«Когда ребенок просыпается, его должны встречать мама и папа, а не очередной воспитатель»

В Марфо-Маринской обители открывается Православная школа приемных родителей. О ней рассказывает руководитель Центра семейного устройства Ольга Донскова

Елизаветинский детский дом и Центр по семейному устройству детей из православных детских домов находятся совсем рядом. Из окна одного дома видны окна другого. В одном окне можно увидеть много детей, в другом – будущих родителей.

Я не раз была в обоих зданиях. В первом меня окружали девчонки разных возрастов, малыши кричали: «Меня на ручки!», кто постарше делились лучшей куклой. «Я хочу, чтобы ты приходила только ко мне, а ты приходишь ко всем», — озадаченно говорила белокурая Лиза. Она долго смотрела, кого я еще обниму кроме нее, и терпеливо ждала своей очереди. Ребенок очень хочет, чтобы кто-нибудь приходил именно к ней, и она этого ждет. Когда берешь на руки всеобщую любимицу двухлетнюю малышку Соню, она затихает, осторожно, совершенно по-взрослому заглядывая в глаза. В этом доме тепло, уютно и даже весело, в нем почти как в семье. Но это не семья. Воспитатели, какими бы ни были добрыми и любящими детей, остаются воспитателями, работающими по сменам. Смена заканчивается, и приходит другой любящий воспитатель, помощник воспитателя, педагог, а нужна всего одна мама, настоящая, нужны мамины руки, мамины глаза.

В здании напротив я захожу в кабинет Центра по семейному устройству детей из православных детских домов, и утопаю в мягком кресле. Все располагает к откровенному разговору, и больше всех — моя собеседница, руководитель Центра семейного устройства Ольга Алексеевна Донскова. На моем месте обычно сидят те, кто хотят усыновить ребенка, и в этом «мягком уголке» проходит первое собеседование с будущими родителями. Когда-то ч пыталась усыновить ребенка и помню: первое, что возникало при встрече с руководителем подразделения, где могут познакомить с ребенком, было желание скрыть все возможные недостатки, выглядеть глянцево-благополучной и быть настороже в ожидании каверзных вопросов. В этом кабинете этого желания не возникло, напротив захотелось расслабиться, задать огромное количество волнующих вопросов, поделиться проблемами.

— Такой и должна быть наша работа, – говорит Ольга Донскова, — люди идут к нам со своими проблемами, вопросами, недоумениями. Здесь сообща мы ищем решения непростых ситуаций, если они случаются.

Центр по семейному устройству детей из православных детских домов открылся в Марфо-Мариинской Обители в апреле 2011 года. Принцип работы Центра: подбирать не ребенка для семьи, а семью для ребенка.

    Деятельность Центра включает в себя три направления:
  • Первое из них — работа с предполагаемыми усыновителями. Прежде чем отдать ребенка в семью, важно понять, насколько готова данная семья к принятию ребенка.
  • Второе направление — работа с родной семьей ребенка. Сотрудники Центра стараются восстановить семью и вернуть ребенка к родным родителям, если это возможно.
  • Третье направление — сопровождение семей, которые уже взяли к себе ребенка. Сотрудники оказывают помощь семьям, у которых возникают трудности разного характера: финансовые или психологические. Центр предоставляет постоянное и полное сопровождение замещающих семей.

    В рамках работы первого, по словам руководителя Центра наиболее важного направления — работы с предполагаемыми усыновителями – в декабре начнутся занятия в Православной школе приемных родителей, записаться на собеседование можно уже сейчас по телефону 8 917-512-06-37.

    — Вы, наверное, заметили, что дети из детского дома очень ждут свою семью, — продолжает Ольга Донскова. – И, на самом деле, чем быстрее они окажутся в семье, тем лучше будет проходить их дальнейшее развитие. Какое бы хорошее учреждение ни было, где они воспитываются, ничто не заменит семьи. Понимаете, когда ребенок утром просыпается, его должны встречать мама и папа, а не очередной воспитатель. Ребенку очень сложно приноравливаться к сменяющимся педагогам: у каждого свой характер, у одного что-то категорически делать нельзя, у другого – можно. И психика ребенка пребывает в постоянном напряжении, к примеру, при некоей Людмиле Михайловне можно громко петь, а Татьяна Степановна этого делать не разрешает, и так во всем, в каждой мелочи. Детей постоянно окружает немало людей, и как им выбрать нужное поведение? То есть ребенок начинает совершенно нелогически приспосабливаться к этим условиям, а должное развитие не идет. Поэтому дети даже из хороших детских домов к жизни за его стенами не очень готовы. Часто дети выпускников детских домов тоже оказываются в детском доме, только 10 % детдомовцев нормально адаптируются во взрослой жизни. У этих людей не было модели семьи, они не видели взаимоотношений мамы и папы, сестер-братьев, бабушек. Ребенок, попавший в семью, получает шанс на нормальную естественную жизнь. Но и будущих родителей нужно подбирать, скажем так, с умом и душой. Поэтому и родился необходимый проект – Православная школа приемных родителей.

    В школе мы будем готовим потенциальные приемные семьи для детей из православных детских домов. Усыновители получат в этой школе знания об особенностях этих детей, базовые знания о физиологии и психологии детей, изучат кризисные возраста. Занятия будут включать не просто набор лекций, в программе увлекательные занятия, на которых будут разыгрываться возможные в приемной семье сложные ситуации.

    Например, вы уложили ребенка спать. Случайно заходите в комнату и видите, что он монотонно раскачивается из стороны в сторону или бьется головой об стену, или засунул в рот кулачок и беспрерывно сосет его. Родители могут подумать, что они взяли ребенка с тяжелейшими психическими и умственными отклонениями. Но это не так. Просто этот малыш научился так себя успокаивать, ведь когда он плакал в доме ребенка – никого рядом не было, нянечки или воспитатели подходили в строго определенные часы. Нужно было себя как-то успокоить, и он случайно заметим: если раскачиваться или пососать ладошку — он успокаивается и засыпает. Если же усыновители не знают этих особенностей, они сильно пугаются. Школа такие вещи разъясняет.

    Или, допустим, вдруг в подростковом возрасте ребенок стал воровать. Приходят мысли: «Все, это гены родителей-преступников!». А это внутреннее нарушение психики ребенка. Ему долго не хватало теплоты, возникала какая-то внутренняя тревожность. И эту тревожность он научился преодолевать таким образом: просто взял что-то – и успокоился. Иногда эти дети даже не понимают, что они своровали, у них и понятия такого нет. Поэтому очень важно помочь родителям правильно воспринимать поступки детей и не впадать в панку.

    Взять приемного ребенка – это, конечно, очень красиво, но и очень тяжело. Во всем нужно разбираться, во многое вникать, и без помощи не обойтись. Мы подготавливаем усыновителей, которые хотят взять ребенка из любого православного детского дома, не обязательно только из нашего, Елизаветинского.

    — А если ребенка хотят взять люди далеко не церковные? Они могут обратиться в ваш Центр?
    — Школы приемных родителей есть в каждом округе Москвы, есть школа «К новой семье» — проект благотворительного фонда «Семья», подготовкой приемных семей занимается «Центр патронатного воспитания» при детском доме №19. В этих школах и могут пройти обучение невоцерковленные замещающие семьи. А вот православных школ в столице кроме нашей нет. Мы работаем с воцерковленными семьями, нам важно отдать ребенка из православного учреждения в семью с теми же устоями и ценностями. У нас и психологи православные, и социальные педагоги.

    — Есть ли у школы приемных родителей лицензия?
    — Работа организаций нашего профиля не требует лицензионного подтверждения. Но именно наш Центр работает, как социально значимый проект правительства Москвы. Кстати, открылись мы на средства президентского гранта, победив в конкурсе социальных проектов.

    — К вам приходит семья, вы начинаете с ней работать. Какой путь она должна пройти?
    — Сначала люди звонят к нам. И этот телефонный разговор уже может прояснить какие-то вопросы. Например, люди говорят: «Да, мы православная семья, мы хотим взять ребенка…», но когда речь заходит о том, что сначала мы рекомендуем пройти нашу школу, — категорический отказ: «У нас нет времени!». Мы вежливо спрашиваем: «А на ребенка у вас будет время?». И многие отсеиваются. Действительно, нужно о многом подумать, ведь взять ребенка как бы для утверждения своего статуса полной семьи или чтобы потешить свое самолюбие – эта мотивация очень опасная.

    Затем супруги приходят к нам на личную беседу, на которой нам важно понять, почему они пришли, почему хотят взять ребенка, серьезно ли это намерение, записываем их первичные запросы. В течение занятий мы не показываем детей. Потенциальные родители получают необходимую информацию в целом об особенностях детей, рассматриваются конкретные ситуации. Во время занятий усыновители определяются с возрастом желаемых детей. К примеру, приходит пара в возрасте под 50, и говорят: «хотим двухлеточку». Но ведь энергия двухлетнего ребенка такова, что пожилые родители ее не выдержат. С ним нужно много играть, двигаться, и было бы правильно поменять запросы, сделать их более реалистичными, хотя бы взять ребенка лет шести.

    Во время тренинга мы посещаем семьи усыновителей, смотрим их семейное окружение, даже животных. Мы должны очень хорошо узнать семью, также, как мы знаем детей, которые находятся в детском доме. Если мы видим, что вот этому ребенку вот эта семья подходит, тогда мы начинаем говорить с усыновителями конкретно о нашем ребенке. Еще раз обращу внимание, мы работаем со всеми православными детскими домами и приютами города Москвы.

