Курский вокзал – бездомные дети: Шекспир на вокзале

Я отчаянно дождалась отхода поезда и грустно поплелась сдавать билет. Все объяснила дежурному администратору в кассах, она разрешила сдать билет, мы с ней вообще вдруг разговорились, и я ей оставила свой телефон… Когда я уже подходила к своему подъезду, раздался звонок с незнакомого номера. Это была… администратор! Наш С. объявился

Читать предыдущую историю

Преподаватель вокала
Месяц назад к нам на Павелецком вокзале подошел худенький молодой человек, С., и попросил ему помочь уехать домой. Его к нам направили из Данилова монастыря. Был С. издалека, и уже месяц как его обокрали на вокзале, остался только паспорт и вещи в камере хранения. Начали выяснять…

– Кто у Вас дома?
– Только младшая сестренка в приюте.
– На работу пробовали утроиться?
– Да, но меня не взяли: курьером не взяли, потому что нет мобильного, его украли у меня, в Макдональдс не взяли – нет медицинской книжки, в храм не взяли – нет регистрации в Москве и других документов.
– А кто вы по профессии?
– Преподаватель вокала…
– Что же в Москве-то делали?
– Я защищал тут диплом. В университете культуры.


Решили – отправлять, купили билет – но только на понедельник (а дело было в пятницу). Рискованно, но трезвый и несчастный вид С. внушали надежду, что он не потеряется, к тому же сестренка, которую С. собирался взять под опеку…

В понедельник мы пришли в назначенное место c пакетом еды в дорогу, подлинником билета и ксероксом паспорта С., (а у С., соответственно, было наоборот). Но его самого не было нигде! Я отчаянно дождалась отхода поезда и грустно поплелась сдавать билет. Все объяснила дежурному администратору в кассах, она разрешила сдать билет, мы с ней вообще вдруг разговорились, и я ей оставила свой телефон…

Когда я уже подходила к своему подъезду, раздался звонок с незнакомого номера. Это была… администратор! Наш С. объявился, он немного опоздал (как это выяснилось потом) и не узнал меня издали, к тому же он ожидал увидеть другого волонтера. В панике, что не уедет домой, С. метался по вокзалу и пытался через начальника вокзала уехать по ксерокопии билета. Пока разбирались, поезд ушел и выяснилось, что его билет сдан! Я попросила, если С. появится (а он, по словам администратора, ожидался в кассах), чтобы они мне позвонили обязательно, и мы договоримся о новой встрече.

Пока кассиры и администратор ждали и отлавливали С., мы от нашей организации написали бумагу с благодарностью добрым кассирам, что приняли у нас билет – ведь остались деньги, чтобы еще раз купить билет!

Долгожданный звонок! Администратор дал трубку С. (» …а где вы были? – Я у аптеки. – А я в кино искала вас…»).. В этот день мы кормили рядом с этим вокзалом, договорились там встретиться вечером.

Наконец все встретились, новый билет приобретен, поезд через четыре часа. Пошли посидеть в зале ожидания.
– Где вы все это время ночевали?
– На вокзалах, больше на Киевском, хотя и там тоже выгоняли. А после того, как меня обокрали, я больше ночью на вокзале не спал, чтобы паспорт не украли, садился туда, где побольше народу и сидел так…

…Я как-то очень хотел есть, пошел в большой супермаркет возле вокзала и украл там маленький кусочек сыра. Меня поймали.. Оказалось, что этот кусочек стоит 500 рублей. Мне начальник сказал, что не воруй, а приходи помогать, и мы тебе будем давать еду.
– А деньгами? На дорогу домой.
– Я ему все рассказал, но он сказал, что ему своих детей кормить надо. Я приходил, помогал, еду давали, два раза по сто рублей дали…
…Мне этот месяц – как полжизни.. Но зато вот курить бросил.

Потом настало время забирать вещи из камеры хранения – оказалось, что это довольно увесистые баулы.
– В них книги и реквизит. Я же на музыкального режиссера учился, а дипломная работа – пьеса.
– Какая?
– Шекспир…

Последнее испытание нас ждало у вагона. Проводница решила, что сумки тяжелые и их надо взвешивать. До отхода поезда было 15 минут…
– Они весят меньше 36 кг, я же взвешивал! Я потому на тот мой поезд и опоздал! – Чуть не плача восклицал С.
– Давайте тогда квитанцию, – издевалась проводница.

