеме и просит вашей помощи в ее решении, он должен быть готов решать ее вместе с вами, а не превращаться в потребителя ваших эмоций. Иначе не получится здорового диалога, а получатся отношения типа «вампир – донор», возможно, с периодическим обменом ролями.

Как обнаружить манипулятора в себе? Все начинается с мелочей. Когда вы хотите поднять какую-то тему, задумайтесь: вы хотите сообщить нечто важное другим или просто самовыразиться? Нет ли в этом пока еще скрытого желания как-то спровоцировать ваших ближних, задеть их чувства?

Если вы хотите высказать свое мнение, задумайтесь: хотите вы его обсудить с ближними или навязать его им? Высказывайте ближним только выполнимые просьбы и требования. Помните, что разговоры типа «по-настоящему захочешь – сделаешь» – тоже способ давления на человека.

Есть в мире много такого, чего человек сделать не может. Есть много такого, чего не может сделать конкретный человек, находящийся рядом с вами. Обвиняя его в этом, вы загоняете его в тупик, в угол. Загнанный в угол человек может сорваться. Опять же, ставить человека в ситуацию, когда что бы он ни сделал, результат вас демонстративно не устроит – это тоже загонять его в угол.

Цените не результаты, а сами старания ближнего позаботиться о вас. Будьте благодарны. Учитесь благодарить. Ни в коем случае не заставляйте ближнего покупать ваше к нему доброе расположение результатами. Даже если у него ничего толком не вышло, но он старался, будьте благодарны так же, как если бы у него получилось все. И знайте, что манипулируя человеком, давя на его психику, на его рассудок и эмоции, вы подвергаете его серьезным искушениям. Имеет ли вы на это право?

И последнее: как жить, чтобы исключить или хотя бы минимизировать возможность собственного срыва? Повторюсь: не стесняйтесь так или иначе дистанцироваться от источника раздражения, если чувствуете, что не в силах справиться с собой. Что бы вам ни говорили, игнорирование манипулятора лучше, чем ответные оскорбления, тем более, побои.

Помните: прежде всего, вы отвечаете за свои поступки, а не за поступки другого. И потому, если физически от манипулятора удалиться вы не можете, учитесь спокойствию.

Если срыв у вас все-таки случился, постарайтесь, после того, как успокоились, проанализировать внутренние перемены, сделавшие вас способным сорваться. Тогда вы заметите, что в период раздражения к вам в сознание закрадывается лукавая мысль о том, что вообще срываться – плохо, но вот сейчас вам можно, потому что вас довели.

Это и есть искушение. Помните об этом и не поддавайтесь. Никогда, даже в теории не оправдывайте насилие. Раздражение на другого человека – признак внутренней несвободы. Наша же задача – учиться быть свободными, благодарить и сострадать.

Автор выражает благодарность иерею Михаилу Владимирову.