Не всякая драма в соцсетях происходит на самом деле. Что надо знать, чтобы не попасться на фейковую слезливую историю и не втянуться в чужой психоз

Коллаж Дмитрия Петрова

Драма с психологией

Двое суток в сети обсуждали душераздирающую историю: 11-летний мальчик покончил с собой после того, как ему отказал в общении «значимый взрослый». Историю мальчика опубликовала женщина, называвшая себя потенциальным опекуном.

Около двух лет назад некто Reyda Linn, называющий себя психологом и проживающий во Франции, сдружился в интернете с мальчиком Ваней Матреничевым. Общение шло только в переписке и по аудиосвязи, без видео.

Ваня рассказывал о себе страшные вещи. Якобы с восьми лет он продавал наркотики, его регулярно избивал отчим, мать покончила с собой, а сестра занималась проституцией. Некоторое время ребёнок якобы жил у опекунши Елены Гудковой, при этом регулярно сбегал и угрожал покончить с собой. Что в результате и сделал, когда «психолог по переписке», утомившись, отказал в общении.

История вызвала бурю в соцсетях, все ругали псевдопсихолога и жалели погибшего мальчика. На вопросы о том, опеку какого района Москвы надо призвать к ответу, опекунша отмалчивалась.

А вечером 23 декабря 2019 года на странице «Елены Гудковой» появилось признание: «Нет никакого Вани, Елены, Алены, Наташи… Это все делала я». А блогеры, связанные с сиротской темой, вспомнили, что в 2015-2016 годах некто уже терзал похожей историей про несуществующего мальчика консультантов детского телефона доверия.

Мальчика не было.

Что это было – мнение профессионала

Катерина Дёмина. Фото facebook.com/katerina.demina

Комментирует психолог-консультант Катерина Дёмина.

— На самом деле вся эта история – вообще не про психолога, речь не идёт о психологическом консультировании.

Во-первых, от имени Вани говорила женщина, которая знает про свою порушенную психику. Она написала об этом сама. Кроме того, нашлись люди, которые общались с ней в аналогичной ситуации – подобный розыгрыш она пыталась проделать не в первый раз, это её вид расстройства.

Надо сказать, что психоз – состояние очень заразительное. Столкнувшись с потоком психотического бреда, неподготовленный человек просто не выдержит.

Кроме того, человек, переписывавшийся с «Ваней» — не практикующий психолог. Это просто человек с психологическим дипломом, один только диплом – недостаточное условие для психологической работы. На связь с ним «Елена Гудкова» вышла с сообщением: «Я – мальчик Ваня, читал Ваши книжки, хочу с Вами общаться».

Перед нами ситуация, когда психопат утащил человека, считающего себя психологом, в свою бредовую конструкцию.

Основная опасность психоза в том, что в него легко втягиваются.

По правилам, если ко мне на страницу, например, придёт одиннадцатилетний ребёнок и напишет: «Здравствуйте, вы мне очень нравитесь, я хочу с вами переписываться», — это сразу будет поводом его забанить. Потому что здоровый человек не будет писать психологу: «вы мне очень нравитесь», — это маркер безумия. Обычный человек напишет: «Меня зовут Ваня, я живу там-то, у меня есть такая проблема. Можно ли прийти к вам на приём?»

Кроме того, ребёнок – не самостоятельное дееспособное лицо, мы не можем заключить с ним психотерапевтический контракт, а психолог обязательно заключает контракт с каждым клиентом.

Если разбирать случай с «Ваней», то видно, что дальше в письмах началась накрутка невероятных подробностей в невозможной концентрации. Если посмотреть на содержание этих писем внимательно, очевидны нестыковки: опека не может игнорировать факт, что ребёнок избит; если есть информация, что ребёнка истязают или он торгует наркотиками, глаженые рубашки эту ситуацию не прикроют. И так далее.

В этой истории всё слишком густо и затейливо, на третьем-четвёртом витке понимаешь: стоп, так невозможно. В реальности после первого витка подобной истории ребёнка бы забрали в детдом.

Чтобы не попасть в чужой психоз, важно знать вот что.

Несчастные мальчики, добивающиеся внимания, могут оказаться кем угодно

Фото ТАСС

Любое общение, инициированное не вами, потенциально опасно.