Мои уговоры тоже не имели успеха… И вдруг почти машинально и нечаянно я пристально посмотрела на бейджик проводницы с ее именем. Она перехватила мой взгляд и – пропустила.
С. благополучно все же уехал, проводы длились 12 часов 🙂

А вчера мне по электронной почте пришло письмо:
«»Я добрался хорошо, также хорошо выгрузился! Устроился на работу в департамент по делам молодёжи – заместителем директора по культурно-массовым программам и социальным проектам, даю по выходным частные уроки вокала, сегодня оформил опекунство на сестру. Спасибо вам большое за вашу помощь! Через 2 недели получаю зарплату, напишите, способ возврата тех денег, которые вы на меня потратили! Дай Бог вам всех благ, вашей семье и вашим коллегам!»
Слава Богу!

Дорогой С.! Если ты вдруг прочитаешь этот рассказ и узнаешь себя, не обижайся. Я очень хотела поделиться с друзьями радостью о тебе!

In memoriam
За осень мы потеряли нескольких друзей.

Илюшу мы знали давно. Года три. Выпускник детдома, в этом августе ему исполнилось 19 лет. Одно время сильно кололся, потом повзрослел, лечился в наркологии, получил квартиру в Подмосковье, работал. Но друзья есть друзья – приезжал к старым собратьям по несчастью… И однажды уже не уехал.

Друзья его разыскали нас на Павелецком – грустные и напуганные.
– У нас там ЧП случилось. Илью зарезали. Прямо под платформой, там все в крови… Кто – неизвестно.

Звонила в милицию – кто будет хоронить?
Со мной очень хорошо поговорил дежурный, говорит, «Да, хоронить надо по-человечески, он же человек… Но не раньше, чем через 10 дней – еще следствие только началось.»

А следствие по розыску убийцы ведется весьма «неожиданным» способом – на ребят (свидетелей и их друзей) периодически устраиваются облавы. Их держат по нескольку суток в отделении, не кормят (наш доброволец возил им еду), пугают, бьют, издеваются (девчонок остригли), бьют, одев на голову пакет… Типа – будем вас прессовать, пока вы нам не найдете того парня…

Понятно, что наши «деточки» не ангелы, но что-то я не припомню, чтобы даже в нашем убогом УПК были разрешены такие способы ведения следствия…

На прошлой неделе все-таки похоронили Илюшу по-человечески, рядом с мамой. Упокой, Господи! Родственникам в морге выставили счет 34 тысячи, те отказались хоронить. Директор приюта, где жил Илюша раньше, договорилась на 3,5 тысячи, гроб – 1400, могила – 3,5 – вот и вся цена. Как же на похоронах наживаются!

Потом – Паша лег на рельсы, под поезд… Тоже детдомовский, 16 лет. Вернули его в детдом еще летом. Уговорили. Навещали его там.

А в один из приездов узнали: Пашка, почти ребенок, устал от ничейности, ненужности и нелюбимости. Помяните раба Божия Павла келейно.

Оля. Раньше уже были слухи о ее смерти (тогда толпа пьяной молодежи прошлась по Павелецкому после футбола и нескольких бездомных избила сильно, кого-то убили), но она была в больнице, выкарабкалась… Поэтому, когда она опять пропала в конце лета, мы не верили, что она умерла. Может, на другой вокзал переселилась. Но теперь все опрашиваемые твердо говорят, что правда – умерла. В переходе.


Фото прошлого лета. Оля принесла игрушку – нам в подарок. Она все время что-то приносила. Однажды принесла нам цветы, выдранные из клумбы прямо с корнями.

С ее слов, она родилась в 1974 году, воспитывалась в детском доме в Луганской области, потом работала на заводе, потом завод закрыли, ее выгнали из общаги. Так Оля оказалась в Москве. Говорят, у нее есть сын лет 9-ти, его воспитывают чужие люди. У нее была вроде судимость, после тюрьмы ее вернули обратно на улицу, на вокзал. Она хотела вернуться в Луганскую область, там у нее была какая-то пожилая знакомая. На вокзале Оля жила давно, побиралась, пила. Ее часто били, в последнее время особенно жестоко. Она называла нашу Таню мамой…

В начале лета она попала в больницу, вышла оттуда сильно похудевшая, говорила, что ничего не может есть, стала неадекватной, узнавала нас через раз. Стала бояться людей, замкнулась. Потом пропала.



Последнее фото, сделанная нами – конец мая 2008 года.
Если Оля правда умерла – упокой ее, Господи, и прости все согрешения. Пусть ей будет там хорошо…

P.S. Сегодня на Курском видела Н. Она спокойно сказала, что с месяц назад ее изнасиловали за гаражами, и что она спилась. Она была трезвая и очень обрадовалась мне – мы давно не виделись. Я тоже была рада, что она еще жива…

Читать следующую историю

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться