Мама, папа, 10 детей и Рождество

Анна ЯНОЧКИНА – одна из старших дочерей в 10-детной семье врача-акушера Романа Николаевича Гетманова. Аня поделилась с нами счастливыми воспоминаниями своего детства, и рассказала, что из этого получилось перенять в ее собственной семье.

Анна ЯНОЧКИНА — одна из старших дочерей в 10-детной семье врача-акушера Романа Николаевича Гетманова. Аня поделилась с нами счастливыми воспоминаниями своего детства, и рассказала, что из этого получилось перенять в ее собственной семье.

Чтение вслух, пудинг и фото на фоне пони

— Какие традиции у вас были связаны с праздниками?

— Наша семья не имеет религиозных традиций, уходящих вглубь поколений, мои родители пришли к вере в студенческие годы, мамина семья вообще была атеистической. Но и в той, и в другой семье было бережное отношение к старине, и там, и там люди были причастны к искусству (папин отец – художник, мамин дед — скульптор). Это были очень достойные уважаемые читающие и думающие люди. Одна бабушка брала нас с сестрой с собой регулярно в консерваторию, другая водила по театрам.

Перед большими праздниками мы читали дома соответствующие отрывки из Библии, так же делаем и теперь с собственными детьми. (У нас с мужем двое детей: девяти и пяти лет).

При этом традиции совместного чтения пришли именно от бабушек и дедушек. Мама эту традицию чуть усовершенствовала: в обычное время читает художественную литературу, а в Великий пост всегда читала и читает до сих пор Библию и жития святых, мы эти традиции в своих семьях продолжаем.

На Рождество мы всегда запекали индейку или гуся и делали из ананаса фонарь. На стол ставили медную елочку с бубенцами, которая звонила от движения воздуха от горячих свечей. Я так привязана к этим незначительным, но дорогим сердцу традициям, что была очень рада, встретив пару лет назад в магазинчике в Германии очень похожую. Так что у моих детей тоже теперь есть такая елочка!

На Крещение после водосвятия мы всегда приходили домой, мастерили из бумаги большую кисть и кропили всю квартиру, совершая семейный крестный ход с пением тропаря и кондака, это было очень весело. Особенно усердно мама всегда кропила бабушкин телевизор в надежде, что он сломается, наконец. Дети телевизор не смотрели, смотрела бабушка и папа новости.

По субботам, кажется, были диснеевские мультики, мы все вместе смотрели их, а мама к просмотру варила пудинг, это было чудесно – усесться всей семьей на стулья, есть теплый пудинг, смотреть мультфильмы и вместе смеяться.

На Сорок мучеников пекли птичек, мама делала много дрожжевого теста и давала нам его на растерзание, это было очень весело, так как мама пекла часто, но обычно тесто таскать не разрешала.

Каждый год осенью ездили в зоопарк и фотографировались всей семьей у пони. Младший обычно был у мамы в «кенгуре», предыдущий на пони, остальные кругом рядом. Эти ежегодные фотографии хранились в шкафу, мы сравнивали их и удивлялись: вот какой-то колобок в шубе на пони, шапочка торчит из-за гривы, лица не видно – это Колька, а вот он уже рядом с пони, а вот тут перед ним еще маленькая Ксеня.

Обычных будничных традиций тоже было достаточно: у нас всегда были генуборки к выходным, чтобы освободить выходные для чего-нибудь интересного. Если времени не хватало, уборка переходила на субботу. У каждого в этом процессе была своя роль.

Мы обычно вместе молились вечером с мамой, папа молился отдельно. Перед любыми дальними поездками мы вместе читали молитву о путешествующих, папа перечислял все наши имена.

В воскресенье после храма все вместе ходили гулять в Нескучный сад, если была хорошая погода.

Если смотрели фильм, то все вместе, это было прекрасно, лучше всякого кинозала, можно было тут же обсуждать, вместе пугаться или радоваться за героев. Помню просмотр знаменитых «17 мгновений весны», «Алых парусов» с Вертинской, Тарковского (но это уже без малышей).

