Когда можешь одеться сам – это свобода!

Липучки и магниты вместо пуговиц. Дизайнер Наталия Малько шьет удобную одежду для особенных детей.

Не хуже Томми Хилфигера

Москвичка Наталья Малько придумывает и шьет такую одежду, которую дети с особенностями могут надеть сами, без помощи взрослых. Ее бренд be easy kid существует всего год. Мы поговорили с Наташей и узнали, есть ли в России спрос на адаптивную одежду и зачем вообще она нужна.

– Наташа, с чего все началось?

– Я училась на дизайнера одежды, а потом у меня родилась Аюна. У дочки ДЦП и некоторые ментальные особенности. И когда она стала взрослеть, я поняла, что одеваться сама она не может. Аюна ходит, но у нее плохая моторика.

И я стала изучать рынок, смотреть, кто что делает. На TEDе наткнулась на выступление американского дизайнера Минди Шайер.

Она рассказывала про своего сына с мышечной дистрофией, для которого они начали придумывать адаптивную одежду. Я подумала, вот – ответ на мой вопрос.

У нас дома всегда шили, мама – профессиональный портной

Одежду для людей с особенностями стал шить и Томми Хилфигер, когда к нему обратилась Минди. Но вживую эта линейка представлена в Америке. В Москве в оффлайн-магазинах ее нет, можно заказать только через интернет.

И я решила, чем же я хуже Томми. Может, тоже что-то выйдет.

У нас дома всегда шили. Моя мама – профессиональный портной. Все мое детство и до сих пор она меня одевает. Я говорю, что хочу, и мама шьет. Когда я поступала в Британскую высшую школу дизайна, принесла рисунки девочек в платьицах, но планировала учиться на графического дизайнера. А мне посоветовали все же одежду. И видимо, не просто так в тот момент я сделала этот выбор, за пять лет до рождения дочери.

Обучение было дорогое, параллельно я работала не по профессии, ассистентом в юридической фирме. На последнем курсе забеременела и взяла академический отпуск. Так в итоге и не доучилась.

«Мама, хочу работать фотомоделью!»

Модель Аюна

– Что первое вы сшили для Аюны? Как она отреагировала?

– Сшила рубашку на магнитной застежке. Выглядит как обычная рубашка, есть ряд декоративных пуговиц. А расстегивается одним движением. Ей было классно, она с радостью сама застегивала. До этого самостоятельно одеться и раздеться она не могла.

Вообще Аюна из-за ее особенностей не понимает границ. Иногда это приводит к курьезам. Она может в театре сказать: смотрите, как я легко могу раздеться! И расстегнуть рубашку.

Тем не менее, ребенок понимает, что может сам. И она ведь у меня теперь демонстрирует одежду: «Мама, хочу работать фотомоделью!»

Так работает молния на магните

Потом сшила брюки. Дочка тогда ходила в подгузнике и носила аппараты на ногах, а подобрать джинсы к аппаратам очень тяжело. И к примеру, в туалете в самолете было непросто. Надо снять аппараты, потом снять брюки, затем подгузник, и в обратном порядке это все одевать. В узком помещении. На немаленького ребенка. А эти брюки я могла снять, не снимая аппараты. И это, конечно, облегчило мне всю историю с подгузниками.

Сейчас Аюна ходит в школу, в класс, где дети с ДЦП. И все в трикотаже, им разрешают не носить школьную форму. Она единственная, кто носит юбки, блузки, брюки. Выглядит как настоящая ученица первого класса.

И дальше мы начали просто экспериментировать. Я до сих пор нахожусь в поиске какой-то оптимальной фурнитуры, интересных решений.

Потайные секреты одежды

Дочка в школе выглядит как настоящая ученица

– Чем адаптивная одежда отличается от обычной?

– Только типом застежек и разными потайными секретами – разрезами на липучках или внутренними карманами для медицинских приборов. А так она ничем не должна отличаться. Те же джинсы, рубашки, платья.

Недавно я придумала нашить погоны на футболки и водолазки Аюны. Ей тяжело их снимать через голову, а за погоны легче тянуть. И это сработало. Кроме того, у дочки одна рука длиннее, чем другая. Мы сшили пальто на магнитной застежке. Подкладка до локтя, рукав можно подворачивать на разную длину, и это выглядит хорошо.

Мне кажется, мы когда-нибудь придем к тому, что в торговых центрах просто будут такие отделы, как одежда для беременных, например. Ее ведь тоже раньше не было. А сейчас у многих брендов есть отдельная линейка в том же магазине, где продается и основная коллекция.

Липучка на брюках

Одежда – это важно. По крайней мере, для меня это так. Я не выйду из дома, если не понравлюсь себе в зеркале. Есть много исследований, как одежда влияет на наше восприятие себя и на то, как нас воспринимают другие.

Если мы наденем косуху, то и будет чувствовать себя бунтарями. А если, допустим, платье и шпильки, мы королевы.

А сейчас дети с особенностями, в основном, одеты в трикотаж, потому что его легко надеть и снять. Детей не спрашивают. За них решают родители, как они должны выглядеть. Но даже первоклашкам важно выглядеть так же, как их сверстникам.

Одежда как доступная среда

Родители часто думают, что, если разрешить ребенку не мучиться с одеждой, то он вообще не научится одеваться

Я пыталась стучаться в родительские группы. И родители мне говорили: «Ну какая одежда? О чем вы? Мы болеем. Надел на ребенка футболку, прижал рейтузиками. Какие платья, рубашки, нам не до того».

То есть, у нас пока нет спроса на адаптивную одежду?

– В Советском Союзе ведь «не было инвалидов», у нас, в принципе, мало что приспособлено. И люди, как в фильме с Охлобыстиным (фильм «Временные трудности» — прим.ред.), почему-то уверены, пока ты совсем человека не задолбаешь физическими упражнениями и самостоятельностью, он ничему не научится. А как учиться, если ты физически это сделать не можешь.

Одежда – та же самая доступная среда. Боятся облегчить ребенку жизнь. Родители часто думают, если разрешить ему застегивать магнит, а не мучиться с пуговицами, то он вообще не научится одеваться. Переживают, как это мы отнимем у него возможность завязывать шнурки!

Рукава на липучках

Я говорила с подростками, со взрослыми людьми с ДЦП. Они рассказывали, как в детстве не любили пуговицы и как до сих пор, собственно, не научились их застегивать. А они ходят на работу. И им достаточно тяжело подобрать офисную одежду.

Любому ребенку важно чувствовать себя самостоятельным, не зависеть от чужой помощи. Они стесняются этой помощи. Они хотят одеваться сами.

Для уверенности в себе это важно. Например, мама идет с сыном в бассейн, часто папы нет. А переодеться сам сын не может. И приходится переодевать его где-то в гардеробе. А что делать, если ему нужна помощь?

А как ребенку переодеться в школе на физкультуру или, элементарно, сходить в туалет? Родителям везде сопровождать?

Полторы тысячи рублей за рубашку: дорого или нет?

Одежда у людей стоит не на первом месте

Вторая проблема – цена. Полторы тысячи рублей за рубашку – это вроде немного, но для людей это дорого. Мне говорят: мы лучше пойдем в масс-маркет и купим рубашку за 800. И будем ее сами застегивать. Две тысячи за брюки тоже дорого.

У меня был такой социальный эксперимент. Я стараюсь со всеми встречаться, кто меня просит о встрече. С мамами, которые интересуются адаптивной одеждой. И мы с ними сидели в ресторане, где средний чек на человека 2000 рублей. Это о том, как работает наш мозг.

«Нет, 1500 для нас за рубашку дорого, мы себе это не можем позволить». Одежда просто не на первом месте у людей стоит, они привыкли покупать где-нибудь в «Детском мире» и все. Но не понимают, что это даже не одежда, это функционал, это уверенность в себе ребенка.

Футболка с магнитами в плечевых швах

Вы видите подтверждение этому?

– Я действительно провела огромное исследование, перезнакомилась со многими людьми, кто шьет адаптивную одежду. В Австралии, во Франции. Я писала, спрашивала, смотрела, кто что делает. И мне посчастливилось поучаствовать в американском проекте.

Идея была такая – поскольку не все могут себе позволить адаптивную одежду, нужно разработать какие-то приспособления, которые помогут переделать обычную одежду под свои особенности. То есть, тут разрезать, приклеить что-то, чтобы ты мог все сам надевать.

Наша команда разрабатывала не очень гениальную, но полезную штуку. Вещь, которая помогала бы застегивать молнию. Сейчас на рынке есть такие крючки, но в дамскую сумочку их не положишь, потому что они страшненькие. А мы сделали такой аксессуар, который можно повесить как кулон или брелок. Но при этом функционал остается, им можно потянуть бегунок и застегнуть молнию.

Это очень развивает мозг, все эти истории. Мне недавно написала одна мама, у ее ребенка не сгибаются руки. При этом он интеллектуально сохранен, ходит. И у него целая система одевания самостоятельного – позавидуешь его смекалке. Мы с ней месяц ломаем голову, что бы такое придумать, чтобы ему было легче.

Когда одежда – это магия и волшебство

Мы разрабатываем приспособления, которые помогают переделать обычную одежду под свои особенности

Ваш бренд сейчас – домашний бизнес?

– Пока да. Я отшила одну партию рубашек и брюк на производстве, но она у меня так и лежит. Я не знала тогда, что в школу нельзя носить цветные вещи, и выпустила рубашки в клеточку. Это была моя ошибка. Я не смогла реализовать. Тем не менее, за время карантина я стала принимать индивидуальные заказы, и это пошло лучше.

Шьет мама, я придумываю модели и общаюсь с клиентами. Родители присылают мерки. Если какой-то интересный случай, то еду сама. Потому что особенности бывают разные. Если заказчик в Москве, то я сама доставляю заказ, мне важно посмотреть, как одежда сядет, как это работает на конкретном ребенке.

И конечно, самое крутое, увидеть, как ребенок впервые надевает вещь. Для него это реально магия! И я, сглатывая слезы, на это смотрю.

Ребенку моей подруги делали гипсование ног — от кончиков пальцев до паха. Надеть на такой гипс вообще ничего невозможно. Такие дети по больницам ездят, обернутые в одеяла. И никуда не выходят потом из дома.

Самое крутое, увидеть, как ребенок впервые надевает вещь

А мы сшили костюм супергероя: брюки, которые из двух половин, нижней и верхней, их можно было надеть на толстый гипс. И записали видео, что мы посылаем его на спецзадание, особая миссия, надо спасти Галактику. И мальчик уже не так боялся операции. А потом он смог выходить в люди, потому что у него элементарно были брюки.

Или другой мальчик, второклассник. Ему заказали школьную рубашку, а тут началась дистанционка. И вот мама рассказывает, что он всегда садился перед компьютером в футболке. А сейчас первым делом идет к гардеробу и надевает рубашку, уже неделю ее не снимает.

Эта одежда и обычным детям нравится. Когда я защищала свой проект, чтобы получить грант фонда «Навстречу переменам», было детское жюри. Я не знала, как с ними общаться, как рассказывать, что мне нужны деньги. И взяла просто и показала им рубашку. Они толкали друг друга локтями, шушукались, «ты видал, так вообще можно было? Ничего себе! Там какое-то волшебство».

Даже для обычных детей эта история волшебная.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.