Кузнецовым — помочь, детей — вернуть

В защиту семьи Кузнецовых-Супоневых высказались не только друзья и соседи, интернет-сообщество, но и Уполномоченный по правам ребенка, и даже работники прокуратуры

Очередной жертвой органов опеки стала московская многодетная семья Кузнецовых-Супоневых, в ее защиту высказались не только друзья и соседи, интернет-сообщество, но и Уполномоченный по правам ребенка, и даже работники прокуратуры.

2 ноября у Сергея и Нины Кузнецовых-Супоневых проживающих , в Измайловском районе города Москвы, органы опеки забрали пятерых детей (четверых из квартиры, одного прямо из школы) и отвезли их в 21-ю городскую больницу. У троих из них обнаружили педикулез (вшей). У семьи был большой долг по квартплате, родители до последнего времени не работали – Сергей потерял работу после кризиса и устроился на новую только в октябре. Причиной изъятия органы назвали отсутствие ремонта и пустой холодильник. На следующий же день по инициативе подруги Нины, Анны Егорушкиной, в квартире начался ремонт. Как рассказала Анна нашему сайту, в защиту Кузнецовых-Супоневых выступили все жители их подъезда. Но самое удивительное, что после выступления по телевизору самой Анне не один раз звонили из прокуратуры, предлагая помощь в возвращении детей в семью. Мы уже писали об этой истории. Тем не менее, многие считают, что формально чиновники из органов опеки закон не нарушили. Прокомментировать эту историю мы попросили специалистов.

Елена ТРОСТНИКОВА, сотрудник благотворительного фонда «Человек и его вера»:
Не самая идеальная семья все равно лучше самого замечательного детского дома. Безусловно, детей нужно защищать от насилия и невыносимых условий жизни, но я несколько месяцев назад была в семье Кузнецовых-Супоневых, общалась с родителями и детьми и точно знаю, что это не тот случай. Непьющие родители, любящие своих детей, дети не производят впечатления заброшенных. Да, квартира давно не ремонтировалась, допускаю, что она была не убрана, но у меня дома еще больший беспорядок, и, надеюсь, за то, что я это говорю, ко мне в дом никто не ворвется и не отберет у меня пятнадцатилетнюю дочь. Говорят, что ничего противозаконного не произошло. Мне это кажется странным и еще раз подтверждает, что у нас не проработан правовой механизм помощи проблемным семьям. Именно помощи – на это должна быть направлена работа государства и общества с такими семьями. Конечно, ненормально, когда муж не работает, и я не верю, что в Москве нельзя найти работу. Не должна семья при трудоспособных родителях висеть на шее общества, но все же это не повод лишать детей родителей. В идеале социальные службы должны сотрудничать с биржами труда, помогая родителя устроиться на работу.

Пособия по многодетности и московских льгот достаточно для прожиточного минимума. Бюджет моей семьи не намного больше, я всегда мало зарабатывала, а троих детей поднимала одна в трудные девяностые годы, когда большинство в нашей стране оказалось за чертой бедности. Но никому в голову не приходило отобрать у меня детей, поместить их в лучшие бытовые условия, где они получали бы, возможно, более сбалансированное питание. У них было детство.

Проблема в том, что Кузнецовы-Супоневы не получали большинство положенных им льгот и субсидий. У них большая задолженность по квартплате, и, боюсь, им никто не спишет ее, не оформит льготы задним числом. Хотя мы думаем, что можно сделать. А ведь это тоже задача чиновника – требовать от таких семей, чтобы они оформляли льготы, которые предусмотрены для них законом.

Сейчас добровольцы взялись сделать им ремонт, и это замечательно. Отобрать проще всего, но это чудовищная травма для детей и нарушение их неотъемлемого права на семью. Кроме того, отчуждение детей создает возможности для «распила» больших средств, выделяемых на ребенка. Материальная поддержка собственно семьи обходится в гораздо меньшие суммы, чем содержание того же ребенка в детском доме, — однако почему-то такая вот «экономия» часто никого не интересует. А именно поддержка семьи должна быть приоритетом государства и общества в целом. Повторяю, родители любят детей, по возможности заботятся о них. Таким семьям надо помогать, а не отбирать детей у родителей.

Евгений БУНИМОВИЧ, уполномоченный по правам ребенка города Москвы:
Я считаю, что это не оправданная мера. Изъятие ребенка из семьи – крайняя мера, допустимая только тогда, когда очевидна угроза безопасности детей. Во всех остальных случаях семьей надо заниматься, помогать ей. И в рамках такого сопровождения происходит контроль. Естественно, люди, регулярно бывающие в семье, видят ее проблемы. А ограничиваться только жестким контролем неправильно. На примере этой истории я вижу, что появилась новая форма помощи в большом городе – через интернет. К нам вместе с семьей пришли люди, которые уже помогают им оформить документы, льготы. Вся история с долгом и субсидиями – замкнутый круг, вырваться из которого непросто и семье с меньшим количеством детей. Надо помочь людям. Сейчас помощью семье занимается сотрудник Департамента семейной и молодежной политики Восточного округа. Мы тоже взяли дело на контроль, и я надеюсь, что дети вернутся в семью.

Леонид ВИНОГРАДОВ

Сегодня на телеканале Рен-ТВ был показан сюжет о семье Кузнецовых-Супоневых, посмотреть его можно здесь

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.