Не важно, пишет вам одиннадцатилетний мальчик, руководитель лотереи, в которой вы якобы выиграли миллион, или душеприказчик вашего неизвестного американского дяди.

То есть, если я сама нахожу в Интернете магазин и что-то там покупаю, вероятность, что этот магазин действительно существует, весьма велика. Если мне прислали ссылку «зайдите в магазин, вас ждёт выигрыш», туда лучше не ходить.

Несчастный мальчик лично вам внезапно ни позвонить, ни написать не может.

Реальный ребёнок в беде обратится к учителям, к соседям по подъезду – то есть, к людям, которых он, как минимум, знает. Никто с добрыми намерениями специально вас искать не будет. Если вы среагировали на подобную просьбу – сработала ваша болезненная потребность быть найденным, причинить кому-то добро.

Всех приходящих к вам с просьбами, нарушающими ваше личное пространство, следует банить. Что до психологов, то их соблюдать безопасные границы специально учат.

Психолог-консультант так вести себя не будет

Психолог-консультант – это человек, который, во-первых, имеет законченное высшее психологическое образование. После этого он ещё не меньше двух лет обучается психологическому консультированию в узкой выбранной специальности. Её название может звучать как «детский психолог-консультант», «психоаналитический психотерапевт», «юнгианский психоаналитик», «гештальт-терапевт», «когнитивно-бихевиоральный терапевт», «арт-терапевт», но это в дополнение к диплому два года или больше.

Помимо этого психолог-консультант должен пройти не меньше 60 часов личной терапии (то есть, просидеть в терапии как клиент), это не меньше года.

Кроме того, у психолога-консультанта есть свой супервизор. В идеале психолог-консультант ещё должен быть членом профессионального сообщества в выбранной специальности.

Если вы общаетесь с человеком, у которого нет всего вышеозначенного пакета регалий и образований, это очень опасно, так как не защищает клиента от неквалифицированных действий психолога.

К сожалению, у нас в стране нет лицензирования для психологов, поэтому психологом себя может объявить кто угодно; дипломов клиенты спрашивать, увы, не приучены.

Грамотные специалисты сами объявляют, где они учились, выкладывают сканы дипломов; эти же сведения можно проверить на сайтах вузов и профессиональных ассоциаций.

Правила работы настоящего психолога

Фото ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

К психологу нельзя прийти, как в поликлинику: «врач сегодня принимает, ну, и меня пускай посмотрит». Психолог не лечит людей на улице, в метро, в интернете, не предложит вам пожить у своих родственников, не даст денег, не будет хлопотать о документах.

В психологической консультации всегда существует предварительная договорённость о трёх вещах – время, место, деньги, — то, что называется сеттингом.

Существует миф, что к психологу можно ходить годами и «просто разговаривать».

На самом деле работа с психологом имеет чёткую структуру: первые четыре-пять сеансов он будет прояснять запрос – определять то, что клиент реально хочет в себе изменить.

Потом тщательно проследит, чтобы то, что клиент хочет изменить, входило в сферу ответственности клиента. Именно поэтому психолога нельзя вызвать, например, другому человеку.

Ни под предлогом «я очень волнуюсь за сестру, поговорите с ней», ни «да, мы пришли в семейную терапию, но ненормальный здесь – мой супруг, поработайте с ним, а я пока погуляю».

Психологи не звонят первыми, не предлагают свои услуги людям, случайный телефон которых они набрали.

Психологи могут работать с людьми старше 18 лет только после запроса этих людей.

С подростками всё ещё сложнее, потому что заказчиками работы в этом случае выступают строго родители, но у подростка нужно получить согласие. При этом могу сказать, что дети стали грамотные, фразу «мне нужен психолог» теперь свободно произносят дети восьми-десяти лет.

К психологу человека нельзя привести обманом.

Приём не может быть заочным, со слов других людей, а общение – текстовым.

Психолог-консультант – сложная, очень затратная работа, требующая больших сил и высокой квалификации. При несоблюдении психологической этики такая работа может быть небезопасной не только для клиента, но и для самого консультанта, поэтому психологи эти правила соблюдают.