    -Усыновители прошли Православную школу приемных родителей, что предстоит им дальше?
    — Они собирают необходимые документы по списку, предоставленному органами Опеки. И когда, наконец, семья взяла ребенка – с этого момента часто и начинают возникать проблемы. Для решения каждой из них родители могут позвонить нам или приехать на личную беседу. Может потребоваться консультация детского психолога, семейного психолога, социального работника. Мы проводим полное сопровождение приемной семьи в течение всего необходимого времени, без ограничений. Это могут быть как разовые консультации, так и регулярные. Родители могут посещать избирательно семинарские занятия, допустим «Трудности подросткового возраста», где можно задать волнующие вопросы, поделиться проблемами в индивидуальной беседе. При необходимости, если возник кризис в семье, может проводиться работа внутри семьи. Детский или семейный психолог, социальный педагог не раз посетят семью, чтобы разобраться в ситуации и помочь выбраться из трудных ситуаций.

    — Ведете ли вы контроль за семьями, в которых воспитываются усыновленные дети?
    — Это функции исключительно органов опеки. Мы не имеем права вмешиваться в семью без желания на то самой семьи, мы приходим, только если к нам обращаются с этой просьбой. Часто представителей органов опеки просто боятся, зная, что они могут забрать детей. А с кем же тогда решать проблемы, которые случаются довольно часто? Поскольку люди уже знают нас – им легче прийти сюда.

    — Как происходит подбор детей и родителей?
    — Мы общаемся с директорами детских домов, и они нам предоставляют необходимую информацию. Например, есть ребенок, которому срочно нужна семья. И они знают, какая это должна быть семья: допустим, немногодетная, когда все внимание нужно уделять только этому ребенку, бывают такие тяжелые дети. Или наоборот, нужна многодетная семья, потому что ребенку там будет лучше. Мы эту семью направляем, их принимают.

    — Возможна ли ситуация, когда семейная пара прошла Школу приемных родителей, но подходящего для них ребенка не удалось подобрать?
    — Такого не может быть с семьями, которые понимают, что им действительно нужен ребенок. Когда супруги говорят: «Мы хотим, чтобы ребенок в нашей семье был, чтобы мы о нем заботились, воспитывали его, хотим ему передать все самое лучшее… », такие семьи не уйдут без ребенка, и им будет легко. Это, конечно, идеальный редкий вариант. Но есть пары, которые не готовы к ребенку, они годами ищут «подходящего», и в каждом им что-то не нравится. А проблема у них внутри: им не ребенок важен, а хочется свои амбициозные проблемы решить.

    — На Ваш взгляд, возможно ли в будущем развитие направления по усыновлению детей-инвалидов?
    — Нам бы этого очень хотелось, но это особая очень тонкая работа. Здесь должны быть совсем другие тренинги. Хотя на наших занятиях в рамках Православной школы приемных родителей мы такие ситуации будем включать. И важно смотреть на реакцию. Если в какой-то семье что-то шевельнулось, загорелись глаза, мы с ними начнем отдельно работать.

    — Если усыновители захотят вернуть ребенка в детский дом, что в этом случае могут посоветовать сотрудники Центра?
    — Мы прилагаем все усилия для того, чтобы этого не случилось. Но если семья категорически решилась на этот шаг – они идут с заявлением в опеку, а не к нам. А если все-таки пришли сначала к нам, значит, они еще хотят все наладить, и мы понимаем, что они ждут помощи. Может, нужно ребенка показать специалистам. Иногда ведь мы и в себе не можем разобраться, а в семье может быть много сложных моментов. Причем, эта семья внешне может быть идеальной, а когда в нее приходит ребенок — он становится лакмусовой бумажкой и все сложности вскрываются. Поверьте, если что-то где-то было очень тонко, и думалось, что ребенок все скрепит, поможет преодолеть – это большое заблуждение.

    — Есть ли уже семьи, которые готовятся стать родителями с вашей помощью? Можете о них немного рассказать?
    — Сейчас у нас две потенциальных замещающих семьи, которые ожидают начала занятий. Для того, чтобы начался курс, необходимо присутствие семи семей. Обе записавшиеся семьи православные, многодетные. Первая семья довольно известная, но не буду называть их фамилию, у них 5 приемных детей. Они готовы взять любого ребенка, который может быть передан в их семью. Другая семья свою мотивацию озвучивает просто: свои дети уже взрослые, а хочется маленьких. Это очень теплые семьи. И я спокойна за детей, которых они усыновят. Наконец, у девчонок будет семья, в которой будет строиться их маленькая жизнь.

    Елена ВЕРБЕНИНА

    Записаться на собеседование в Православную школу приемных родителей можно уже сейчас по телефону 8 917-512-06-37.

    Центр по семейному устройству детей из православных детских домов и приютовявляется одним из проектов Православной службы «Милосердие». Поддержать его вы можете, став Другом милосердия.

  • Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.