Кто там?

Детей изымают из семьи всегда по чьей-то наводке. Наш корреспондент выяснил, кто обязан информировать органы опеки по закону, и кто это делает по доброй воле

Шесть тысяч детей в России были изъяты из семей в 2009 году в связи с жестоким обращением. Эту цифру назвала директор Департамента государственной политики в сфере воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей Министерства образования и социальной защиты детей Алина Левитская на прошедшей 9 ноября конференции «Защита детей от насилия» .

Противники детских прав приводят примеры необоснованного изъятия детей из семьи. Такие случаи есть, об одном мы недавно писали, но также известно, что тысячи детей подвергаются насилию в семье, и часто далеко не сразу это становится известно государственным органам, призванным защищать детей. По словам Алены Левитской, любые признаки неблагополучия в семье обязаны выявлять работники образования.


Максимов Василий Максимович. Кто там?

Действительно, в Федеральном законе № 120-ФЗ от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в статье 14, пункте 2 написано, что образовательные учреждения «выявляют несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, а также не посещающих или систематически пропускающих по неуважительным причинам занятия в образовательных учреждениях, принимают меры по их воспитанию и получению ими общего образования; ) выявляют семьи, находящиеся в социально опасном положении, и оказывают им помощь в обучении и воспитании детей» (подпункты 2, 3). Но профессор Академии правосудия криминолог Юрий Пудовочкин сказал сайту Милосердие.ru, что административных мер за невыполнение этой обязанности законом не предусмотрено. В соответствии с трудовым законодательством человека можно уволить за невыполнение профессиональных обязанностей. Правда, трудно представить, что классного руководителя, если он хороший предметник, уволят за невыявление неблагополучной ситуации в семье его ученика. Но психологов и социальных работников, которые сегодня должны быть в каждой школе, могут уволить. Их главная профессиональная обязанность – узнавать о проблемах ребенка и помогать их решить.

Специалист органов опеки Муниципалитета внутригородского муниципального образования Красносельское в городе Москве Татьяна Майорова говорит, что им чаще всего о неблагополучных семьях сообщают школы. Также их информируют сотрудники милиции, врачи из районных поликлиник и женских консультаций и даже сотрудники паспортного стола. Бывают и звонки от частных лиц, в том числе и анонимные, но в любом случае сотрудники органов или комиссии по делам несовершеннолетних проверяют информацию.

Директор социального реабилитационного центра для детей и подростков «Красносельский» Олег Алехин рассказывал, что на Западе, если ребенка бьют или содержат в нечеловеческих условиях, и выясняется, что соседи не могли об этом не знать, но не сообщили, к ним применяют административные меры вплоть до штрафа на немалую сумму. Юрий Пудовочкин против введения такого закона: «Никто не имеет морального права вменять человеку в обязанность стучать на своего соседа. Для выявления нарушений и преступлений есть правоохранительные органы, специально обученные профессионалы. Сосед может им сообщить о нарушениях, если считает это своим долгом. Но если заставить его делать это под угрозой наказания опасно для общества. Нельзя сеять подозрения между соседями».

Но Олег Алехин вспоминает о девочке, которая четыре года жила под столом, пока родители беспробудно пьянствовали с такими же опустившимися гостями. Несколько раз соседи, устав от пьяных криков за стеной, вызывали милицию, одного из родителей на ночь забирали в отделение, а утром штрафовали за нарушение порядка и отпускали. Милиционеры, приезжавшие по вызову, ухитрились не заметить ребенка под столом. Трудно представить, что о девочке не знал никто из соседей. Неужели и в таких случаях неправомерно привлечь к уголовной ответственности за равнодушие? «Мы можем говорить о халатности в действиях должностных лиц, которая привела к тяжелым последствиям. А это уголовное преступление», — считает Пудовочкин.

«Надо требовать, чтобы педагоги, врачи и социальные работники передавали сведения о неблагополучных детях, но важно, чтобы люди, которые получают эту информацию, умели ее проверить, не причиняя вреда, — сказал Милосердию.ru. директор Центра психолого-медико-социального сопровождения «Озон» Евгений Цымбал. — Равнодушие ужасно, но административная дурь бывает еще хуже. Сейчас много спорят о ювенальной юстиции. Она как раз подразумевает, что едва стало известно о неблагополучии в семье, сведения передаются в соответствующие социальные органы. Значительная часть населения не хочет этого. Многие – потому, что понимают ошибки своего воспитания. Но некоторые обоснованно опасаются, что если механизм заработает, в семьи с проверкой придут неквалифицированные люди. Если сейчас механизм передачи информации заработает, качественно проверить ее будет невозможно. Нет людей, которые смогут разобраться в каждой конкретной ситуации».

Леонид ВИНОГРАДОВ

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.