Многое из этого мы в своей семье продолжаем, что-то нет. Фильмы муж с нами не смотрит, он их вообще не любит смотреть, поэтому мы смотрим без папы. Но я стараюсь смотреть с детьми, чтобы объяснять что-то, чтобы они видели, что для нас, родителей, просмотр фильмов – это не просто способ избавить от детей на полтора часа, а возможность поговорить. Чтобы они видели нашу реакцию, понимали, что думаем мы. Понимаю, что это не будет продолжаться бесконечно, когда-то дети вырастут, но пока они маленькие, мы будем продолжать это делать.

Деревня: невероятные огромные звезды, мама печет пироги

— Что из вашего детства особенно дорого вам? Яркое, радостное, или утешительное воспоминание?

— Деревня. Лучшее, что было – это два летних месяца всей семьей в деревне в Вологодской области, до которой только чтобы добраться, нужно было устраивать целую экспедицию. Мы были отрезаны от всего мира, нас окружали болота с клюквой и брусникой, леса с грибами, медведями и малиной. Жили только своей семьей и нам было очень хорошо вместе. Каждый день ходили в лес, купались, очень много читали вслух и обсуждали прочитанное. Вместе молились, до сих пор хорошо помню, как папа от сердца произносил в конце «Да будет всегда и во всем Твоя воля, а не наша!» Совместная молитва давала и дает на самом деле ощущение семьи как малой церкви, это было очень важно и радостно.

До сих пор, когда у меня ночует кто-то из братьев или сестер и мы вместе поем, это для меня праздник. Правила не читали целиком никогда. Вечером от начала до «Помилуй нас, Господи» включительно, потом от «Взбранной Воеводе» до конца. Все поется. «В руце Твои» читал кто-то из детей, у нас — старший. Утром от начала до «Восставше от сна» включительно, «Приидите, поклонимся», потом «Верую», дети читали «Святый Ангеле», «Пресвятая Влдадычице» и до конца. В молитвы о живых и усопших вступали дети, могли называть имена своих друзей, крестных и т.д. В воскресенье, если не были в храме, пели еще «Воскресение Христово видевше». А летом в Вологодской деревне храма у нас не было все три месяца. Мы с нашими детьми тоже вместе поем вечернее правило, но нас мало, нет такого ощущения соборности.

Это не был какой-то пассивный отдых, как сейчас принято, когда родители не знают, как бы и чем занять детей, чтобы они за лето не сошли с ума от безделия. Мы (дети) много работали наравне со взрослыми, потому что быт там был настоящий деревенский, магазинов никаких не было, мама сама пекла хлеб, пироги, мы растили картошку и другие овощи. Дети носили воду из реки, дрова, топили печку, ходили за молоком в соседнюю деревню, помогали на огороде. Свободное время, конечно, было, но оно воспринималось именно как награда после того, как выполнен «фронт работ», как говорил папа. Само слово Вологда для нас, старших детей, – это синоним радостных и утешительных воспоминаний.

Сейчас закрываю глаза и вижу, как мама в фартуке, перепачканном в муке, с ухватом и кочергой орудует в печи с противнями. Все сливается в одно острое и радостное ощущение: и запах горячего черного хлеба, и «шкрябанье» кочерги по кирпичному полу печки, и сосредоточенное лицо мамы, проверяющей, все ли пропеклось.

Вечерами мы перебирали ягоды или чистили грибы, это было общее семейное занятие: стол заставлен тазами, на лавке – корзинки, мы сидим вокруг и перебираем грибы: на сушку, на жарку, на маринование. Пальцы черные от липких шляпок маслят. А кто-то из взрослых (папа, мама или бабушка) читает вслух. Родители не выбирали специально детские книги, мы слушали чтение настоящей вневозрастной литературы, часто очень серьезной. Так читали и «отца Арсения», и «Отцовский крест», и Лескова с Аксаковым. Мелкие возились рядом, кто-то мог и спать уже, остальные помогали.

