Курский вокзал – бездомные дети: Первый опыт благотворительности

Мне очень понравилось чувство от времени, проведенного там. Наличие смысла в том, что я делаю. Меня не мучили сомнения, что мне лучше было бы быть в другом месте и делать что-то другое. Единственное, что мне не понравилось, и я поняла это только на следующий день и даже впала в легкую панику, это отношение организаторов к медицинским мерам предосторожности

Читать предыдущую историю

В воскресенье был мой первый опыт благотворительности. Нашла объявление на miloserdie.ru и поехала помогать кормить бездомных с православными активистами.

Приехала на метро Бауманская, там познакомилась с одним из руководителей движения Рустамом и мальчиком Славиком – бездомным с высшим образованием, как мне рассказали позже. Забили мою машину армейскими баками для еды и посудой, поехали на Водный Стадион в ресторан за едой – похлебкой на мясном бульоне и кашей. Потом вернулись на Бауманскую, потому что Рустам решил взять свою машину, багажник которой был забит одеждой на раздачу. Там высадили Славика, которого вызвали на работу, и двумя машинами отправились с Рустамом к Павелецкому вокзалу.

Около 8 вечера мы подъехали к закоулку у вокзала. Там уже стояло человек 20 бездомных, увидев нас они взволновались и стали окружать машины, напомнив мне своим видом зомби из Shaun Of The Dead. Я порадовалась, что заранее сняла со стекла КПК и заперла двери. Рустам сказал, что припарковаться надо так, чтобы машины стояли багажниками друг к другу под прямым углом. Выходить из машины было неуютно, потому что вокруг столпились «клиенты», которые в итоге оказались совершенно нестрашными, если не задумываться о том, что они могут в любой момент выкинуть (теоретически; на практике они вели себя хорошо и даже почти не матерились, стеснялись при нас). На месте была девушка Аня, они с Рустамом принялись разливать суп и раздавать хлеб с ложками. Аня предложила мне поучаствовать в процессе, но я, помня слова объявления «участие в раздаче еды строго добровольное», сначала отказалась, но уже минут через 5 попривыкла и стала выдавать ложки.

В итоге мне очень понравилось, атмосфера душевная, хотя зрелище, конечно, невесёлое – мужик, держащийся за живот, с которым Аня поехала на скорой в больницу: у него панкреонекроз, говорит, что ему 30 лет, хотя я бы дала 50; 15-летний мальчишка, недавно приехавший в Москву из Каширы, сбежал от пьющих родителей, Аня будет пристраивать его в православный приют; ребята около 20, очень милые на вид и одетые так чисто, что и не догадаешься, что бездомные – живут под платформой, нюхают лак; Аня с особой нежностью относится к одному из них, Илюше – говорит, что он очень добрый, когда не нанюхавшийся; мужики за 50 с видом технической интеллигенции, один даже с портфелем – помимо бездомных туда приходят просто бедные, которые экономят на еде (ради чего, тоже вопрос, конечно…). Ребята из-под платформы рассказывали, что на днях зарезали их знакомого. Очень буднично рассказывали. Заставили меня в очередной раз задуматься об очень разном восприятии смерти у разных людей. Для современных белоручек вроде меня это событие экстраординарное, надолго выбивающее из колеи, трагедия. Для людей средневековья – что-то совершенно обычное: из родившихся детей половина в первые годы жизни умирает, женщины умирают в родах, до 50 люди доживают редко, смертная казнь – увеселительное зрелище в центре города. И вот эти бездомные, они в каком-то смысле живут в средневековье.

Мне очень понравилось чувство от времени, проведенного там. Наличие смысла в том, что я делаю. Меня не мучили сомнения, что мне лучше было бы быть в другом месте и делать что-то другое.

Единственное, что мне не понравилось, и я поняла это только на следующий день и даже впала в легкую панику, это отношение организаторов к медицинским мерам предосторожности. Сами они при раздаче еды были в резиновых перчатках, но мне их не предложили, а я не попросила. Масок они не носили. Общались с бездомными довольно свободно (у них вообще довольно близкие, участливые отношения, летом они в футбол играют), Рустам даже подвозил одного из них на своей машине. Страшновато. После того, как об этом задумалась, у меня даже начало все чесаться, надеюсь, что это нервное. В итоге, не знаю, буду ли я заниматься этим дальше, если бы не опасения по поводу здоровья, однозначно бы продолжала… Может быть, поищу другие формы благотворительности, только не с больными детьми, это для меня тяжеловато.

Варвара

Впервые опубликовано в дневнике автора

Читать следующую историю

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться