Колонка Владимира Берхина. Любой скандал в благотворительной сфере ведет к тому, что помогающих становится меньше, а подозрительных – больше

Работа в социальной сфере требует крепких нервов и ясного сознания. А также умения вести себя спокойно, когда хочется сделать или сказать нечто резкое. Потому что любые громкие разговоры на людях моментально становятся достоянием общественности, превращаются в материал для досужих пересудов и портят представление об отрасли в целом.

Любые конфликты, публичные разборки и взаимные обвинения, даже не будучи подтверждены, играют на ухудшение имиджа как каждого из участников, так и всех, кто на них хотя бы отдаленно похож – в том числе, родом деятельности.

Конфликтный человек всегда выглядит менее честным, чем спокойный. Нервный всегда проигрывает уравновешенному при попытке завоевать доверие. Народный афоризм про горящую на воре шапку и классик с его изречением про сердитого, а потому неправого Юпитера – наилучшее этому подтверждение.

Это я к тому, что в социальных сетях и отчасти на страницах СМИ начал раскручиваться скандал. Суть скандала вкратце такова. Благотворительный проект «Нужнапомощь.ру» начал сбор средств для юридического центра «Фемида». Центр находится в Ярославле и уже некоторое время с помощью местных общественников занимается бесплатной юридической помощью воспитанникам и выпускникам детских домов. В частности, юристы «Фемиды» помогают в спорах с государством в случае сложностей с получением положенных по закону квартир. Но юристы не могут постоянно работать бесплатно, хотя их работа в нормальном случае – довольно длительна, а не однократна. Юридическая поддержка требует пусть небольшого, но все же технического обеспечения, а также им необходимо на какие-то средства передвигаться по Ярославской области, так как многие детские учреждения находятся далеко за пределами местной метрополии – в Тутаеве, Рыбинске и так далее. Собственно, нужен просто еще один юрист с помощником на полном пансионе, и на их работу в течение года нужно 800 тысяч рублей. При этом поддержка будет оказана примерно семистам выпускникам детских домов, в то время как сейчас оказывается лишь двумстам. И вот на всю эту активность руководитель программ фонда Митя Алешковский, профессиональный фотограф, начал сбор средств, и привлек к этому делу журналистов. Такова специфика этого проекта, представляющего собой объединение журналистов, фотографов, телевизионщиков, радийщиков и прочих творческих работников сферы массовой информации – они находят тех, кто уже делает хорошее дело и собирают средства ему в помощь, используя имеющийся медийный ресурс. В их активе уже несколько удачных проектов.

Однако, когда сбор средств был начат и проект запущен, в Фейсбуке появились публичные обвинения. Обвинения исходили от довольно известного человека, которого зовут Герман Пятов, создателя и фронтмена проекта murzik.ru. Это проект помощи детским домам, существует он уже лет десять, а сам Пятов довольно известен благодаря своей авторской колонке в «Аргументах и Фактах».

Проект «Мурзик», насколько мне известно, вполне живой, хотя сайт заполняется довольно неаккуратно, и состоит в основном из заметок самого Германа Пятова, а последний финансовый отчет датируется 2008 годом. Деятельность фонда «Мурландия» заключается в основном в регулярных поездках групп волонтеров довольно в большое количество (Пятов называет 110) детских домов, с регулярной психологической и материальной поддержкой. Когда-то они были одними из первых, сейчас таких команд уже много. В последнее время также появились у «Мурзиков» проекты по трудоустройству и обучению воспитанников детских домов.

Так вот, Герман обвинил Митю в том, что весь его проект с юристами – бред и мошенничество, что такого количества выпускников детских домов в Ярославской области нет, что юридическая помощь им в получении отдельных квартир не нужна, потому что большинство выпускников имеют жилье, так как у них есть живые родственники, в том числе лишенные родительских прав мамы и папы. То, что эти «родители» не на пустом месте были лишены родительских прав, и что они как правило алкоголики, и социально дезадаптивному выпускнику детского дома в этом случае придется жить в притоне – Германа не заинтересовало. Он даже колонку в «Аргументах и Фактах» написал, с патетическим вопрошанием:

— Скажите, друзья, а вашим детям отдельное жилье не нужно?

Иметь родителей-алкоголиков – это какая-то особая заслуга?

То есть детям алкоголиков мы должны предоставить отдельные квартиры, а вы, честные труженики, которые всю жизнь горбатились, будете жить в двухкомнатной хрущобе ввосьмером – все три поколения вместе?

Также Герман заявил, что звонил в какие-то детские дома в Ярославской области, и там никто центр «Фемида» не знает. Правда, на вопрос: а кому он, собственно, звонил и с кем разговаривал, он ответил мне (цитирую с сохранением авторской орфографии и лексики): «г-н Берхин, мне априори совершенно ***, что вы там себе решите. Вы для меня как бе не существуете — как и ваше мнение. В ФБ не знаю сколько миллионов пользователей, и надо быть просто идиотом, чтобы озабочиваться мнением каждого». Примерно таких же слов удоставивался всякий, кто пытался хотя бы немного разобраться в ситуации.

В дальнейшем Герман забанил меня у себя в журнале.

Что я могу сказать по существу конфликта. Никого из его участников я не подозревал и не подозреваю в мошенничестве. Подробный ответ Мити Алешковского с объяснением всех спорных моментов можно прочитать у него в Живом Журнале, лично меня этот ответ удовлетворяет вполне. К тому же вместе с Митей работает Анна Пучкова, в благотворительной сфере разбирающаяся весьма качественно, сделавшая эту деятельность своей профессией, и она точно не стала бы связываться с сомнительным проектом – это ставит под удар всю ее дальнейшую работу. Компетентности этого человека я доверяю больше, чем своей.

Могу добавить, что «Фемида» — не та организация, которая стала бы делать сомнительный бизнес на благотворительных проектах. Это небедная организация, способная заработать деньги и легальными способами, одна из крупнейших юридических организаций в Ярославле. И я в курсе некоторых благотворительных деяний ее руководства – они вполне бескорыстны.

В целом этот конфликт носит, скажем так, производственный характер. Заслуженному Герману Пятову не понравились методы работы начинающего Мити Алешковского. Такие случаи неизбежны, иногда люди имеют различные мнения о том, как именно нужно помогать другим, а также как надо строить дома, писать документы, снимать фильмы и воспитывать детей. Это нормально, именно так в любой сфере, не только в благотворительной, люди ищут лучшие формы деятельности – через критику друг друга.

Да, Герман поднял довольно серьезную проблему – проблему нехватки жилья не только сиротам. И что сирота по достижении несовершеннолетия почему-то получает от государства квартиру, а ребенок из семьи – не получает. Что ставит сирот в несколько – формально – лучшее, привилегированное, положение. Это действительно серьезно, об этом стоит разговаривать и писать. Также Герман обратил внимание на не вполне понятные цифры в тексте на сайте «Нужнапомощь.ру» — и только ответ Мити дал им объяснение. Это нормальный процесс взаимодействия.

Но. Во всей этой истории есть одна крайне печальная сторона, которая меня страшно расстраивает. Печаль моя в том, что все эти обвинения, ответы, разборки и упреки, происходили публично.

Это – серьезнейшая ошибка, свидетельствующая о том, что как минимум тот, кто первый начал публично конфликтовать – не заинтересован в развитии благотворительной деятельности в целом, а также не оставляет другим права на ошибку. Любой скандал в благотворительной сфере ведет к тому, что помогающих становится меньше, а подозрительных – больше. Несколько упрощая, можно констатировать, что в России и без того большая часть населения уверена, что фонды, волонтеры и милосердие существуют строго по двум причинам – ради заработка и успокоения нечистой совести, а иной причины у них нет и быть не может. И слухи о любой разборке воспринимаются далекими от социальной сферы людьми как подтверждение – «Мы же говорили, что там они все просто деньги делят! Вот опять кто-то с кем-то не поделился! Все они там жулики!»

Переломить такого рода отношение может только долгая, системная, а главное – общая работа по выработке стандартов деятельности благотворительных организаций, в том числе – стандартов этических. Один из которых более чем очевиден (такой же есть в этическом кодексе психолога) – никогда не критиковать коллег публично, порка, претензии или недоумения следует высказывать частным образом. Только если при разговоре за закрытыми дверями недоумения не были разрешены, только если на вопросы не были получены удовлетворительные ответы, можно выносить конфликт в публичную сферу, используя огласку как крайнюю меру. А то и не в публичную сферу, а на широкий суд коллег-профессионалов, какой-то этический комитет или нечто вроде того, чтобы не подставить коллег по цеху и не нанести ущерб общему делу. В противном случае деятельность навсегда будет представлена группой ревнивых, вечно грызущихся между собой тусовочек – потому что перешедший в публичную фазу конфликт погасить практически невозможно. Особенно в нашей области, где все ужасно нервные, и все очень переживают за свою деятельность, будучи вдохновлены на нее не жаждой наживы, а более чем благородными мотивами.

Ведь ни на что люди так сильно не обижаются, как на попытку помешать им сделать нечто хорошее. Особенно – публичную попытку.

Более того, для христиан это не просто некоторое практическое, полезное этическое правило – это евангельская заповедь, данная Господом: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Евангелие от Матфея 18, стихи 15-16) .

Всегда частная беседа предшествует общественному обличению.

И в данном случае Герман Пятов, кинувшийся на Митю в публичном пространстве с обвинениями, а после отказавшийся их подтвердить, забанивая критиков и вопрошателей, переходя на личности, и демонстрируя насколько ему тут ничье, кроме своего, мнение неинтересно, поступил не только не по-евангельски (ну, может, он не христианин и ему нет такой нужды), но и против интересов всех благотворительных организаций. Митя Алешковский, с самого начала всячески стремившийся встретиться с Германом, предлагавший ему свой телефон, предлагавший публичную встречу и даже готовый в присутствии Германа говорить с его, Германа, адресатами в Ярославской области, как минимум вел себя куда этичнее и по-человечески более точно и умно.

И лишь убедившись в полном нежелании Германа общаться иначе, как на уровне «прости нас великий Каа», наконец, прекратил эти попытки.

Да, у Германа стаж деятельности больше на много лет. Хотя эффективность этой деятельности вызывает у других фондов ряд вопросов, а сайт «Мурзиков» таков, что я могу там найти сходу пяток причин придраться к отчетности – было бы желание. Но если не уважать коллег, если не пытаться работать сообща и просто общаться друг с другом, каким бы ты ни был заслуженным – вся наша деятельность никогда ничего не изменит. Так и будем вечно затыкать дыры и заливать бездонную бочку.

В конце концов, прогресс не стоит на месте, и есть же на свете такая прекрасная вещь, как телефон. Всегда можно позвонить и задать все вопросы, не вынося проблему на суд публики. Потому что проблему вы, может быть, и решите, даже публично обсыпав друг друга обвинениями, а после извинившись, а суд останется. И он, как всякий суд толпы, всегда будет не в вашу пользу.