Почти каждый вечер, когда было уже совсем поздно и младшие спали, мы с мамой и папой ходили купаться на реку перед сном. Босые пятки обжигает холодная августовская роса, темно, на небе какие-то невероятные огромные звезды (или мне это так в детстве казалось?), нырнуть в реку страшно, а потом так радостно всем вместе идти обратно, уже победив свой страх.

Здорово было ходить на весь день на клюквенное болото с запасом «преников» (так в Вологде говорили), можно было обирать соседние кочки с мамой и бесконечно разговаривать. Мы сейчас тоже очень любим со своими детьми ходить в лес вместе. Это возможность нажать на паузу в суматохе городской жизни и услышать своего ребенка, расспросить и постараться понять.

После рождения 7-го ребенка, мне было тогда лет 12, родители переехали на лето в деревню на Волгу, она гораздо ближе, до нее 2,5 часа на машине. Там все, конечно, иначе: многолюдно, шумно, там летом живет много многодетных семей из нашего прихода. Это прекрасно. Но и мы все, и родители очень ценим недолгие зимние, осенние и весенние дни, проведенные там в тишине, когда никого из дачников нет, дети не разбегаются по друзьям, есть возможность видеть всех вместе целый день. Младшие дети уже не очень умеют себя занять и грустят без компании, у них нет привычки обходиться своей семьей многие месяцы.

Рождество: до сих пор празднуем вместе

— Как у вас дома отмечают Рождество? Утром в храм, вечером за стол или что-то еще получается? Как дети готовятся к этим праздникам?

— Праздники начинаются с подготовки. Подготовка к Рождеству — это пост. Никакого строго поста кроме Великого никогда не было. Младшие школьники ели молочку и рыбу, старшие решали сами, что и как есть. Кто-то пил молоко, кто-то нет. Мясо не ели.

За несколько дней до праздника мы (дети) начинали ваять из бумаги украшения (цепи, всякие фонарики, птиц и т.д.), использовали фантики от конфет, покупная фольга была редкостью, потом все это развешивали. Мама в этом не участвовала. С тех пор как себя помню, на шкафу в гостиной стоял среди прочих бюст Пушкина (у мамы дедушка был скульптором), его тоже всегда наряжали, а папа каждый год, улыбаясь, ворчал, что мы никакого почтения к великим не испытываем. Сейчас бедного Пушкина тоже наряжают, только уже младшие. Мои дети тоже сами делают украшения. Мы с сестрой в своих семьях уже несколько лет делаем рождественские и пасхальные календари для детей по типу немецких адвент-календарей, в родительской семье этого не было.

Мы помогали маме готовить, а готовили очень много, так как у нас всегда бывали гости. В сочельник днем папа доставал с балкона большую елку, от которой по всему дому разносился головокружительный запах праздника.

Папа ее устанавливал в ведро и перевернутую табуретку, потом с верха шкафа стаскивал круглую старинную шляпную коробку и еще пару потрепанных картонных, доставал и вешал сам на верх елки старинные семейные игрушки, мы любили слушать его рассказы, откуда и чьи они были. Там были часики, трубка, диковинные шары, потом шли игрушки, которые подарили в детстве маме, когда она болела свинкой, еще какие-то картонные начала века (я такие в музее видела потом).

Нам разрешалось вешать неценные игрушки. Участвовали в украшении обычно все, даже самым младшим давали вешать на низ елки картонные игрушки. Каждый год что-нибудь били, и папа очень переживал. Укрывали табурет простыней и ватой, ставили старого деда Мороза, которого родители купили в Ферапонтово, когда мне было 2 недели. У нас каждая вещь обладала своей историей, все это любили и ценили, а истории не уставали слушать каждый год заново.

Перед выходом на службу, когда уже все толпились в прихожей, мама уходила в гостиную и клала под елку все именные пакеты с подарками, потом и мы стали выкладывать свои пакетики и мешочки. Уходишь в морозную темную ночь на ночную службу, зная, что стол накрыт, елка светится, а под ней гора таинственных свертков. В нас всех благодаря папе жива любовь к старине, поэтому я была очень благодарна, когда свекровь после свадьбы подарила нам с мужем часть их старинных семейных елочных игрушек, старинных стеклянных немецких птичек на прищепках, бусы. Мы с детьми тоже теперь, украшая елку, бережно перебираем эти уцелевшие осколки прошлого.

Празднуем Рождество мы до сих пор вместе, собираются все сестры со своими семьями. После службы — разбор подарков (представьте себе, сколько подарков там, если сейчас в семье 23 человека, и почти все, кроме самых младших, кладут под елку кулечки с подарками другим!) Под елку ничего не помещается, свертки занимают все поверхности рядом (пол, комод, буфет и т.д.)

Разуваешься, выкладываешь свои свертки и начинаешь поиски тех, что предназначены тебе, главное — не напутать, ведь в семье несколько Ксень и Маш, а у детей, подписывающих свои свертки, бывает к тому же очень корявый почерк! После разбора подарков все садятся за стол.

Потом старшие сестры показывают младшим детям вертеп. Кукол для вертепа и сам ящик мастерит из года в год сестра Ксения. Иногда с младшими тоже придумываем какие-нибудь постановки. На прошлое Рождество сестра Маша с малышами делала теневой театр по сказкам Киплинга. Средние дети и внуки, которые занимаются музыкой, иногда играют что-нибудь, поем колядки.

1996 г.

В какие-то годы ходили кататься на санках, мы жили раньше напротив универмага Москва на Ленинском и до хороших горок нам было два шага буквально. Теперь родители тоже туда стараются выбраться кататься на наши излюбленные места. Последние лет пять за пару недель до Рождества мама с детьми печет и расписывает пряники, я со своими отдельно это не делаю, отправляю их к бабушке. Вместе веселее!

На Пасху все иначе. На Страстной мы никогда не учились, так как все кончили Традиционную гимназию (теперь там же учится наш старший), мы ходили на службы и помогали маме с приготовлением куличей, пасох, красили яйца. Сами тихонечко мастерили бисерные яйца родителям или делали писанки. После службы всегда гуляли и звонили в колокола. Сейчас это выглядит очень своеобразно: мы от родительского дома с колясками, самокатами и велосипедами идем всей большой семьей или до «грехов» Шемякина (скульптура на Болотной площади) через Кадаши, или сразу в Кадашах остаемся, там можно позвонить на маленькой колокольне храма Иова Почаевского и даже подняться на большую.

Раньше, когда мы были маленькие, мы ходили на Пасху гулять в Парк Культуры, покупая по дороге мороженое в «Пингвинчике», это была неслыханная роскошь, можно было выбрать понравившиеся шарики самим. Часто вместе с нами ходили друзья. Помню вкус теплого фисташкового мороженого, запах влажного весеннего парка и ощущение счастья от того, что все вместе и всем хорошо от этого…

— Какие подарки принято дарить у вас внутри семьи и как праздновать семейные торжества (например, день рождения одного из детей или праздник мамы)?

Подарки на день рождения и день Ангела мама всегда клала под подушку, чтобы ребенок просыпался, нашаривал его рукой и радовался. Я до сих пор утром по привычке в день рождения шарю рукой под подушкой. Старшие младшим устраивали поиски клада по запискам. Мы это все делаем до сих пор и в своих семьях. У нашего старшего день рождения всегда приходится на отпуск, мы каждый год прячем клад, который они с сестрой ищут по записочкам. Получается забавно, им важнее и интереснее поиски и игра, чем сам подарок. Подарки были самые разные, но обычно часть подарка была книгой. Раньше, конечно, подарки были куда проще, чем теперь, и обычная шоколадка могла доставить радость, теперь гораздо сложнее. Когда мы были маленькие и не могли покупать что-то для подарков родным, мы делали подарки сами, мастерили что-то. Как-то раз мы с сестрой Машей на мамин день Ангела в деревне сплели ей из хвоща целый костюм и шляпу! Хвоща в деревне было море…

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться