Недавно журналист «Русфонда» Виктор Костюковский опубликовал расследование: оказалось, что «Фонд Ирины Алексеевой “Спасти жизнь”» – прикрытие мошенника. Как распознать и как пресечь беззаконие?


Рисунок Д. Петрова

Как распознать подвох

Расследование Виктора Костюковского началось, по его собственным словам, с вопроса друзей по социальным сетям, знает ли он о «Фонде Ирины Алексеевой».

Отсюда – первый вывод: прежде чем пожертвовать в фонд, о котором вы раньше ничего не слышали, – наведите справки. Хотя бы отправьтесь на сайт фонда (а не копируйте реквизиты из републикации в социальной сети, где мошенник может подставить собственный счет), проверьте, размещены ли в разделе «о фонде» документы, например, свидетельство о регистрации юридического лица (ЕГРЮЛ) и ОГРН (свидетельство о постановке на учет в налоговом органе), а также устав фонда.

На сайте «фонда Ирины Алексеевой “спасти жизнь”» (почему-то они сами себя пишут с маленькой буквы) в разделе документы есть только файл «Устав фонда» в формате .doc. «Спасибо» создателю сайта, что он «позаботился» хотя бы об этом, но у действительно существующего фонда на сайте будет не только устав, но и сканы юридических документов.

Владимир Костюковский проделал более чем достаточно «проверок» для «фонда Ирины Алексеевой». Он проверил, что адрес, указанный в Москве, соответствует кардиоцентру имени А.Н. Бакулева, что адресов в Хабаровске и Владивостоке, которые указаны как офисные, либо вовсе не существует, либо это мелкая застройка в частном секторе.

В центре имени Бакулева ему как представителю «Русфонда» сообщили, что с таким фондом не работают, и что кардиолога Ирины Алексеевой не знают. Сбор денег на пересадку сердца ребенку в Германии для Виктора Костюковского был абсурдом: мало того, что такие операции в указанном центре для россиян не делают вовсе, цена операции была занижена в разы (получилась сумма в 3 млн).

Реквизиты «фонда» оказались личными счетами некоего Алексея Ивановича С. Обратился журналист и по указанным телефонам и электронной почте в сам «фонд Ирины Алексеевой». Связаться с администрацией толком не удалось, в итоге Виктор Костюковский получил по электронной почте матерный ответ.

Получается, что создатели сайта «фонда Ирины Алексеевой» – обыкновенные мошенники. Может быть, разве что необыкновенно циничные: все-таки класть в карман то, что люди переведут на пересадку сердца ребенка, пусть и несуществующего, и спать спокойно – это особенное умение.

Юридический ликбез: что такое мошенничество

Да, нецелевое использование (или присвоение себе) денег, пожертвованных на детей, – это мошенничество, то есть один из видов воровства. Мошенничество в уголовном праве – это «преступление, заключающееся в завладении чужим имуществом (или в приобретении прав на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием».

Что грозит мошеннику? В первой части статьи 159 «Мошенничество» уголовного кодекса РФ не прописан размер ущерба от преступления. Однако, если стоимость присвоенного имущества не превышает тысячу рублей, к уголовной ответственности виновных не привлекут. Им назначат административный штраф по статье 7.27 «Мелкое хищение» КоАП РФ. Если ущерб превысит 2500 рублей, обвиняемому грозит штраф до 300 тысяч рублей или лишение свободы на срок до пяти лет. Если же размер присвоенного имущества будет больше 250 тысяч рублей, штраф возрастет до 500 тысяч рублей, а срок лишения свободы – до шести лет.

Самое суровое наказание – лишение свободы до десяти лет – суд может назначить мошенникам, которые присвоили чужое имущество на сумму более 1 миллиона рублей при отягчающих обстоятельствах.

Вывод следующий: мало выявить существование сайта несуществующего фонда. Чтобы принять меры, придется еще и перевести на указанные реквизиты деньги (не менее 2500 рублей), в идеале – найти других жертвователей, которые не поленятся вместе с вами писать заявления, и – обращаться в МВД в статусе потерпевших.

Пожаловаться через интернет

Пока мы наудачу, не перечисляя денег «фонду Ирины Алексеевой», направили ссылки на расследование Виктора Костюковского в «Департамент по финансово-экономической политике и обеспечению социальных гарантий» МВД России (ID обращения 34181) и в Следственный департамент (ID обращения 34182). Срок регистрации обращений – три дня, о результатах рассмотрения обещают сообщить по электронной почте в течение тридцати дней.

Впрочем, даже если все получится, и кто-то не поленится довести суд до конца, скорее всего, аферисту грозит только штраф.

Дело о ликвидации благотворительного фонда через суд могут инициировать его учредители, попечительский совет фонда, органы государственной власти, органы местного самоуправления, органы прокуратуры Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации и его территориальные подразделения, другие юридические и физические лица. То есть любой человек, в том числе потерпевший от мошенничества, может подать заявление в суд общей юрисдикции. Только вот «фонд Ирины Алексеевой» не существует, и ликвидировать нечего.

Еще одно обращение – с просьбой разобраться, не подлежит ли сайт фонда Ирины Алексеевой блокировке – мы отправили в Роскомнадзор (регистрационный номер обращения 639713, раздел «электронные СМИ – нарушения законодательства»). О результатах также обещают сообщить по электронной почте в течение месяца. Ждем. Может быть, мошенника и не посадят и не оштрафуют, но хотя бы потрудиться над созданием нового сайта ему придется.

Что делать, пока органы рассматривают обращение?

Мошенничество под видом благотворительности уменьшает доверие ко всей благотворительной сфере. Именно поэтому журналисты, пишущие о помощи людям (как Виктор Костюковский), фонды и просто неравнодушные граждане стараются оповестить как можно больше людей о случаях нечистоплотного сбора денег. Существует группа с такой тематикой в ЖЖ, аналогичная по содержанию группа «ВКонтакте».

Конечно, перед тем, как заявлять о мошенничестве, равно как и перед совершением пожертвования, лучше постараться перепроверить информацию и обратиться в фонд за дополнительными разъяснениями. Можно попросить администраторов группы в ЖЖ или «В контакте» помочь вам проверить ваши подозрения, а уж потом сообщать «городу и миру».